Смерть председателя Гостелерадио БССР, тюремный срок директору фильма. Правда о съемках ленты «Вся королевская рать»

О том, как создавался фильм «Вся королевская рать», — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

О чем картина

Политик-демагог из провинции Вилли Старк становится губернатором штата. Теперь его цель — занять место в сенате. Соперник за сенатское кресло судья Ирвин имеет безупречную репутацию. Для розыска компромата на Ирвина Старк нанимает журналиста Джека Бёрдена, а также беспринципного чиновника Крошку Дафи, над которым многие насмехаются. Его он делает вице-губернатором.

Также Старку нужно связать свое имя с кем-то, кто является образцом благородства и честности. Согласие на поддержку политика дает доктор Адам Стентон в обмен на строительство новой клиники.

Джек Бёрден находит в биографии Ирвина темные пятна — взятки. Перед оглаской говорит с ним. Судья кончает жизнь самоубийством.

В круговороте пересудов и откровенной лжи Старк сам оказывается жертвой. Доктор Стентон стреляет в него, считая, что тот соблазнил его младшую сестру и дал ему ложные обещания. Сам тут же гибнет от пули телохранителя. Выясняется, что автором лживой интриги о сестре доктора был забавный для всех Крошка Дафи, который как вице-губернатор после гибели Старка занимает его кресло.

Фильм снят по роману Роберта Пенна Уоррена. Прототип Старка — губернатор Луизианы Хью Лонг, застреленный в сентябре 1935-го.

Дело принципов

Александр Гуткович
Вячеслав  Полесский

Свое произведение Уоррен написал после войны. Роман удостоен Пулитцеровской премии в 1947-м. В русском переводе опубликован в «Новом мире» в 1968-м. События в нем происходят с 1922 по 1939 год. В романе показана трансформация личности Старка: от искреннего борца за права бедноты до циника, не гнушающегося никакими методами для достижения своих целей. Автор сценария и режиссер ленты Александр Гуткович перенес события в 1960-е и отказался от первой части произведения, где Старк честен. Это было на руку идеологам, чтобы показать беспринципность американских политиков. Сначала планировалось сделать телеспектакль на белорусском телевидении. Председатель Гостелерадио БССР Вячеслав Полесский рассчитывал показать, что понимает свою роль в пропаганде. Для усиления резонанса решили делать не телеспектакль, а телефильм. Однако до авторов дошли слухи, что параллельно заявку на экранизацию романа в Москве подал известный режиссер Станислав Ростоцкий. Белорусские телевизионщики не обладали средствами для противостояния с «Мосфильмом». Вся история споров дошла до ЦК КПБ. Помочь мог только глава республики Петр Машеров. Выслушав группу явившихся к нему телевизионщиков, он снял трубку и набрал номер заведующего отделом культуры ЦК КПСС Василия Шауро. Он был выходцем из Белоруссии и всё решил в пользу Минска. В довесок выделили дополнительные средства для изготовления американских интерьеров на телевидении. Казалось бы, победа. Но, как это часто бывало, добиваясь заказа, никто не пытался вникнуть в практическое его исполнение. А когда проанализировали, поняли, что мощности и технической базы единственного в 1969 году в Минске телевизионного аппаратно-студийного комплекса на Коммунистической, 6, с его маленькими павильонами не хватит. Поэтому пришлось добиваться съемок на базе «Мосфильма». 3 января 1970-го в Москве состоялся первый съемочный день.

Только звезды

Белорусам удалось собрать великолепный актерский состав. На роль Вилли Старка утвердили Георгия Жжёнова. Но этому предшествовало трагическое событие, о котором позднее. Кстати, по одной из легенд, Георгия Степановича выбрал консультант из посольства США. Ему показали снимки актеров и спросили: «Кто больше всех похож на губернатора из Америки?» Дипломат тут же указал на фотографию Жжёнова.

Анатолий Папанов

Михаил Козаков, узнав о грядущих съемках «Королевской рати», тут же приехал в Минск на планерку на Гостелерадио БССР и клялся, что оправдает доверие, если ему дадут роль журналиста Джека Бёрдена, разоблачителя судьи Ирвина. С ролью он справился отлично. Самого судью сыграл Ростислав Плятт. Отца Бёрдена — Анатолий Папанов. Мать — Александра Климова.

Ростислав Плятт

Доктором Стентоном стал Олег Ефремов. Его экранной супругой — Алла Демидова. Телохранителем, застрелившим его, — Лев Дуров.

Образ Крошки Дафи достался Борису Иванову.

Неуемный артист

Все интерьерные съемки проходили в павильонах «Мосфильма», где выстроили шикарные декорации. Натурные съемки — улицы городов, дворы, парки — в Клайпеде и Паланге. На деле роль Вилли Старка сначала играл Павел Луспекаев. Еще в годы войны он обморозил ноги, лечился много лет, к моменту съемок актеру ампутировали ступни. Но он находил в себе силы сниматься на самодельных протезах. Через четыре месяца после начала работы в картине, 17 апреля 1970 года, актер умер. Весь готовый материал (30 % от фильма) пришлось выбросить в корзину и начать заново. Тогда-то и состоялся новый кастинг, на котором утвердили Жжёнова.

Михаил Козаков

М. Козаков, знаменитый актер в тот период, мечтал о режиссуре. Позднее он доказал свои способности в этой профессии фильмом «Покровские ворота». Но еще на съемках «Королевской рати» он в работе над сценами, и не только своими, начал делать постановщику и автору ленты А. Гутковичу режиссерские замечания. Потом, демонстрируя начальству, на его взгляд, неверно снятые эпизоды, требовал сделать его режиссером фильма или хотя бы сорежиссером. Получив отказ, по воспоминаниям работников съемочной группы, начал оскорблять Гутковича прямо во время съемок, называя его бобруйским евреем.

По окончании съемочного периода актер не успокоился. Найдя себе союзника в лице главного редактора «Телефильма» Григория Глуховского, доказывал в Гостелерадио БССР, что ленту нужно спасать, предлагая себя в качестве режиссера монтажа. Плохо разбиравшиеся в кино начальники пожимали плечами, актеру монтаж не доверили, но на всякий случай Гутковича отстранили. Фильм монтировал оператор-постановщик ленты Наум Ардашников. В титрах он оказался первым напротив строчки режиссер-постановщик. В съемочной группе все считали, что у Гутковича украли славу.

Похлеще фильма

Когда лента появилась на телеэкранах, разразился новый скандал. В правоохранительные органы поступил анонимный донос о хищениях денежных средств во время съемок. Выяснилось: директор съемочной группы Даниил Нежинский приписал несколько сотен несуществовавших актеров массовки и актеров групповых сцен, получив за них деньги. Для справки: съемочный день такого актера стоил 3 рубля. Также крупные суммы он похитил во время закупки материалов для декораций. Нежинского приговорили к шести годам лишения свободы. Поскольку режиссер в кино ставит свою согласительную подпись на финансовых документах, А. Гуткович получил строгий выговор за отсутствие бдительности. После суда вышел фельетон в газете «Правда» о хищениях на белорусском телевидении. Фельетон в «Правде» в те годы — похлеще приговора суда. Председатель Гостелерадио БССР Вячеслав Полесский, прочтя его, умер от инфаркта в своем кабинете. По другой версии, покончил с собой.

В общем, интриги и скандалы, разыгравшиеся на съемках этого фильма, едва не превзошли по накалу сюжетные перипетии картины.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