Смешанный брак

Елена Авринская
Автор материала:
Елена
Авринская

Столица постоянно принимает зарубежных гостей, международные спортивные соревнования, и вместе с радостью общения, с предвкушением спортивных побед многие минчане вновь и вновь испытывают чувство неловкости. Ведь именно в такое время в прессе чаще всего используются странные эпитеты и сравнения, когда Логойские взгорья и Раубичские холмы именуются «маленькой Швейцарией», тот же Логойск сравнивается с Давосом, а захудалая контора громко именуются «Пари-матч».

Ну ладно, на страницах газет переименования живут один день – прочел и забыл. Другое дело, если различные конторы, магазины, клубы и прочие заведения намертво прикрутили к своим фасадам шильды с непонятными названиями, не потрудившись даже их перевести или назвать род своей деятельности. Десятками, если не сотнями, «глоболов», «скэйлов», «брайтов», «лэндов», «стрейдов» «стайлзов» «индастралов», «фэшенов», «лайнов», «билдингов», «моторсов», «профэшнлов» пестрят столичные улицы. Некоторые в нашем восприятии имеют даже неприличный или физиологический оттенок. Ходишь и думаешь: «Борна» – это что? По звучанию подходит к заведению с потерянной начальной буквой. А «полюшн»? «А «трави» в отношении к продовольствию? Не однокорневое ли с «отравой» или флотским «травить»? Я долго приглядывалась к сети таинственных заведений, обозначенных непонятным, вроде немецким, словом, пока не разглядела в одной витрине наспех начертанное русское слово «пироги». И только благодаря незашторенным витринам догадалась, чем занимается народ в «Боксе Д» – спортом или заказывает скорбную церемонию, так как слово «ящик» (бокс) в нашем языке часто употребляется с глаголом «сыграть». Только английские названия фигурируют над входами в фешенебельные в центральной части города магазины мужской одежды, обуви, предметов туалета. Наверное, владельцы надеются, что за покупками к ним ринутся исключительно зарубежные туристы. Навряд ли эти фирмы столь известны в мире, что не считают нужным расшифровать себя в новой для них стране, думают, что весь мир просто обязан знать их бренд и язык. И в какой-то мере мы даже благодарны за это: язык усердно учим. С другой стороны, обидно, что в нашем доме поселился довольно-таки заносчивый, высокомерный, не уважающий хозяев сосед.

А почему бы ему таким не быть, если мы сами себя не уважаем? Если по первому свисту готовы вступить в этот смешанный коммерческий брак и, путая, как выразился классик, французское с нижегородским, забыть свои слова, названия, имена. Иначе как объяснить, почему новые кварталы в Минске названы «вог» и «ами», что в переводе обозначает «мода» и «друг»? Или настолько беден родной язык? Кто может объяснить, чем занимается фирма «Регулы», если основное значение слова обозначает, пардон, критические женские дни. А однажды редакцию посетил бывший житель Закавказья, объясняя, что название майонеза, выпускаемого в Беларуси его земляком, обозначает на их языке отходы человеческой жизнедеятельности. Такой вот постыдный и грустный для нас «прикол». Между прочим, во многих городах мира за непонятные или иностранные названия владельцы платят городу специальные налоги, а во Франции законодательно запрещено использовать без особой надобности чужие языки.

Тем более приятно увидеть не просто белорусские, а многозначные, с глубоким смыслом и подтекстом слова. Вот, казалось бы, немудреное название магазина «Мяса шмат». А ведь белорусское «шмат» означает и «кусок», и «много». Понимай как хочешь – и то и другое подходит. В названии только одной столичной марки есть слово «гостинец». В нашем языке оно означает и дорогу (шлях, тракт), и маленький подарочек. Поэтому «Малочны гасцiнец» можно понимать как Млечный путь и как вкусный презент. Жаль, что не видим мы этого слова на гостиницах, придорожных кафе, сувенирных лавочках. А как веселит прохожих название кафе напитков «Упоение», тоже слово с двойным смыслом, обозначающее и возвышенность чувств, и возможность «упиться». Недаром в период засилья непонятных аббревиатур, нелепых сочетаний имен владельцев, иностранных терминов умные коммерсанты отступили от моды и привлекали покупателя «Просто мебелью», «Просто одеждой», «Табуреткой»… Для приверженцев более романтичного в белорусском языке остались «Маладзiк» и «Проталина», «Заранка» и «Маланка», «Блiскавiца» и «Вечарнiца», «Аксамiт» и «Блакiт». Любителям приколов и придумывать ничего не надо – только вспомнить бытующие в столице негласные подпольные имена многих заведений: танцплощадка в парке «Карчы», кафе «Пеньки», «Мутный глаз» (из-за матовых стекол в окне), «Телевизор» (огромные витрины), «Черные скалы» – кафе возле Оперного театра, а театр соответственно «Ля скалаў», магазин «Подкова», «Лосиный» в честь разбившего в нем витрину лося…

Предпринимателям на Комаровке можно использовать «Камаринскую» и «Камарилью», не просто «Писк моды», а «Комариный писк моды!» и «Шумел камыш» в честь исторических болот. В Серебрянку так и просится крупный ювелирный магазин с изделиями из всех «серебряных» стран мира. Грушевка и в Малиновка достойны лучших фруктовых магазинов и ресторанов. Медвежино можно прославить мехами и охотничьими товарами, медом, орехами, рестораном «Берлога». В Домбровке, что в переводе с польского обозначает просто «дубрава», хорошо бы иметь пивной бар «Дубовая кадка» и баню с дубовыми вениками, и мебельный салон, и дом паркета. На Сторожевке посетителей может завлечь клуб «Ночной сторож».

Это в мечтах. А пока что – смешанный брак, в котором люди плохо понимают и не уважают друг друга. Что неудивительно, ибо слово «брак» тоже имеет два противоположных смысла – счастливое сочетание и неудачно сработанная вещь. Пока превалирует второе…

 

Читайте и подписывайтесь на нас:

Читайте нас в Google News

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Самое читаемое