Шопперы, ковры из ненужной одежды и товаров из секонд-хенда. Минчанка дает новую жизнь старым вещам

Переставшую нравиться футболку или прохудившиеся брюки можно выбросить. А можно сделать так, чтобы вещь прослужила еще столько же. Почему минчанка решила давать одежде вторую жизнь и что она создает из старых тканей, узнала корреспондент агентства «Минск-Новости».

Темой экологии Елизавета Девлин интересуется с подросткового возраста. С 15 лет она выступает за осознанное потребление: сортирует мусор, старается носить только б/у одежду.

— Увлечение переработкой началось в конце 2017 года. Тогда я с семьей жила в Таиланде. Мы снимали на окраине города старый дом, в котором полно никому не нужных вещей. В огромном мусорном мешке хранилось много одежды, которую хозяева планировали выбросить. Она была в очень плохом состоянии, но выкидывать целый мешок у меня не поднимались руки. Поэтому я начала думать, что из этого можно сделать. Обратилась к приложению Pinterest и нашла пост о том, как изношенные простыни превращают в ковры, — делится девушка.

Елизавета загорелась идеей и создала первый в жизни ковер. Освоить технику быстро помогло то, что еще в детстве вязать крючком ее научила бабушка.

— Когда делала его, вспоминала, как вечерами таким же занималась бабушка, а я сидела рядом маленькая. Сразу становится тепло и приятно на душе.

Свое первое изделие минчанка так и не привезла с собой в Беларусь: при переезде было слишком много чемоданов, пришлось даже переплачивать за багаж. Но ковер забрали друзья девушки. В итоге он сначала перекочевал в Китай, а сейчас находится в России.

Желание создавать что-то из старых вещей не угасло и по приезде в Минск. Елизавета стала перебирать свою одежду и, найдя то, что носить уже точно не будет, принялась за работу. Так квартира пополнилась новым ковром, после пошли корзинки для мелочей и сумки.

— Из своей одежды делать что-то очень здорово, потому что получается целый фотоальбом из личных вещей. Смотришь и вспоминаешь: эту майку мне дали на соревнованиях, а это мои любимые штаны, которые я надевала на важные мероприятия. Все наполнено ностальгией, — делится собеседница.

Сначала это были только изделия для себя, потом друзья начали вдохновлять девушку показать свои работы людям. Минчанка рассказывает, что долго боялась и сомневалась, но около года назад все-таки решила делиться творчеством в социальных сетях.

Материал для самой востребованной корзинки нашла в ветоши в KaliLaska

Изделия быстро нашли отклик, ведь такое направление, как апсайклинг (творческая переработка отслуживших материалов во что-то полезное и красивое), сейчас набирает популярность.

Сначала за основу брались вещи из личного гардероба, потом для поиска материалов девушка начала ходить в секонд-хенды. Когда раскрутился Instagram-аккаунт, одежду стали привозить подписчики. Еще Елизавета сотрудничает с проектом «Банановый фургон». Они отдают мастерице изделия, которые не подходят для продажи.

— Чаще всего использую трикотаж, джинсу и синтетику. Считаю, что переработать можно все. Но, например, как разобраться с пиджаком, пока не знаю. Читала, что с кожей можно делать много всего оригинального, а из верхней одежды — создавать подушки, но пока к такому не притрагивалась. Еще можно распускать вязаные вещи и собирать, например, варежки из свитеров. В планах начать шить, даже машинка уже есть — так можно будет изготавливать еще больше интересного, — поясняет Е. Девлин.

Вещей для переработки нужно действительно много. Елизавета сразу предупреждает: если кто-то думает, что из платья можно сделать целую сумку, то это не так. Для примера: на одну небольшую корзинку в среднем уходят две вещи, на шоппер-авоську — три платья, штаны, лонгслив и майка.

— Сейчас работаю над ковром-дорожкой 90 на 220 см, на который понадобилась целая гора вещей. Около 40 штук, — вспоминает мастерица.

Подготовка вещей — процесс очень простой, но затратный по времени. Сначала все стирается, потом нарезается полосками, обходя швы. Продолжительность всегда индивидуальная. У модели может быть необычный покрой, форма — тогда переработка затягивается. Больше усилий нужно предпринять и в случае с джинсой.

— Я снимала для соцсетей видео, где показывала, как подготавливаю ткань. После этого мне писали люди, рассказывали, что и сами что-то сделали по моему примеру. Это очень радует, — улыбается девушка. Сильно ощущается и поддержка вещами.

