Шоколад со слезами — значит, технология нарушена. Как создают сладости на «Коммунарке»

Холодный штамп и ледяная сауна. Об этом и о тонкостях своей профессии корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказала изготовитель шоколада на кондитерской фабрике «Коммунарка» Елена Козлова.

изготовитель шоколада на кондитерской фабрике «Коммунарка» Елена КозловаЕ. Козлова, оператор линии холодного штампа (не путать с кузнечным производством!), на кондитерскую фабрику «Коммунарка» попала почти случайно. Сначала хотела немного подзаработать и устроилась фасовать новогодние подарки. Но так понравилась атмосфера в коллективе, что практически сразу решила продолжить здесь трудиться. Вначале был фирменный магазин, затем стала машинистом на линии по заворачиванию конфет.

— А спустя два года предложили стать оператором по глазировке конфет, — вспоминает Елена. На фабрике постоянно идет модернизация. До сих пор приходится учиться работать на новых линиях, и это здорово. Получаешь вдохновение от результатов своего труда. Интересно осваивать новинки, самой участвовать в процессе рождения шоколада.

В обязанности Елены входит в том числе и темперирование — изготовление шоколада. Кроме того, надо следить за правильным соотношением температуры шоколада и начинки. Разница между ними всего один градус! Шоколад «варится» в темперирующей машине, похожей на огромную запаянную кастрюлю. Видимо, поэтому, шутит мастер, для нее изготовить шоколад все равно что приготовить борщ. Тем не менее рабочая смена проходит в движении. Только представьте: длина линии, на которой идет процесс «сборки» шоколадного батончика с начинкой, 42 м. За процессом следят и пять мониторов, на которых схематично прослеживается весь путь отливки форм, заполнения их начинкой и запайки сверху слоем шоколада, а также время закалки в морозильной камере. Любая погрешность определяется автоматически и выводится на монитор. Задача Елены — исправление недочетов с помощью компьютера.

При кажущихся на первый взгляд монотонности и однообразии ход превращения шоколадной массы и различных наполнителей в аппетитные маленькие батончики завораживает.

— Представляете, в герметичной камере, где идет сама штамповка, температура воздуха минус 25 °С, а влажность всего 3–6 %, — рассказывает Елена.  Если будет нарушена пропорция, шоколад получится со слезами, то есть с капельками росы. А это уже совсем другой вкус. Низкая температура нужна, чтобы отштампованная тарелочка подостыла и при дальнейшем заполнении начинка не смешалась с шоколадом. И хотя абсолютно все процессы на линии автоматизированы, без человеческого глаза не обойтись.

Признаюсь: считала, что закалка в морозильной камере положена только мороженому. Но, оказывается, и у шоколада холодной штамповки тоже есть свой арктический путь. Е. Козлова рассказывает: прежде чем 797 шоколадных форм (столько вмещается на линии) поступят для окончательной фасовки, некоторое время они должны в морозильной камере покататься на криокарусельках.

Кстати, несмотря на такое беспокойное хозяйство, мастер учится и уже через год станет дипломированным инженером по сертификации качества продукции. Очень надеется, что ее знания пригодятся на уже ставшем родным предприятии.

Елена убеждена, что на линии работают только влюбленные в свое дело люди. Это ответственный, надежный и сплоченный коллектив, в котором на помощь друг другу готовы прийти абсолютно все — от оператора до бригадира. Шоколад не получится вкусным, если в него не вложить душу.

Фото автора

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