Собака бывает кусачей…

Виктор Приходько
Автор материала:
Виктор
Приходько

Меня недавно укусила собака. Впервые. За ногу. За левую. Не скажу, что было больно (пес, на мое счастье, оказался невелик), но обидно было точно. Сейчас объясню почему.

Дело было так: иду я по обычному столичному двору в одном из спальных районов и вдруг вижу, что из-под капота одной из легковушек (их там, как и любом минском дворе в любое время суток, стояло множество) торчат чьи-то ноги. Логично было предположить, что это заботливый хозяин загорает под днищем любимого авто – устраняет мелкие поломки. Но одновременно что-то  смутило: во-первых, погода не располагала в тот день к тому, чтобы вот так запросто лежать на мокром асфальте, ничего не подстелив. Во-вторых, вокруг бегала и тревожно лаяла, словно старясь привлечь внимание к ситуации, грязновато-белая болонка. В третьих, «тело» уж как-то очень подозрительно подергивало ногами, как если бы у него случился приступ падучей.

Подхожу ближе и замечаю, что дергающие ноги принадлежат даме, к тому же весьма почтенного возраста, соображаю, что дело здесь вовсе не в ремонтных заботах автолюбителя. Ну, думаю, человеку плохо до такой степени, что под машину от боли закатился, надо помогать. Для начала решил вытащить болезную на оперативный простор, усадить (или уложить на скамейку) и звать на помощь. Сказано  – сделано, время терять нельзя! Но не успел приблизиться к «пациенту», как  четырехлапое гавкающее существо, которого уже считал своим союзником (в конце концов, разве не на его тревожный призыв я откликнулся), подскочило сзади и запустило клыки в мою нижнюю конечность.

— Вот и делай добро людям, — пронеслось в голове.

На счастье, мимо проходили две женщины, к которым я и стал апеллировать.

— Вот, пожилой гражданке плохо, — говорю. — Не померла бы. Скорую бы вызвать. И мне она не помешает – собакой укушен. Вдруг бешеная?

Те посмотрели, но беспокойства моего не разделили.

— Так, это ж Тамара с первого этажа, давно уже пенсионерка, — совсем даже веселым таким голосом сказала одна. — Она как употребит лишнего, так частенько «отдыхает» прямо во дворе. Не помрет, не беспокойтесь.

Сообща мы Просто Тамару с также проходившим мимо мужчиной из-под машины вызволили, на скамейку бережно усадили. Кто-то позвонил по номеру телефона «103», оперативно приехала бригада скорой медпомощи: давление «пострадавшей» меряют, что-то нюхать дают, виски трут. И свидетельствуют: точно – жить будет, а если пить перестанет, то и вовсе долго проживет.

Теперь осталось выяснить, а поживу ли еще я? Болонка, как удалось выяснить, действительно принадлежала любительнице горячительных напитков Тамаре. Но бешеный пес или нет (мысль об этом автоматически пришла в голову), соседи не знали. Укус же тем временем приобрел явный отпечаток собачьих зубов и прилично кровоточил. Доктора посоветовали промыть рану и помазать йодом, ампулу с которым и вручили. А еще лучше обратиться в поликлинику  к узкому специалисту.

А, я надо признаться, в поликлиники ходить ужас как не люблю. Даже когда очень надо. Из-за тамошних очередей. И в этот раз не пошел. Рассудил так: собака хоть и у непутевой хозяйки живет, но в городской квартире, значит, с чего бы ей бешеной быть, притом она лаяла, а бешеные псы (где-то об этом доводилось слышать) не гавкают. Да и с детства в уме жила страшилка про 40 (!) невероятно болезненных уколов в живот (!), полагавшихся тем, кого покусали братья меньшие. Неприятное происшествие побудило больше узнать про это самое бешенство, может, на самом деле не так страшен черт, как его малюют?

Читаем: «Бешенство (от слова «бес»; устаревшее — гидрофобия, водобоязнь) — абсолютно смертельное для человека инфекционное заболевание, вызываемое вирусом бешенства.

Вирус бешенства вызывает специфический энцефалит (воспаление головного мозга) у животных и человека. Передаётся со слюной при укусе больным животным. Затем, распространяясь по нервным путям, вирус достигает слюнных желёз и нервных клеток коры головного мозга, гиппокампа, бульбарных центров, и, поражая их, вызывает тяжёлые необратимые нарушения».

И дальше: «Инкубационный период составляет от 10 дней до 3—4 (но чаще 1—3) месяцев (в некоторых случаях — до 1 года), причём у иммунизированных людей — в среднем 77 дней, а у неиммунизированных людей — 54 дня. Вероятность заражения зависит от обстоятельств (например, если бешеное животное укусило человека через одежду, или если укус вызвал сильное кровотечение, вероятность заражения будет меньше). Имеет значение также место укуса».

Выясняется, что болезнь имеет три периода. Первый – так называемый продромальный, или период предвестников. Он длится 1—3 дня. Сопровождается повышением температуры до 37,2—37,3 °C, угнетённым состоянием, плохим сном, бессонницей, беспокойством больного. При этом боль в месте укуса ощущается, даже если рана давно зарубцевалась.

Затем следует стадия разгара (гидрофобия), которая длится 1—4 дня. Выражается в резко повышенной чувствительности к малейшим раздражениям органов чувств: яркий свет, различные звуки, шум вызывают судороги мышц конечностей. Водобоязнь, аэрофобия вызывают повышенное беспокойство головного мозга. Больные становятся агрессивными, буйными, появляются галлюцинации, бред, чувство страха.

