Слушания по делу погибшей от укусов хаски 8-месячной девочки (обновлено)

Обвиняемая в суде рассказала о событиях перед трагедией, количестве выпитого и о непослушании собаки, передает агентства «Минск-Новости».

Рассмотрение резонансного дела началось 5 августа в суде Фрунзенского района. Мать девочки, погибшей в конце марта этого года, полностью признала вину. Во время допроса 25-летняя Екатерина П. рассказала, что вечером 24 марта попросила подругу побыть с детьми. Сама на встречу со знакомым. Выпила бокал шампанского. Вернувшись домой поздно, допила с подругой привезенную с собой бутылку шампанского. За полночь заказала через таксистов еще две бутылки этого напитка. Не имея денег расплатиться, оставила в залог паспорт.

Девушки распили две бутылки, после чего подруга Екатерины уехала. Потом прибыл другой знакомый, привезя бутылочку игристого (получается, за сутки уже четвертую для матери трех дочерей). Ночью девушка с гостем съездила на АЗС за алкоголем. В их отсутствие дети спали в комнате, куда собаке доступа не было: мать не хотела, чтобы щенок разбудил дочек.

Примерно в восемь утра 25 марта знакомый уехал. Со слов матери, когда проснулись дети, она их покормила и легла спать. Дремала до вечера. Точно не помнит, но вроде вставала покормить детей и собаку. Проснувшись часов в девять вечера, минчанка созвонилась с еще одной подругой, которая и приехала в гости. До полвторого-двух ночи девушки употребляли пиво.

Утром 26 марта покормила собаку и двух дочек (Старшая жила у бабушки Екатерины, там же ходила в детский сад. — Прим. Авт.) и поехала к мужу, чтобы забрал к себе среднюю (Вместе молодые люди уже не жили, но официально их брак будет расторгнут после трагедии. — Прим. авт.), — рассказала на суде девушка.

Оставшись с младшей, Ангелиной, под вечер отправилась в гости к друзьям.

Пробыла у них до 27 марта. У подруги маленький ребенок, поэтому заранее уточнила, есть ли у нее смеси для дочки. Мы общались, выпивали. Где-то две бутылки водки на троих взрослых. Спать легли в четыре. Потом утром покормила дочь. Чувствовала себя выпившей, но опять употребила спиртное, — продолжила П.

После полудня знакомая обвиняемой забрала Екатерину с Ангелиной на такси и отвезла к ним домой. Тогда П. жила отдельно, в съемной квартире.

Примерно в обед покормила собаку и ребенка, после чего пошли на улицу. Гуляли минут сорок. На поле спустила собаку с поводка — она начала бегать и перестала слушаться, но ее удалось поймать. Чувствовала, себя пьяной. По пути домой собака дернула поводок — я споткнулась и упала. Дочь находилась в коляске, — сказала обвиняемая.

По словам девушки, это последнее, что она ясно помнит в тот роковой день. Проснулась, когда уже стемнело. Было около 23.00. Не поняла, почему ребенок лежит в ногах. Взяла дочь на руки — она не шевелилась и была холодной. Включив свет, П. увидела кровь на кровати. Собака бегала по комнате и казалась какой-то возбужденной. На ее лапе девушка увидела полосу красного цвета, похожую на кровь. Пасть не осматривала. Испытав шок, вызвала скорую помощь, сообщив, что собака загрызла ребенка. В состоянии стресса пошла на кухню и сделала несколько глотков пива.

Состояние алкогольного опьянения обвиняемой тогда подтвердило освидетельствование. Уровень спиртного в организме девушки составил 1,86 промилле.

Я виновата, думаю, можно было избежать произошедшего. Что дальше? Старшую отдать в школу, среднюю — в детский сад. Самой работать. Могу утверждать, что такое больше не повторится, — заключила обвиняемая.

 Как в семье появилась и вела себя собака?

В январе Екатерина по объявлению в социальной сети вышла на продавца щенков породы хаски из Толочина, куда успела съездить за животным в январе 2016-го. Договорилась с заводчиком о рассрочке на несколько месяцев. Всего за питомца нужно было отдать 350 долларов. Зачем матери с малолетними детьми дополнительные хлопоты в виде щенка, она толком так и не пояснила. Просто захотела собаку.

По словам обвиняемой, как кормить щенка, продавец рассказал. После минчанка переписывалась с ним в соцсети в основном по вопросам питания животного. Также Екатерина пояснила: считала, что собаку надо тренировать у специалиста где-то с четырех месяцев, до того учить командам и, конечно, выгуливать.

