«Скучно не будет!». Актриса Ольга Клебанович ставит в театре мистический детектив по Достоевскому

О секрете молодости и жизнелюбия, о природе актерской зависти и катарсисе народная артистка Беларуси, лауреат Государственной премии БССР Ольга Клебанович рассказала в беседе с корреспондентом агентства «Минск-Новости».

Месяц назад актриса отметила юбилей. Ее профессиональной судьбе можно только позавидовать. Более чем за полвека на сцене Национального академического драматического театра имени М. Горького она сыграла десятки самых разных ролей — от простых крестьянок до дворянок и королев, доказав: ей подвластны и трагедия, и комедия, и драма. О. Клебанович всегда была востребована, ее талант отмечен званиями и многочисленными наградами, а признательность и любовь зрителей актриса чувствует не только в день своего рождения.

Прикоснуться к Достоевскому

— Ольга Михайловна, с юбилеем вас поздравил Президент страны. А чем порадовали в родном театре?

— Когда художественный руководитель театра Сергей Ковальчик спросил, как будем отмечать юбилей, я предложила попробовать заявить о себе в новом, режиссерском качестве. Сергей Михайлович согласился и стал куратором постановки… Со своими студентами в БГАИ уже готовила спектакль по «Братьям Карамазовым» Федора Достоевского, и работа заслужила одобрение коллег. Сейчас репетирую с актерами нашей труппы.

— Нет опасений, что на такого трудного автора, как Достоевский, современный, избалованный легкими жанрами зритель может и не пойти?

— Жанр нашего спектакля — мистический детектив. Надеюсь, скучно не будет. Мы рассчитываем заинтриговать зрителя и заставить его размышлять над заданной загадкой. «Омовение» классикой полезно не только для зрителей, но и для актеров. Я люблю играть в комедиях. Но нельзя только развлекать. Прикосновение к боли, страданиям, поиск ответов на «проклятые» вопросы возвышают и очищают. Театр все-таки должен побуждать к катарсису.

— Многие современные режиссеры берутся за классиков, но ставят так, что узнать их весьма проблематично, и публика испытывает скорее недоумение, нежели катарсис…

— Мне повезло работать с режиссерами, которые уважали авторов, за чьи произведения брались. И урок я усвоила. Просто с учетом театрального формата немножко сузила сюжет «Братьев Карамазовых», предложила свое прочтение, расставила свои акценты на том, что меня царапает в романе.

— Считается, что хороший режиссер — всегда диктатор. Согласны?

— Как начинающий режиссер, признаю только диктатуру своего понимания. Но актерам даю полную свободу импровизации внутри заданного мной рисунка. Мне ли не знать, как это важно? Если зажать их в тиски своего деспотизма, получится ходульный спектакль с марионетками. К счастью, актеры слышат меня, а я слышу их.

— Надеюсь, вы совсем не уйдете в режиссуру, и публика не потеряет Клебанович-актрису?

— Премьера намечена на май. Но мне уже предложили повторно обновить легенду нашего театра — спектакль «Единственный наследник». Предварительно согласилась. Но я тоже надеюсь, что буду радовать зрителей и как актриса.

Цена актерских слез

— Некоторые ваши коллеги, в том числе и очень известные, отказываются играть отрицательных и несимпатичных им персонажей. А вы умеете говорить «нет»?

— Мне не даются только пустые, никчемные персонажи. Над остальными работаю с огромным удовольствием. Играть героинь, которые похожи на тебя, близки по характеру и темпераменту, конечно, легче. Жозефина в «Адъютант-Ше его величества», Клодия Адамс в «Знойных мамочках» — это такие роли, когда на сцене делишься своей энергией, жизнелюбием, оптимизмом с залом. А вот героини с иным характером, иной историей даются непросто, но оттого любишь их даже сильнее. В «Звездах на утреннем небе» я играла спившуюся, опустившуюся Анну, которую милиция вывезла за черту города, чтобы она не портила картину. Но почему она так низко пала? Стоит ли торопиться ее осуждать? Может, лучше разглядеть в ней женщину, которая сохранила в себе и чистоту, и доброту, и красоту?.. Очень дорожу сложными многогранными персонажами, которые побуждают зрителя не выносить приговор, а сопереживать, сострадать, понимать.

— Скажите, а профессиональные навыки помогали вам за пределами сцены? Может, актрисам легче переносить испытания, беды, ведь они могут войти в образ сильной женщины и «сыграть» эту роль в жизни?

