Скульптор Иван Миско создал памятный знак «Беларусам — героям космасу»

Над чем сейчас работает белорусский скульптор Иван Миско и где в белорусской столице в ближайшее время может появиться новый памятник, выясняли корреспонденты агентства «Минск-Новости».

…В историческом центре Минска, между улицами Интернациональной и Революционной, находится музей, он же мастерская. Открываешь дверь — и попадаешь в особый мир.

Если спросить, кто из белорусских мастеров искусства главный по космонавтике, любой человек, мало-мальски интересующийся этой темой, скажет: скульптор Иван Миско. Две комнаты от пола до потолка наполнены скульптурными портретами космонавтов всех космических стран. На нас смотрят Валерий Быковский, Георгий Береговой, Мирослав Гермашевский, Зигмунд Йен и многие другие покорители космоса. Сюда, в мастерскую, «на чаёк» к Ивану Якимовичу приезжают и сами люди-легенды. Здесь побывал космонавт № 2 Герман Титов и первый человек, вышедший в открытый космос, — Алексей Леонов. Чаёвничали у И. Миско, и не один раз, белорусы: космонавты-герои Петр Климук, Владимир Коваленок и Олег Новицкий. С последним у скульптора особенно тесный контакт. Кстати, за несколько минут до нашего прихода Миско и Новицкий обсуждали по телефону свою следующую встречу.

Мастерская-музей Ивана Миско — филиал Музея истории города Минска. Здание старинное, XIX века, стоящее вблизи бывшего барского дома на бывшем иезуитском подворье.

У меня здесь мастерская, а барин в этом строении держал лошадей, тут была одна из его конюшен, — поясняет скульптор. Видите, какая печка? Музейный экспонат. И себя я чувствую экспонатом — музей ведь носит мое имя. Езжу сюда на работу — вдумайтесь! — 45 лет. Сегодня приехал в семь утра. Не спится… Потому что…

 

Иван Якимович указывает на поворотный станок, стоящий в самом центре мастерской. На станке, прикрытое целлофановыми листами, находится его последнее творение. Собственно, это и есть информационный повод, приманка для журналистов.

Скульптор снимает целлофан, и мы видим выполненный в глине рельеф с профилями Петра Климука, Владимира Коваленка и Олега Новицкого в скафандрах. Антураж создают изображения звезд и земного шара… Дважды Герои Советского Союза Петр Ильич Климук и Владимир Васильевич Коваленок максимально сосредоточены, и только у Героя Российской Федерации Олега Викторовича Новицкого губы трогает легкая полуулыбка.

Космонавты в полете. И я — вместе с ними, — говорит И. Миско.

Размеры рельефа 75 х 175 см. Он выполнен из оливково-зеленой глины, привезенной из-под Санкт-Петербурга. Эта глина, поясняет автор, пластичнее, чем из белорусских месторождений.

Рельеф почти готов. Дело за факсимиле автографов героев космоса. Две росписи, Климука и Коваленка, есть. Осталось расписаться Новицкому.

— Как только я нанесу на рельеф все три автографа, свое веское слово скажет худсовет. Если он даст добро, скульптура тут же отправится в производственный цех и будет отлита в бронзе. Ее вес составит около 150 кг. А затем…

Скульптор показывает фото с макетом памятного знака «Беларусам — героям космасу». Рельеф с тремя космонавтами будет установлен на стеле из цветного гранита. Планируется, что этот памятный знак появится на улице Космонавтов в Минске. Событие приурочено к проведению в белорусской столице Международного космического конгресса (9–15 сентября), на который съедутся десятки астронавтов со всего мира. Открытие памятника сопряжено также с большим праздником — Днем города.

Это была моя идея, моя мечта — привнести в скульптурный Минск космическую тему. Космосом я «заболел» очень давно — в конце 1950-х, когда в СССР был запущен искусственный спутник Земли. Космическая «болезнь» оказалась неизлечимой, — смеется Иван Якимович. Полету Юрия Гагарина я посвятил одну из своих курсовых работ, когда еще учился в театрально-художественном институте. То был мой дебют.

И. Миско работает на космос в сфере искусства более 60 лет. Во время реализации программы «Интеркосмос» постоянно ездил в Звездный городок.

