Скрепя сердце

Виктория Даревская
Автор материала:
Виктория
Даревская

Рождение ребенка-инвалида — трагедия. Наше государство всячески поддерживает такие семьи, но, увы, находятся и те, кто на родительском горе пытается сколотить капитал

Знакомая воспитывает ребенка с диагнозом «­аутизм». В свои шесть лет Семен не разговаривает, не социализирован, порой ведет себя агрессивно. Специалисты утверждают: такие дети обучаемы, но с ними нужно постоянно заниматься по определенным методикам, причем чем раньше начать, тем лучше будет результат.
Увы, диагностировали аутизм у Семена поздно и сразу дали инвалидность. Мама и папа стали замечать, что с сыном что-то не так, когда ему исполнилось два года, но всезнающие родственники успокаивали, мол, мальчики позже начинают говорить, такой особенный характер…
Сейчас малыш регулярно проходит лечение в дневных стационарах, посещает занятия с психологом в центре коррекционно-развивающего обучения и реабилитации. Однако этого недостаточно: детям с аутизмом требуются минимум 35 часов в неделю поведенческой терапии, чтобы приблизиться к тому, что умеют ровесники. На бесплатной основе никто с Семеном столько заниматься не будет, хотя бы потому, что нуждающихся в специализированной помощи немало.

Если в 1997 году в Минске на учете у психиатра состояли 18 детей с расстройствами аутистического спектра, то сегодня — более 300.

Мать Семена понимает, что без помощи профессионалов не сможет социализировать сына.
­— Стала искать специалистов, — говорит женщина. — В одном частном центре за 45-минутное занятие просят 80 рублей, в другом — 65. Причем посещать их для достижения результата нужно трижды в неделю. В столице есть даже частный детский сад для аутистов, но пребывание в нем (без питания и лишь 4 часа в день!) стоит более 1 000 рублей.
Для родителей Семена, которые кроме него воспитывают еще двоих детей, такие учреждения не по карману. Они не единственные, кто оказался в такой ситуации. Так почему бы семьям, воспитывающим детей с аутизмом, не оказывать более масштабную помощь на бесплатной основе или хотя бы за умеренную плату? Например, в США действует федеральная программа «Ранние шаги», рассчитанная на детей со сложностями в развитии в возрасте до трех лет, в рамках которой на каждого ребенка-аутиста выделяют около 30 тысяч долларов в год. Американцы понимают, что эти ребята небезнадежны, им еще можно помочь, подарив полноценное будущее. А чем мы хуже?

Самое читаемое