Привезти ненужную одежду для переработки может любой желающий. Как рассказывает собеседница, особенно активным в плане поступлений стал последний месяц. Но пока в связи с переездом было решено приостановить сборы.

Порой, казалось бы, утратившие свой вид и непригодные изделия могут стать еще более востребованными после переделки.

— Так случилось с одной юбкой: резинки уже не было, подкладка протерлась. Ее я нашла в ветоши, когда была волонтером в KaliLaska. Мне очень понравился цвет, поэтому решила забрать, — рассказывает Е. Девлин. В итоге из нее получилась одна из самых популярных за время моей работы корзинка. Ее многие вспоминают до сих пор, говорят, оттенки были волшебные. Иногда специально хожу в секонд-хенды, чтобы найти что-то подобное, но ничего пока не попадалось.

Когда кто-то приносит вещи на переработку, девушка обычно не знает их истории. А вот дорогую своему сердцу одежду переделывает с большим трепетом, ведь с ней связано много приятных воспоминаний.

— У меня есть две подвесные корзинки, которые я никому не отдам. Платье, из которого они изготовлены, покупала для поездки к мужу в Таиланд. Он любит принт тай-дай, поэтому, увидев модель с таким рисунком, решила купить ее и обязательно надеть в поездку. В нем был мой первый полет с ребенком. С платьем связаны воспоминания о путешествии, которые мне очень дороги, — поясняет Елизавета. Порезала его, потому что оно оказалось безумно неудобным. В нем было жарко и невозможно ходить из-за того, что материал плотный, плюс там стали появляться дырочки.

В планах — собрать команду и обустроить творческую кофейню

Девушка выступает за осознанное потребление и отмечает, что это постепенно становится трендом. Но признается: по этому поводу у нее двоякие мысли.

— С одной стороны, люди больше узнают об этом и пытаются что-то делать. А с другой, многие бренды занимаются гринвошингом (форма экологического маркетинга, применяющая методы, цель которых — ввести потребителя в заблуждение относительно целей производителя в экологичности продукции или услуги. — Прим. авт.), — комментирует собеседница. Но многие интересуются. Пару раз бабушки у подъезда спрашивали у меня, почему сортирую мусор, зачем это нужно. Моя мама тоже старается разделять его.

Отношение знакомых неоднозначное. Одни друзья говорят: «Как хорошо видеть еще один дом, где сортируют мусор». Кто-то искренне интересуется, а другие могут с пренебрежением сказать: «А, ты этим занимаешься».

— Когда в компании предлагают купить одноразовые тарелки, я сразу говорю, что против. Некоторые отвечают: «Ну что ты начинаешь?» Такое отношение огорчает, — рассуждает минчанка. Но дело часто не в людях. Это должно регулироваться на уровне государства и отдельных компаний. Например, в Корее, где я раньше работала, продаются специальные ведерки для мусора с вакуумной крышкой. Ты раз в неделю их выносишь, и специальная машина забирает, тем самым происходит сортировка. Хорошо, что Беларусь тоже продвигается в этом. У нас в магазинах есть контейнеры для батареек, заведения отказываются от пластика. Круто, что есть места, которые предлагают скидку для напитков в свою кружку.

Переработка вещей также полезный и к тому же интересный способ помочь экологии. Елизавета не собирается останавливаться, в планах — начать делать одежду, поясные сумки, работать с джинсой в технике пэчворкинг.

— Сложность в том, что для одежды непросто подобрать подходящие по оттенку и фактуре материалы. Еще момент — она может быть немного тяжеловата. Вообще хочется продавать больше вещей. Так повышается мотивация работать и развиваться.

Идей для развития у девушки немало. В будущем она хочет создать свою команду. В нее планирует привлечь людей с ограниченными возможностями, матерей-одиночек и другие слои населения, которым сложнее найти заработок.

— В первое время наверняка придется поработать на волонтерских началах. А с развитием придет и доход. Хотелось бы, чтобы команда была не только в Минске, но и в других городах. В идеале — иметь свою мастерскую. Пока ей выступает диван, — смеется минчанка. Отдельно можно было бы сделать и кофейню, куда люди могли бы прийти посидеть, заняться творчеством. Там проводить мастер-классы, конечно, чтобы все это было связано с апсайклингом (переработкой старых вещей). Неплохо было бы организовать и их продажу. Хочу еще записать онлайн-курс. Все это планы на будущее, которые, надеюсь, скоро реализуются.

Фото из личного архива собеседницы

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