— Скорее, пережитые испытания помогают в профессии. Они остаются в эмоциональных запасниках. И когда играешь трагические, драматические роли, есть откуда черпать краски, чтобы быть убедительной для зрителей, вызывать у них искренний отклик. Без таких «университетов» актеры могут заливать сцену слезами, но их горю не веришь.

— Знакомо ли вам чувство творческой зависти?

— Нет. Зависть рождается от сомнений в себе, а я всегда отличалась уверенностью. Мне знакомо другое. Я досадовала, когда роль, будто созданная для меня, доставалась коллеге. Хотя со временем судьба обычно благоволила ко мне, и я получала желанную «героиню». Талант вызывает не зависть, а восторг. Например, играя эпизод в «Любовнике» Валерия Тодоровского, соприкоснулась с Олегом Янковским и убедилась, какого высочайшего уровня и масштаба партнер. Такие встречи оставляют очень яркие следы в памяти.

— Кинематограф полюбил вас в зрелом возрасте. Довольны своей работой там?

— Я попала в кино случайно. Моя подруга и коллега по театру Оксана Лесная пригласила сходить на кастинг. И меня утвердили. Снялась в одном сериале, другом и поняла: это многое дает. Во-первых, сотрудничество с интересными режиссерами и актерами, во-вторых, дополнительный заработок. Ряд сериалов принес и творческое удовлетворение.

— Хорошо известно определение творческих коллективов как «террариумов единомышленников». А вы в своих интервью многих коллег называете друзьями…

— Когда пришла в театр, то подружилась с такими корифеями сцены, как народная артистка СССР Александра Климова, заслуженные артистки БССР Октябрина Шах-Парон и Зоя Осмоловская. Они очень помогли мне и многое определили в жизни. И сегодня многие коллеги для меня — родные люди, члены творческой семьи. Считаю, у нас очень интеллигентный коллектив.

— Что означает для вас звание народной?

— Это ответственность и большая честь. Не могу позволить себе выйти на сцену и работать вполсилы. Даже с температурой, плохим самочувствием стараюсь выкладываться. Убеждена, что для творческих людей важны звания и награды. Они повышают самооценку — тебя заметили, оценили!

— Как относитесь к мнению о том, что актерство — не богоугодное дело?

— Не соглашусь. У каждого человека свое призвание, каждый должен заниматься тем, к чему лежит душа. Моя профессия не мешает мне посещать храм, а главное, общаться с Господом напрямую через молитву. Кто, если не Всевышний, подарил мне любовь к лицедейству?

Ближний круг

— В свое время из-за болезни дочери ваш муж актер Александр Денисов вместе с ней уехал в США. К счастью, Дашу удалось вылечить. Чем она занимается сегодня?

— Окончила университет в Итаке, работает программистом, вышла замуж за американца. В свободное время пишет на английском пьесы. Одну из них даже ставили в театре. Мы регулярно общаемся по скайпу, вместе отдыхаем летом. Возможно, Даша прилетит в Минск на премьеру «Братьев Карамазовых».

— Вам никогда не хотелось переехать к дочери?

— Нет. Возвращаясь из США, всегда испытывала необыкновенную радость. Минск — это мой дом. В свое время меня приглашали в театры Москвы, Киева, Кишинева. Но я осталась в белорусской столице и никогда об этом не пожалела.

— Ваши сын, внуки не связаны с театром?

— Денис окончил БГАИ, был актером, но ушел из театра. Старшая внучка Анастасия работает медсестрой, внук Вадим учится во втором классе.

— Балуете их пельменями, как бабушка Аня из рекламы, которая «выбирает для своей семьи самое лучшее»?

— В том числе и пельменями. Я хорошо готовлю. С внуками вижусь, когда есть свободное время, и, конечно, стараюсь окружить их любовью. Но я — гостевая бабушка.

Не собираюсь быть старушкой

— Фаина Раневская считала: «Старость — это невежество Бога», Лидия Смирнова утверждала: «Старость — это такая гадость». Вы с ними солидарны?

— Не чувствую своего паспортного возраста и не собираюсь быть старушкой. Время от времени приходится подгонять себя словами: «А ну-ка, в душ и вперед!» Вспоминаю о том, что молодость позади, когда безумно устаю… Но я слежу за собой, своей физической формой, питанием. И главное — люблю жизнь во всех ее проявлениях, радуюсь каждому дню. С удовольствием репетирую, снимаюсь, преподаю, общаюсь с друзьями, занимаюсь ремонтом. Может, такому оптимизму и наступит конец. Но сегодня мне нравится и мой возраст, и то, как я держусь, и насыщенность жизни.

Фото предоставлено Национальным академическим драматическим театром им. М. Горького

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