СЕМЬЯ С ИСТОРИЕЙ. Первый белорус — олимпийский чемпион о том, как совмещать спорт и семейную жизнь

Каноист Сергей Макаренко, завоевавший для Беларуси первое олимпийское «золото» в паре с Леонидом Гейштором в 1960-м, рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости» о знакомстве со своей супругой Аллой Борисовной и совмещении спорта и семейной жизни.

В ноябре 2016-го супруги Макаренко отметили 55-летие брака — планка для многих пар совершенно фантастическая. Перед началом беседы Сергей Лаврентьевич показывает номер газеты «Физкультурник Белоруссии» от 5 декабря 1961 года. На первой полосе — снимок улыбающихся молодоженов, которые принимают поздравления от первого тренера Сергея Макаренко — Владимира Пилипенко. Ниже подпись о том, что молодые сыграли не обычную, а комсомольскую свадьбу. В качестве подтверждения Сергей Лаврентьевич протягивает приглашение на мероприятие, на котором так и написано: «Пригласительный билет на комсомольскую свадьбу».

— Сколько раздали таких приглашений, я, признаться, уже и не помню. Но народу пришло прилично: около сотни. Саму свадьбу справляли в Бресте в кафе, — вспоминает Сергей Лаврентьевич. — Назвать торжество комсомольским нам предложили в обкоме партии. К тому времени я уже был олимпийским чемпионом, поэтому надо было служить примером для молодежи. К нам даже прислали ветерана-коммуниста, который нас с Аллой Борисовной и поздравил.

— Где произошла судьбоносная встреча с будущей супругой?

— В Брестском музыкальном училище в 1960 году. После успешной для нас с Лёней Гейштором Олимпиады в Риме. В училище меня пригласили в качестве почетного гостя. В актовом зале собрались ученики, преподаватели. Для большинства советских граждан заграница в то время была в диковинку. Я им рассказывал, что спортсмены в Олимпийской деревне живут так, как нам обещали при коммунизме: бесплатные проживание, питание, культурная программа. Но в основном беседовали на спортивные темы. Парней в училище было немного. Все больше девушки-красавицы. После мероприятия устроили танцы. Я был скромным и очень застенчивым. Быть может, и не пригласил бы Аллу на танец, если бы она не взяла инициативу в свои руки. После вечера проводил ее домой, много говорили. Мне было с ней очень интересно. Наверное, поэтому между нами сразу возникла дружба, завязались отношения. После тренировок заходил за ней, мы шли в кино, театр, на танцы. До встречи с Аллой в музыке я слабо разбирался. Но она много о ней рассказывала, увлекла, во время своих поездок я даже покупал пластинки и дарил их ей. В основном классическую музыку: Чайковский, Рахманинов, Бах. Сейчас, когда слышу произведения этих композиторов, вспоминаю те времена.

— На женитьбу решились без колебаний?

— Да. Больно уж интересная была девчонка. И условия для семейной жизни имелись хорошие. После Олимпиады мне дали квартиру в Бресте — двушку. И я начал задумываться: дом есть, нужна хозяйка. Мы с Аллой договорились пожениться и строить совместную жизнь. Но оставалось самое ответственное — спросить дозволения у родителей будущей супруги. Поехали в Кобрин (Алла Борисовна родом оттуда. — Прим. авт.). Там накрыли стол. Мне надо было встать, сказать родителям о том, как я люблю их дочь, и попросить разрешения взять ее в жены. А я все сидел и никак не решался. Тогда Алла сама меня подтолкнула, мол, чего молчишь. В итоге я что-то все-таки промямлил. И родители дали добро.

— Вы же в то время были действующим спортсменом. Алле Борисовне часто приходилось оставаться в одиночестве?

— Конечно. Тренировки, соревнования, сборы в команде Советского Союза. Пропускать их было нельзя, а то выгнали бы. Голодных до побед гребцов в резерве хватало. Я свою жену все обещаниями кормил: вот закончу выступать, перейду на тренерскую работу — и заживем как все люди. Алла ждала ребенка, воспитывала его в основном одна (у четы Макаренко в 1962 году родилась дочка Ирина. — Прим. авт.). Я приезжал периодически. Но больших упреков супруга не высказывала. Понимала, что это моя работа и наш кусок хлеба.

