Скульптор Алексей Остров о творчестве: «Получаю удовольствие, не сравнимое ни с наркотиками, ни с сексом»

Его работы необычны, причудливы, красивы и отчасти сюрреалистичны, а судьба непроста и по-своему драматична. Подробности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Скульптор Алексей ОстровВ свои 46 лет Алексей Остров успел, по собственному признанию, сменить множество профессий, совсем отказаться от самой вредоносной из привычек, уехать из шумной столицы и поселиться с семьей в доме на хуторе. Сегодня он работает в частном литейном цехе в Дзержинске, а в свободное время творит.

Рукопожатие Чавеса

— Жизнь меня прилично потрепала и не раз проверяла на прочность, — рассказывает Алексей. — Кем я только ни работал — и матросом-спасателем на Нарочи, и охранником, и дворником, и метрдотелем в аэропорту.

— Метрдотелем, вероятно, в гостинице?

— Нет, именно в Национальном аэропорту. На самом деле это красивое название должности, а работал я обычным барменом. Там есть Белый зал, где встречают гостей высокого ранга. Однажды, например, к нам вышел в сопровождении охраны представительный смуглый мужчина с усами, оказавшийся не кем иным, как тогдашним президентом Венесуэлы Уго Чавесом.

Он подошел к барной стойке, со всеми сердечно поздоровался, искренне улыбался и благодарил за теплый прием и гостеприимство. Такое впечатление, будто он жил у меня дома некоторое время и отдает дань вежливости. Мы потом еще шутили и смеялись, что теперь до конца жизни руки мыть не станем. Веселый и симпатичный оказался товарищ.

— Вы ведь успели и во Франции потрудиться?

— Один мой знакомый уехал работать во Францию и, вернувшись, сказал, что им не хватает патинировщика, то есть специалиста, который, говоря простыми словами, придает металлу цвет. Я тесно общаюсь со скульпторами с 13 лет, поэтому хорошо умею это делать. Мне было 26–27 лет, приятель прислал вызов, и я поехал в небольшой городок, где находился этот частный завод.

Отливали на заказ копии произведений искусства, в том числе скульптур Сальвадора Дали и Родена. Предприятие серьезное, вокруг большая территория, где располагались огромный двухэтажный особняк хозяина и аккуратные домики, в которых жили работники-португальцы. Нам, двум белорусам и россиянину, предоставили довольно уютные комнаты на заводе.

— Вас все устраивало?

— Условия хорошие, зарабатывал нормально, профессионально вырос, многому научился, приобрел еще больший опыт. Первоначально ехал на месяц, но всем понравилось, как я работал, и мне продлили визу на полгода.

— Почему же не остались еще?

— Много пил, поэтому попросили уехать. До 33 лет убивал себя всеми способами, какими только мог.

Три остановки на троллейбусе

— В детстве я очень сильно и много болел, — продолжает собеседник. — Подолгу, например, лежал в больнице, были проблемы с почками. Уличная шпана меня обижала, а когда начал заниматься бальными танцами (больше по состоянию здоровья никуда не брали), ловила и безжалостно лупила. Тогда, в 1990-х, это считалось постыдным и совсем не пацанским занятием.

Хуже всего, что в школе я еще и заикался. Из-за-чего мог, например, проехать три лишние остановки на троллейбусе, поскольку был не в силах выговорить: «Вы выходите? Разрешите пройти». Представляете?

— Представляю и сочувствую: вы были, думаю, закомплексованным и застенчивым парнишкой.

— Да, с родителями тоже общего языка не находил. Они постоянно твердили, что из меня ничего путного не получится. Нашлись, однако, «добрые» люди, подсказавшие выход. Лет в 13 впервые попробовал алкоголь, который, как быстро выяснилось, чудесным образом «преображает» человека: стоит принять нужную дозу — откуда ни возьмись появляются сила, бесстрашие, уверенность в себе, легкость в общении с барышнями. Возможность, наконец, выйти из троллейбуса, ни у кого не спрашивая.