В свои три полных месяца (в марте 2016-го) щенок, по словам Екатерины, все грыз в квартире — у собаки менялись зубы. У животного была резиновая кость, но ему эта игрушка не особо нравилась. Обвиняемая показала: зато питомец охотно сгрызал обычные кости, даже относительно крупные. По утверждению П., она давала еду несколько раз в день — животное не голодало.

Средняя дочка была рада собаке, играла с ней. К младшей мать не подпускала щенка.

Незадолго до случившегося как-то услышала, как щелкнули зубы. Средняя дочь сказала: «Мама меня собака укусила за ручку». Ребенок не плакал, следов никаких не было. Подумала, что щенок это в игре. Дети не боялись собаку, — рассказала обвиняемая.

К слову, допрошенные потерпевший (отец погибшей девочки) и свидетель по делу утверждали, что видели, как Екатерина ударяла лезшую баловаться собаку по голове или отшвыривала животное.

Отсутствие возможности или отговорки?

Екатерина до трагедии успела пожить в частном доме второго супруга с его родителями, у своей бабушки, на съемной квартире и даже уехать на два месяца в Жодино к подруге. В местную поликлинику были перевезены медицинские документы на детей. Так там и остались, несмотря на то, что в декабре 2015 года П. вернулась в Минск. На суде объяснила это тем, что не получалось забрать медкарты, мол, не с кем было оставить детей. С их отцом были сложные отношения, он не помогал.

Однако в конце февраля 2016-го и до начала марта минчанка отдыхала в Турции. Подруга безвозмездно предложила путевку. Двоих дочерей забрал как раз отец. Молодой человек работал, поэтому смотреть за девочками помогали его родители.

За детей волновалась, но шесть лет никуда не ездила, а тут подвернулся вариант. Если бы не с кем было их оставить, не поехала бы, — отметила обвиняемая.

Отцы и дети

Потерпевший, отец средней дочери (2013 года рождения) и погибшей (2015 года рождения), рассказал:

 — Думал, что с рождением детей Екатерина остепенится, но этого не случилось. В принципе она заботилась о детях, но его мать все-таки больше. Девушка, пусть и нечасто, но злоупотребляла спиртным. Вот и накануне последних родов выпила. Вернувшись из роддома, также употребила алкоголь.

Молодой человек еще ранее предупреждал девушку, что не станет такое терпеть. В итоге пара разошлась, формально еще оставаясь супругами.

По словам молодого человека, он помогал в основном тем, что периодически забирал своих девочек к себе. В общей сложности они проводили у него примерно полмесяца. Алименты платить не хотел, так как однажды дал П. 2 млн неденоминированных рублей, а на следующий день она позвонила и, сказала, что средств нет, попросила еще. Поэтому потерпевший решил, что будет помогать вещами, продуктами. За детей беспокоился и хотел, чтобы они были с ним.

На вопрос стороны защиты, почему он как отец, видя ситуацию, не попытался лишить обвиняемую родительских прав в судебном порядке, потерпевший ответил, что рассматривал вариант развода и определения того, с кем из родителей останутся дети.

Отец старшей дочери (2010 года рождения) и первый муж Екатерины пояснил, что она была посредственной хозяйкой, не особо смотрела за их ребенком. После развода молодой человек платил алименты, общался с дочкой.  Созваниваясь с бывшей женой, порой по разговору понимал, что на нетрезвая.

Старшее поколение

Выступила на суде и бабушка обвиняемой. Она рассказал, что воспитывала Екатерину с 13 лет, когда погибла мать девочки. Правда, сама обвиняемая ранее заявила, что фактически бабушка занималась ею с 7 лет. Пенсионерка также сообщила, что Катя изменилась в 2008 году, когда пострадала во время взрыва в ночь на 4 июля на концерте в столице. Физические травмы залечили, а вот психологическая, видимо, осталась. Девушка стала другой.

Пожилая женщина пыталась контролировать внучку, которая любила детей и хорошо к ним относилась, нормально кормила. Не помнит, чтобы при ней младшая дочь Екатерины плакала, она нормально спала. Будь девочка голодной, то вела бы себя беспокойно. Пенсионерка отметила, что сильно пьяной внучку не видела, но замечала выпившей. В таком состоянии сон у девушки был крепким.

Заседание суда продолжится в понедельник.

Самое читаемое