Серьезные травмы, аварии, путь над пропастью. Как достаются победы команде «МАЗ-СПОРТавто»

В апреле команда «МАЗ-СПОРТавто» завоевала очередные награды: Сергей Вязович уверенно выиграл ралли-рейд Morocco Desert Challenge, экипаж Алексея Вишневского стал третьим. Пилоты рассказали корреспонденту агентства «Минск-Новости» об особенностях африканской гонки, дальнейших планах и о том, какие опасности подстерегают в профессиональном автоспорте.

Поздравляем с успешным выступлением в Марокко!

С. Вязович (далее – С. В.): К победе, конечно, стремились. Основную ставку делали на экипаж Алексея Вишневского. Радует, что он смог ввязаться в борьбу, отстал всего на две минуты до голландца Петера Верслуиса, занявшего второе место. Как руководитель команды, очень доволен Алексеем: ему только 26 лет, но в Марокко он выглядел уверенно и доказал свою конкурентоспособность. Когда пересекался с ним на трассе, Алексей был со мной на равных и в скорости не уступал. Надеюсь, его прогресс продолжится.

Основной моей задачей было проверить в деле капотный грузовик «МАЗ-6440RR», чтобы иметь представление о его возможностях. В итоге приятной неожиданностью стало то, что на первой же гонке в очень непростых условиях он оказался не только быстрым, но и надежным.

А. Вишневский (далее – А. В.): Я бы добавил, что эта гонка для нас прошла гладко, никаких серьезных проблем не испытали.

— А почему раньше в ней не участвовали?

С. В.: На самом деле интерес к ней был всегда, наблюдали много лет. И вот сейчас, наконец, все совпало: ее формат больше устраивал нашу команду, нежели участие в российской гонке «Золото Кагана». В Марокко предполагалось 8 соревновательных дней, более 30 грузовиков на старте, в России всего 3 дня. А так как мы хотели испытать капотник и новых членов экипажа: механиков Виталия Мурылева и Сергея Сачука, то выбрали автомарафон, приближенный по длительности к «Дакару» или «Шелковому пути». Плюс стремились приобрести опыт езды по африканскому континенту: ходили слухи о том, что «Дакар» может вернуться из Южной Америки в Африку (на тот момент еще не было известно, что в 2020-м знаменитый ралли-рейд пройдет в Саудовской Аравии. — Прим. авт.).

Награждение запомнилось особо?

А. В.: Запоминается любой финиш. Чтобы до него добраться, много усилий затрачивает не только экипаж: пилот, штурман и механик, а вся команда.

С. В.: Больше эмоций вызвал не момент награждения, а то, что наши усилия на этот раз подкреплены высокими результатами. Все действительно прошло гладко – экипажи не ошиблись, не попадали в аварии. Были только три проколотых колеса в ходе одного этапа у грузовика Алексея, лопнувший патрубок системы охлаждения и сгоревший предохранитель у моего капотника. И это на протяжении всего 2 700-километрового маршрута!

Иными словами, новым капотным автомобилем полностью довольны?

С. В.: Никогда в полной мере не бываем довольны. После каждой гонки у пилотов есть масса предложений и замечаний касательно того, что можно улучшить. Поэтому продолжим его совершенствовать.

Планируется ли создание нескольких таких машин?

С. В.: Если в течение года капотник и дальше зарекомендует себя с наилучшей стороны, то они появятся.

Как вообще будет использоваться автопарк команды?

С. В.: Сейчас у нас 6 машин. Как правило, 3 из них всегда задействованы в гонках. Автомобили со старыми моторами, которые не соответствуют техническому регламенту ралли-рейда «Дакар», используются на выставках, для тренировок экипажей. Например, пилот Александр Василевский долгое время выступал на грузовике с двигателем Тутаевского моторного завода на серьезные старты он с ним больше не поедет. Но эту машину, как и другие, вполне можно перестроить, установив новые двигатели. Поэтому автопарк вряд ли захотим увеличить кратно: у нас нет столько людей, чтобы его содержать.

Состав команды стабилен или планируются изменения?

С. В.: В течение года продолжим тренировать новых ребят на места штурмана и механика. Просматриваем и пилотов, но за рулем во время гонок будут те же Василевский, Вишневский и Вязович.

Вот сейчас мы испытывали ребят-механиков, которые впервые ехали в составе экипажей. Они очень хотели туда попасть. Гонка далась им настолько тяжело, что потребовалась реабилитация. Теперь они задумаются: а нужно ли вновь садиться в эту машину и трястись в ней по бездорожью. Взяли еще новичка к ночным механикам, он тоже был впечатлен огромным объемом работы и спартанскими условиями в Марокко. Так что не всё так красиво, как на картинках, которыми пестрит Интернет. Нагрузка на каждого члена команды нешуточная, сложно и физически, и психологически.

Теперь курс капотника на «Дакар-2020»?

