Сказочники из Минска. Люди, подарившие миру Хоттабыча и облик Чебурашки

Очередной парадокс: наряду со знаменитыми продюсерами, инженерами, художниками, актерами Минск подарил миру немало сказочников!

И не сказать, чтобы наш город был такой уж загадочный, нет у нас лондонских туманов и парижских тайн, тем не менее сразу два имени приходят на ум, когда начинаешь перебирать известные с детства сказки и кинофантазии. Это Лазарь Лагин и Леонид Шварцман.

Раб пионера

Лазарь Гинзбург родился в Витебске. Вскоре многодетная семья перебралась в Минск, так что будущий автор «Старика Хоттабыча» именно наш город считал родным. Здесь учился, окончил восьмилетку, вступил в комсомол, стал активистом этой организации. В 15 лет добровольцем пошел на Гражданскую войну. Лазарь великолепно пел, и судьба направила его прямиком в минскую консерваторию, откуда он все-таки сбежал в Москву.

И вот что получается: Лазарь мог стать политработником, руководителем предприятия народного хозяйства, ученым, певцом. Даже поэтом — его нахваливал сам Маяковский: «Дорогой Лазарь, что же вы мне не приносите свои новые стихи?» — «Как вы, Владимир Владимирович, не могу, а хуже не хочется». А в историю он вошел благодаря тому, что придумал доброго джинна Гассана Абдуррахмана ибн Хоттаба. Оттолкнулся от одной из сказок из «Тысячи и одной ночи» и… «Я старался вообразить, что получилось бы, если бы джинна из заточения в сосуде спас самый обыкновенный советский мальчик, каких миллионы в нашей счастливой социалистической стране», — пояснял автор свой замысел.

Писатель Лазарь Гинзбург (отсюда псевдоним ЛаГин) сочинил немало. Но Хоттабыч победил всех.

Лазарь Лагин за работой

Повесть 1938 года, наполненная чередой недоразумений и приключений, печаталась в газете «Пионерская правда», журнале «Пионер» и очень веселила школьников. Но в послевоенное время приключения Хоттабыча оказались сильно изменены: по указанию идеологического отдела ЦК КПСС были предприняты две попытки сделать из аполитичной сказки едкую антикапиталистическую сатиру. На сегодняшний день существует несколько вариантов «Хоттабыча», сравнивать их и размышлять очень интересно.

Небольшое отступление. В конце 1950-х из «Детгиза» известному писателю Лагину принесли на внутреннюю рецензию некую повесть «Страна багровых туч». Присовокупили: «Ерунда. Напишите, Лазарь Иосифович, вежливый отказ от публикации». Лагин прочел рукопись и… одобрил ее. Рецензия Лагина открыла неизвестным авторам, а ими были братья Стругацкие, дорогу в литературу. Стругацкие до последнего дня (Лагин умер в 1979 году) поддерживали с ним теплые отношения. Аркадий Стругацкий уже после смерти своего литературного крестного отца восстановил, насколько смог, первоначальный вариант сказки «Старик Хоттабыч».

…Если Волька — московский мальчишка, то Хоттабыч, несомненно, вышел из минского детства писателя, из его подсознания. Уж очень он напоминает старого еврея из Холодной синагоги, которая до середины 1960-х стояла на Немиге и была очень популярна. (Это здание можно увидеть на знаменитой картине Мая Данцига «Мой город древний, молодой» в правом нижнем углу.)

Впрочем, русский интеллигент и превосходный артист Николай Волков в фильме 1956 года «Старик Хоттабыч» сыграл не национальность, а яркий характер. Его 3733-летний Хоттабыч милый, можно сказать, прелестный, трогательный дедушка с большим носом и выпученными глазами. Есть в Хоттабыче и вредность, и глупость — все, как у людей. Но главное его качество — душевность. У старого джинна душа ребенка.

По книге Лагина сделаны фильм, аудиоспектакль, мюзикл, комикс, появились ремейки, перепевки, в народ пошли «трах-тибидох» и «из моих почтительных уст в твои высокочтимые уши».

Первый и он же последний советский джинн попал в пантеон вечно живых литературных героев.

Чебурашка и все мы

Другая история и другая сказка.