Ну, и наконец приходит период параличей, или стадия «зловещего успокоения» (звучит, можно сказать, даже поэтично, но поэзия эта «кладбищенская»). Судите сами: наступает паралич глазных мышц, нижних конечностей. Тяжёлые паралитические расстройства дыхания вызывают смерть. Общая продолжительность болезни 5—8 дней, изредка 10—12 дней.

Да уж, перспектива! Начинаю анализировать полученную информацию, прислушиваясь к сигналам, посылаемым организмом. Но все дело в том, что он сигналов никаких не подает. Впрочем, понятно почему: идет инкубационный период. Кусали меня через одежду (джинсы), кровотечение имело место, да и рану я йодом помазал. Принимаю решение – никуда не ходить, довериться судьбе. Но знающие люди посоветовали не пренебрегать и в поликлинику сходить: мол, для укушенных там специальный кабинет есть, в который очередей не наблюдается, а про 40 уколов – сказки, все уже давно не так. И я пошел. В антирабический кабинет и в самом деле очереди не было. Милейшая доктор,  допросив меня в деталях о случившемся, предложила в качестве выхода два варианта: разыскать хозяйку болонки, выяснить привита ли собака от бешенства (запрос о том будет отправлен в ветслужбу по месту жительства обеих) или получить всего 5 уколов в плечо, например. Я выбрал второе и в течение трех недель ходил на процедуры. И всякий раз наблюдал приходящих туда же одного-двух товарищей по несчастью. Внимание и комфортные условия, созданные для покусанных братьями меньшими, лишь подчеркивали важность проблемы — в природе многие виды животных поддерживают сохранение и распространение вируса бешенства. А в городах это, конечно же, собаки и кошки. Впрочем, как говорится, если собака укусила человека – это не сенсация, но если наоборот, то – да. Кстати, теоретически возможны случаи, когда возбудитель бешенства передаётся через укус от человека человеку. Хотя вероятность такого случая чрезвычайно мала, её в прошлом боялись больше всего, и чтобы не допустить подобного, совершали чудовищные жестокости. Так, во Франции больных бешенством душили между двумя матрасами или умерщвляли, перерезая им вены на руках и ногах; этот ужасный обычай сохранялся до начала XIX века, и только император Наполеон Бонапарт запретил его.

Собака принадлежит к древнейшим из всех домашних животных, она была одомашнена в Старом Свете, страшно сказать, в эпоху верхнего палеолита – не позднее, чем 14 тысяч лет назад. За это время люди каких только пород собак не вывели, какую только работу их выполнять не научили (если поначалу они были исключительно сторожами, то позже стали охотниками, пастухами, есть собаки ездовые, целители, спасатели, саперы, таможенники, крысоловы, караульные, розыскные и т.д.). Кажется, мы знаем о собаках все: сколько они живут, чем болеют, что едят, мы научились выводить новые и новые породы с заданными физическими параметрами и особенностями характера. И в то же время самое время задаться вопросом: а так ли оно на самом деле? Скажем, в 1758 году первоначально домашняя собака была отнесена в отдельный биологический вид (Canis familiaris) Карлом Линнеем, а в 1993 году реклассифицирована Смитсоновским институтом и Американской ассоциацией териологов в подвид волка. Последняя ли это реклассификация? О происхождении собаки до сих выдвигается масса различных гипотез, наиболее вероятным предком современной собаки считаются тот же волк и некоторые виды шакалов. Но какие?

Тесное сожительство людей и собак породило множество (счет идет на сотни) пословиц о последних у всех народов. И что интересно: важное место в этом ряду занимают те, что посвящены бешенству псов. Вот лишь несколько: бешеному кобелю семь верст не крюк (русская); бешеную собаку где убьют, там и закопают (грузинская); бешеной собаке сорок дней жить (курдская). Актуальной была тема во все времена!

Отдельная тема – собака в большом городе и квартире многоэтажного дома. Держать или не держать пса, зачем и какого каждый решает для себя сам. Не запрещено. Просто необходимо соблюдать некий свод в общем-то несложных правил. Они общеизвестны. Важным элементом при этом (для безопасности – собственной и окружающих) являются намордник и короткий поводок. Но хозяева четвероногих нередко пренебрегают ими. Напрасно. Им можно адресовать еще одну пословицу из длинного «собачьего» списка – ближняя собака скорее укусит.

В правоте древней мудрости я убедился, сидя под дверями все того антирабического кабинета, куда явился на последнюю прививку. Передо мной туда проследовал мужчина с окровавленной рукой. Оказалось, что он выгуливал своего немаленького пса (без поводка и намордника, так делал часто, и ничего страшного не случалось), когда тот внезапно сцепился с таким же, как сам (его тоже вывели на прогулку). Неясно, чем собаки друг другу не понравились. Возможно, они произошли в далеком прошлом от разных подвидов волков и шакалов, и ненависть их была запрограммирована генетически. Мой новый знакомый бросился разнимать рычащий и катающийся по земле клубок из клыков, когтей и шерсти, и в итоге… вчистую лишился пальца.

Заканчивать на грустной ноте не хотелось бы, поэтому закончу еще одной пословицей, в назидание тем, у кого еще, к счастью, все пальцы на руках целы: в доме без хозяина собака хозяин. Давайте же помнить о тех, кого мы приручили, пусть и 140 веков с той поры прошло.

Читайте и подписывайтесь на нас:

Читайте нас в Google News

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Самое читаемое