С. В.: Пока он не имеет допуска к этим соревнованиям. Вскоре к нам должен приехать представитель французской фирмы ASO, которая является организатором ралли «Дакар». Он проверит автомобиль на предмет соответствия требованиям технического регламента и, надеюсь, даст добро на участие капотника в гонке.

Не собираетесь заявить на «Дакар» 4 машины?

С. В.: Пока нет. Это очень дорого и сложно. В Марокко мы выступали на двух автомобилях и убедились, что так намного легче: обслужить их гораздо проще, чем три. А если добавить четвертую машину, нужно брать 3-4 человек для ее обслуживания плюс экипаж, который на ней поедет, и каждого необходимо подготовить как следует. Нас сейчас в команде 30, выходит, штат нужно будет увеличить на треть. Не думаю, что от этого наши результаты улучшатся, скорее, наоборот.

Как соперники реагируют на вашу команду, которая стала реальным конкурентом и с каждой гонкой все больше заявляет о себе?

С. В.: Отношение к нам поменялось давно. У нас не всегда складывалась гонка на всем протяжении, но на отрезках мы были вполне конкурентоспособны. Все понимали, что нам не хватает удачи, уверенности, опыта, чтобы занять высокое место. Но и тогда мы нарабатывали авторитет, а сейчас он, особенно после серебра на «Дакаре» в 2018-м, укрепился. Мы стараемся его удерживать.

А. В.: На «Дакаре» вообще нет слабых соперников. Да, доминирует «КАМАЗ-мастер», но у россиян побеждают разные экипажи настолько высока конкуренция внутри команды.

С. В.: Сейчас как минимум 15 экипажей при удачном стечении обстоятельств могут претендовать на высокие места. Хорошо, что нам удается удерживаться в топ-10, хотя амбиции и собственные, и болельщиков уже нацелены и на пятерку, и на тройку лучших. Победа на «Дакаре» наша цель, и она пока не достигнута. Нам нужно постоянно быть в тонусе, совершенствовать грузовик и самим расти.  

А. В.: Спецучасток проезжаем за 4-6 часов. Все это время находишься в постоянном напряжении. Нужно рассчитать, где атаковать, а где лучше сбавить темп.

С собой всегда берем много воды. А вот поесть во время тряски просто нереально, да и не лезет еда. Перекусить можем только вечером.

С какими еще трудностями приходится сталкиваться во время гонок?

С. В.: Если это «Дакар», то разница в часовом поясе с Беларусью 8 часов. Представьте: стартуем в Аргентине, где влажность составляет 90-100 %, температура воздуха +35 градусов. Затем переезжаем в Боливию на высоту 5 тыс. метров над уровнем моря, где температура всего +10 градусов. Через три дня спускаемся на территорию Чили там поджидает пустыня с горячим песком и сухим жарким воздухом. Все это очень трудно, но не причина списать свою неудачу на неблагоприятные условия. Все понимают куда едут. Слышал, как многие спортсмены жаловались на условия в олимпийском Рио прокатились бы с нами.

В Интернете действительно можно найти много завораживающе красивых фото с ралли-рейдов. А что обычно остается за кадром?

С. В.: У нас экстремальный вид спорта, поэтому в ходе гонки может случиться что угодно. Например, в Боливии мы двигались по узким горным дорогам над обрывами, за которыми пропасти в сотни и более метров. В таких опасных местах нужно ехать очень аккуратно: любое неосторожное движение и все закончится плачевно. Но в этом для нас, по крайней мере для меня, есть своя романтика.

Любая гонка это максимальный стресс для организма. Когда-то я за две недели потерял в весе 14 кг. Сейчас уходит около 5 кг, поскольку приобрели опыт и готовимся совершенно по-другому.

На маршрутах гонок постоянно преследуют травмы. Самые серьезные переломы рук, сотрясение мозга, ушибы внутренних органов, повреждения позвоночника, шеи, компрессионные смещения позвонков. Все это от жесткой тряски, ударной нагрузки в условиях бездорожья.

Случались и аварии на больших скоростях, с переворотами, но мы обходились без тяжелых последствий. У каждой нашей машины в кабине и за ней есть серьезный каркас безопасности.

Выступаем в сложнейших условиях: жара, пыль, высокогорье. Испытываем такой прилив адреналина, что потом не спится. Кажется, устал настолько, что еле тянешь ноги, а заснуть не получается. Причем неудачно сложившийся этап выматывает больше. Ведь когда ты лидируешь, меньше времени проводишь на трассе и больше отдыхаешь.

Следующая крупная гонка в календаре ралли-рейдов – «Шелковый путь», который пройдет по территории России, Монголии и Китая в июле. Поедете?

С. В.: Вскоре решение будет принято. Сейчас надо перебрать все узлы и агрегаты машин, подготовить их как следует.

Фото Сергея Шелега

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