В общем, «спаситель» — алкоголь — дал мне на первое время все, что только можно. Но, правда, отобрал потом в 10, а то и в 100 раз больше. К сожалению, прозрение далось большой ценой.

— Но вам удалось избавиться от пагубного пристрастия.

— Люди выздоравливают, только когда очень этого хотят. Звучит вроде бы смешно, но это страшная болезнь, выбраться удается не всем. С гордостью говорю, что сам смог выкарабкаться и победить. Хочу дать веру тем, кто, как и я когда-то, угнетен давлением родителей или социума, всем чем угодно, подавлен неверием в себя. Можно добиться невозможного, если видеть цель и идти к ней не сворачивая, несмотря ни на что.

— И вашей целью стало стремление…

— Изменить свою жизнь. Чего я только не перепробовал: и вегетарианство, и сыроядение, и различные религиозные знания и практики, даже кришнаизм. В детстве, переболев, начал заниматься восточными единоборствами, самбо, дзюдо, американским футболом, словом, стал активным спортсменом. Потом долго было не до этого. И уже только разобравшись в себе, будучи взрослым серьезным мужчиной, начал ходить в тренажерный зал. Спустя пять лет почувствовал себя совершенно иным человеком. Тренируюсь, кстати, и сегодня.

Дали в квадрате

— К полной и осознанной трезвости меня привело знакомство с активистами из общества анонимных алкоголиков, — признается Алексей. — Не пью уже 13 лет и надеюсь, что не буду и впредь. У меня прекрасная семья, жена, четверо детей, свой дом под Дзержинском, который мы по-новому обустроили, хорошая работа.

Никогда не думал, что стану художником. Однако давно вынашивал идею отлить из бронзы штук 20 квадратов, красиво тонировать их в разные цвета и организовать выставку. Помогла, поддержала идею нынешняя супруга.

— А почему именно квадрат?

— Для меня он нечто цельное, фундаментальное, нерушимое, прямолинейное, и неважно, чего это касается — веры в Бога, бизнеса, целостности человека. Я взял пластилин и стал в свободное время лепить. Но руки сами вдруг начали создавать нечто иное, какие-то диковинные конфигурации, и мне это понравилось. Понял: получаю колоссальное удовольствие, не сравнимое ни с наркотиками, ни с алкоголем, ни с сексом.

Сделав одну работу, взялся за следующую и не могу остановиться по сей день. Названия у них есть, но не подписываю специально. Хочется, чтобы зритель стал соавтором и со мной включался в создание своей Вселенной в моем упорядоченном хаосе.

— Выглядит красиво. И, по-моему, влияние Сальвадора Дали ощущается.

— Это действительно мой кумир, настоящий художник, тот, кто достает из головы свои фантазии и не боится показать людям нечто необычное, непривычное. Я, конечно, не он, у меня даже нет специального образования, но тоже пытаюсь расправить крылья и делать то, что нравится. Знаете, как страшно было все в первый раз показывать!

— А это что за картины?

— Они тоже выставлялись в ноябре позапрошлого года в галерее «Артель». Это фрагменты моих работ, сфотографированные, увеличенные и переведенные в другие цвета. Художник, подбросивший мне идею и взявшийся за ее воплощение, честно говоря, кинул меня на приличные деньги. Но я не обижаюсь, потому что влюбился в свои скульптуры еще больше.

— Кинжал на подставке тоже делали вы?

— Люблю оружие и начал изготавливать его сам как кабинетное или антикварное. Дерево для рукояток ножей и топоров беру обычно с историей. Ищу, просушиваю мореный дуб, ясень или покупаю. Для клинка кую дамасскую сталь, потом вытравливаю рисунок, делаю подставку. Все это пока для себя, но не откажу, если кто-то захочет купить. Следующая персональная выставка должна открыться 26 февраля в галерее Савицкого. Буду рад каждому, кто захочет прийти.

Фото автора и из архива Алексея Острова

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