Сергей и Алла, 1961 год

После карьеры спортсмена у Сергея Макаренко сразу началась карьера тренера. Причем абсолютно неожиданно.

Году в 1967-м я, как обычно, был на сборах вместе со сборной СССР, — рассказывает Сергей Лаврентьевич. — Ко мне подошел тогдашний главный тренер Александр Силаев и спросил как бы между делом: «А какие у тебя дальнейшие планы?» Я и ответил: «Как завяжу со спортом, то, наверное, в тренеры пойду». На том разговор и закончился. Приглашают меня на следующие сборы в Грузию весной 1968-го. Взял с собой весло, подушку для каноэ — всё как положено, а Силаев мне говорит: «Что это ты с собой привез? Я тебя не как спортсмена, а как тренера на сборы вызвал». Так началась моя карьера наставника в сборной Советского Союза. Отработал там два года. И довольно хорошо. Опять был в разъездах вместе с командой, вдали от дома и семьи.

— Но после сборной СССР у вас была работа за границей…

— И в этом была «виновата» как раз Алла! Приехал я в составе сборной СССР на регату в ГДР. А время было неспокойное, противостояние СССР и Запада, холодная война. В ГДР тогда размешалась огромная группа советских войск, а у них был спортивный клуб с хорошей гребной базой. Многие спортсмены меня знали. И они с начальником клуба, полковником, приехали на наши соревнования. Потом пригласили к себе в клуб — бывшую Олимпийскую деревню Игр 1936 года. Там завязалась беседа, и мне предложили тренерскую работу. Я, конечно, засомневался. С одной стороны, предложение заманчивое, можно из всей группы войск отобрать спортсменов, подготовить их. С другой — я и так был тогда тренером сборной Советского Союза, что само по себе очень почетно. Ничего им не ответил. Приезжаю домой, рассказываю жене: так и так, сделали такое предложение, но что-то я не горю желанием туда переезжать. Алла отреагировала сразу: «Соглашайся на работу, поедем туда, будем жить вместе. А то я тебя здесь практически не вижу». И как насела на меня, вплоть до развода. В итоге я дал добро и в 1970-м мы уехали в ГДР. Сначала я, спустя полгода ко мне переехала и супруга, когда для нее нашли работу преподавателя фортепиано. В Советский Союз мы вернулись в 1975-м, меня пригласили на должность старшего тренера сборной команды БССР по гребле. Тогда же перебрались из Бреста в Минск. И до 1989-го я трудился на этом поприще.

— Кроме того кризисного момента в 1969-м, были мысли расстаться?

— Никогда. Алла — удивительный человек: невероятно добрый, понимающий и терпеливый. Мне с ней очень повезло. Как бы мы ни ругались (за 55 лет ведь всякое бывало), она всегда накормит: накроет на стол и уйдет молча, если на что-то сердита. На мой взгляд, это говорит о ее высоком чувстве долга. Современная молодежь сейчас по-другому воспитана. Годик-другой поживут и разбегаются, если что-то не понравилось. Не умеют находить компромисс. Жизнь сейчас стала очень стремительной. И молодые люди постоянно куда-то спешат. Хотят узнать всё и поскорее — познать себя и человека рядом. Терпения не хватает. Встречают препятствия и сразу же теряются. Сейчас проще уйти, найти другого, чем понять, почему кто-то поступил так, а не иначе. В этом, наверное, причина недолговечности многих современных браков.

Фото из архива семьи Макаренко

Еще материалы проекта:

СЕМЬЯ С ИСТОРИЕЙ. Под управлением любви

СЕМЬЯ С ИСТОРИЕЙ. Устроить праздники из будней — к этому всегда стремились в доме Бембелей

СЕМЬЯ С ИСТОРИЕЙ. Евгений Чемодуров: «Как художника меня спас театр»

СЕМЬЯ С ИСТОРИЕЙ. Народный писатель Иван Науменко и его удивительная супруга Ядвига

СЕМЬЯ С ИСТОРИЕЙ. Музыканты Оловниковы

Самое читаемое