Если начну перечислять космонавтов, с которыми сложились дружеские отношения, боюсь, всех не упомню. Дважды меня в качестве почетного гостя приглашали на международные космические конгрессы. Я лепил французского, сирийского, чешского, болгарского, кубинского, афганского астронавтов…

В его руках перебывала вся космическая элита. Ну, почти вся.

Теплые отношения завязывались не только с астронавтами, но и с их родными и близкими. Так, например, Анна Тимофеевна Гагарина, мать первого космонавта Земли, более 20 раз навестила мастерскую скульптора. Именно И. Миско она доверила сделать семейное надгробие в городе Гагарине. На стеллаже — макет памятника и самой Анне Тимофеевне…

В Бресте и Крупках стоят мои памятники Климуку и Коваленку. В Москве на Новодевичьем кладбище — Береговому. Открыта скульптурная композиция Быковскому и Йену в Потсдаме, а Климуку и Гермашевскому — в Витебске. Еще один памятник Климуку — у школы, где он учился… А сколько мемориальных досок!.. А еще серия медалей, посвященных космическим юбилеям!..

И. Миско возвращается к станку с рельефом трех космонавтов.

— Надеюсь, космический памятный знак теперь появится и в Минске. С моей стороны это благотворительная акция.

Скульптор идет по мастерской, на ходу поворачивая бюсты, поднимая гипсовые маски, и мы едва успеваем сфотографировать и записать: вот американская женщина-астронавт, вот китайский, а рядом первый румынский космонавты, вот скульптуры, которые еще ждут воплощения в бронзе, — «Космос», «Полет». Есть здесь также макеты памятников политикам, писателям, летчикам…

На обед не хожу, жалко времени, перекусываю у станка. И в субботу-воскресенье я тоже в мастерской. Так много еще хочется успеть, столько тем поднять… Мечтаю поставить памятник Казимиру Семеновичу. Это крупнейший изобретатель в Великом княжестве Литовском. Считается, что он сделал прототип многоступенчатой ракеты.

— А где ваши самые любимые стеки?

— Самые лучшие инструменты — это руки и глаза.

— А радость?..

— Глина в моих руках.

— Как быстро можете сделать портрет?

— Как пойдет. Можно за два часа. А то и за два дня ничего не получится.

Многие обычные предметы в этой мастерской стали раритетами. Зеркало, например. На нем фломастерами оставили свои автографы Георгий Береговой, Владимир Коваленок, Виталий Севастьянов, Юрий Глазков, Мирослав Гермашевский, Алексей Леонов, Виктор Савиных, Владимир Ремек…

— Берегу это зеркало как зеницу ока. Не разрешаю даже пыль с него стирать.

Автографами с обеих сторон покрыта и белая дверь, ведущая в смежную комнатушку с диваном и книжными шкафами. На двери расписались не только покорители космоса, но и крупные ученые, знаменитые композиторы и поэты… Еще один раритет — подаренный П. Климуком китель времен его работы в отряде космонавтов.

— У меня нет любимого космонавта. Я люблю всех. Вижу в них доброту, человеческую красоту, ум. Общаюсь — и становлюсь богаче. Заряжаюсь энергией.

…Уже уходя из мастерской, мы остановились у двух берез, растущих возле здания. Маленькое деревце посажено не столь давно Олегом Новицким. А большое, роскошное, появилось еще в советские времена благодаря П. Климуку и В. Коваленку.

— А вон те деревья, дуб и ясень, мои, это я сажал, — И. Миско показывает на тыльную сторону костела Пресвятой Девы Марии. Место здесь удивительное. И деревьям хорошо, и людям.

И, чуть помолчав:

— Ни о чем не жалею, по большому счету. Но так хотелось подняться в космос…

Справочно

Народному художнику Беларуси Ивану Миско 86 лет. Родился будущий мастер станковой и монументальной скульптуры в деревне Чемеры под Слонимом. Окончил Минское художественное училище и Белорусский театрально-художественный институт. Член Белорусского союза художников. Заслуженный деятель искусств Республики Беларусь. Лауреат Государственной премии СССР (1977 год) за монумент в честь матери-патриотки Куприяновой (в соавторстве). Лауреат премии Союзного государства. Награжден Золотым орденом Ю. А. Гагарина (Россия) и медалью Франциска Скорины (Беларусь). Живет и работает в Минске.

Фото Елизаветы Добрицкой

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