…Если папой Чебурашки мы называем российского писателя Эдуарда Успенского, то вторым и не менее значимым родителем считаем художника Леонида Шварцмана, уроженца Минска.

Леонид Шварцман со своим Чебурашкой

Чебурашка описан Успенским как «ночной зверек типа лемура». Когда полвека назад на «Союзмультфильме» режиссер Роман Качанов запускался с 20-минутным мультиком «Крокодил Гена», именно художник-постановщик Шварцман предложил визуальный образ Чебурашки. Он сделал «ночного зверька» получеловеком, точнее, полуребенком. Никто не думал, что образ обретет мировую известность, что японцы станут фанатами ушастого миляги, южнокорейские аниматоры будут делать бесконечные чебурашкинские вариации, начнется нешуточная борьба за авторство…

Леонид (Израиль) Шварцман появился на свет в Минске в 1920 году. Говорит: «Я застал конку». Видел, как пустили первый трамвай, как город электрифицировали. «На одном из моих рисунков изображена большая тяжелая лампа, а я за столом делаю уроки… Еврейские обычаи в семье соблюдались, но подозреваю, что отец (работал бухгалтером. — Прим. авт.) не был по-настоящему верующим, как и мама (потомственная минчанка. — Прим. авт.). В классе евреев была львиная доля, двор был еврейский, за исключением сына дворника Алешки, который знал идиш лучше меня».

Папа ушел из жизни, когда мальчику было 13 лет. Рахиль Соломоновна осталась с тремя детьми. Старшая Этта вскоре уехала в Ленинград и потянула за собой младшенького Лёлю. Он окончил школу при институте живописи, скульптуры и архитектуры (после войны ВГИК). Буквально за несколько дней до нападения гитлеровцев, словно предчувствуя беду, вывез из Минска маму. В эвакуации в Челябинске работал на танковом заводе…

Интеллигентская «шкиперская» бородка появится у него в 1960-х, когда Леонид Аронович станет на «Союзмульфильме» одной из самых значимых персон. Бородка, но уже седая и сильно поредевшая, видна на снимке, сделанном четыре месяца назад в Кремле, где народному художнику России Леониду Шварцману была вручена премия Президента в области литературы и искусства за произведения для детей и юношества 2016 года. На этом снимке Владимир Путин держит художника за руку и улыбается. Что тут комментировать? Мы все выросли на образах Леонида Шварцмана. Ведь кроме Крокодила Гены и Чебурашки он нарисовал персонажей легендарных советских мультфильмов «Варежка», «Снежная королева», «Аленький цветочек», «Золотая антилопа», «Дядя Степа — милиционер», «Котенок по имени Гав», «38 попугаев»…

Крэкс, пэкс, фэкс

Газета «Вечерний Минск» не раз писала о том, что Минск — некоронованная столица синема-сказок. Это произошло в 1970-х, когда на «Беларусьфильм» пришел работать режиссер Леонид Нечаев и именно с его легкой руки в нашем городе появились кинообразы Буратино (Дмитрий Иосифов) и Красной Шапочки (Яна Поплавская). Минск — место рождения Снегурочки (Наталия Богунова) и Берендея (Георгий Вицин) в «Весенней сказке» Юрия Цветкова. Режиссер Владимир Бычков сделал на «Беларусьфильме» аж четыре киносказки — «Внимание! В городе волшебник!», «Город мастеров», «Осенний подарок фей» и «Полет в страну чудовищ», причем в двух последних фильмах у него снялся Георгий Милляр — главная Баба Яга СССР. И если уж говорить про актеров, можно вспомнить Романа Филиппова, работавшего в Купаловском театре, который потом стал главным Дедом Морозом России. Традиции киносказки продолжают современные белорусские режиссеры, например Елена Турова, три года назад представившая на суд публики «Киндер-Вилейское привидение».

Минские сказочники — люди талантливые. Сказку невозможно навязать или «впарить», ее или любят, или нет. Юмор, ирония, грусть, милосердие, нежность, лукавство, восторг и ужас, чувства яркие и сильные… Все это — сказка как еще одно объяснение нашего непростого мира…

 

ТОП-3 О МИНСКЕ