СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. После войны была война

Агентство «Минск-Новости» продолжает проект, посвященный солдатам Победы.

В беседах с ветеранами узнаем о военных профессиях – от рядового стрелка до пилота истребителя.

70 лет назад разгромом японских войск в Китае советские войска приблизили окончание Второй мировой войны. Ветеран Валерий Апханов – участник тех событий.

Отвоевали?

Весной 1945 года, когда Красная Армия рвалась к Берлину, а победа не вызывала сомнений, Советский Союз начал готовиться к новой войне. Япония продолжала сражаться с США на Тихом океане. На Дальнем Востоке миллионная Квантунская армия угрожала границам СССР.

– Когда Кёнигсберг был взят, нашу часть остановили. Командиры сказали, что хватит воевать. Уже немцев на всех не хватает: на каждого – по два артиллерийских ствола. Скоро войне придет конец, а там и мирная жизнь наступит. Поэтому нужно войскам, не задействованным в штурме Берлина, готовиться к возвращению в места довоенной дислокации, – вспоминает ветеран. – Нас оставили на несколько дней, чтобы привели в порядок амуницию и вооружение. Бойцы сами чинили одежду, чистили и смазывали стрелковое оружие, минометы и пушки. Затем нас привели на железнодорожную станцию, где уже стояли эшелоны. Сдали оружие и стали грузить свои орудия. В нашей батарее были 120-миллиметровые минометы и гаубицы, противотанковые 76-миллиметровые дивизионные пушки. Плюс огромное количество боеприпасов и автомобильной техники. В 1945 году пушки тягали в основном грузовики, а не лошади. Несколько дней грузили все это добро на состав. Потом и сами разместились по теплушкам.

Настроение у всех было отменное. На каждом полустанке старались узнать последние новости с фронта. Радовались каждой победе, понимали, что вот-вот войне конец. Ликовали, когда пал Берлин. День Победы отмечали в пути. В вагоне стол накрыли. Каждый достал из запасов все самое вкусное.

Поезда шли медленно, часто подолгу стояли, пропуская составы с ранеными и продовольствием. Но нам было все равно. Не такая уж большая трудность – просидеть несколько дополнительных часов, дней, даже недель в вагоне поезда, который везет тебя домой. Никто не знал, что мы едем на новую войну.

Не позавидуешь самураям

– Тогда по поезду пополз слух, что мы едем в Москву, – продолжает Валерий Апханов. – Мы знали, что на Красной площади будет грандиозный парад в честь окончания Великой Отечественной. Нас распирало от гордости, что мы в нем примем участие. Командиры не пресекали такие разговоры, но и не подтверждали слухи. Но вскоре мы поняли, что едем в направлении Сибири. Командиры вначале говорили, что там будет стоять наша часть. Тогда мы им верили. Но чем дальше наши поезда шли на восток, тем больше начинали роптать солдаты.

Окончательно все разъяснилось в июле 1945-го. Тогда уже про скорую войну с Японией стали говорить открыто. Мы видели, как мимо нас проносятся платформы с танками, самолетами, боеприпасами. На станциях местные жители провожали нас по всем законам военного времени: слезами, маханием платков, пожеланием победить и вернуться живыми.

Это было ужасно тяжело. Еще вчера ты был уверен, что навсегда покинул поле боя. Никому не хотелось вновь воевать.

Тут стоит отдать должное нашим командирам. Именно они сохранили в нас боевой дух. Когда мы выгрузились в Приморье и выдвинулись на передний край, были уверены, что японцам нас не сдержать.

Неудержимая лавина

9 августа 1945 года началась советско-японская война. Войска трех фронтов пошли в наступление на громадной по размерам территории.

– Наш 1-й Дальневосточный фронт был нацелен на Харбин, – говорит ветеран. – Утром шел сильный ливень, внесший значительные коррективы в планы. Мы, артиллеристы, остались без работы. Пехота тихо перешла в наступление. Первая линия обороны японцев была сломлена. После этого вперед устремились основные силы фронта.

Наступление было тяжелым. Местность гористая, дороги размыты. Плюс невозможная духота. Спасало нас то, что механизация частей была на высоте. Бойцов и орудия перевозили на машинах, танках, повозках. Спешиваться приходилось только для преодоления преград.

Японцы не ожидали такого мощного удара от Красной Армии. Они рассчитывали несколько дней удерживать свои оборудованные оборонительные позиции. Но просчитались. У нас был прекрасный опыт по прорыву немецких укрепрайонов. Многие японские доты и дзоты не были рассчитаны на крупнокалиберную артиллерию. Мы их легко уничтожали прицельным огнем, расчищая путь пехоте.

Большую часть времени мы проводили в наступлении. Колонны войск, не встречая организованного сопротивления, уверенно продвигались в глубь Маньчжурии. Серьезные столкновения произошли под Муданьдзяном. Там нам пришлось довольно жарко. Японцы атаковали около 10 раз. В ход шли танки и авиация. Дня три понадобилось, чтобы разбить вражеские войска и захватить этот важный транспортный узел. Отсюда открывался прямой путь на Харбин.

Уже после недели войны было понятно, что Квантунской армии скоро не станет. Японцев отрезали от снабжения, захватив основные порты вдоль побережья. Были прорваны все основные узлы обороны. Мы видели их вооружение и понимали, что Красная Армия разбила бы даже 10-миллионное войско за месяц. Автоматов у японцев практически не было, пулеметы станковые на треногах, у солдат допотопные винтовки. Их противотанковые пушки только царапали краску нашим Т-34. А эта боевая машина была настоящим тяжелым танком в сравнении с их танкетками. Противостоять им могли только смертники, обвязанные взрывчаткой. Господство в воздухе нашей авиации было полным.

Примерно в 20-х числах августа мы уже практически не воевали. Шли на Порт-Артур через Гирин, попутно принимая капитуляцию японских частей и соединений.

Две войны

Победа над Японией завершила самую кровопролитную войну прошлого века – Вторую мировую.

– Сравнивать Великую Отечественную и советско-японскую войны нельзя, – уверен Валерий Матвеевич. – Они абсолютно разные. Также нельзя сравнивать и противостоявшие нам немецкую и японскую армии. У них были даже разные подходы к военному делу. Немцы дрались остервенело, используя все имеющиеся у них ресурсы. У них была отточена тактика ведения боя. Наступали после массированной артподготовки, при поддержке танков. При обороне активно маневрировали, минировали, вгрызались в землю. Японцы же не были так искусны в тактике боя. Зато в сотню раз более фанатичны. До сих пор перед глазами картина: около сотни трупов солдат и офицеров, сделавших харакири. Они пытались незамеченными пробраться к нам в тыл и напасть на спящих солдат. Но им не удалось выполнить приказ, и японцы выбрали смерть. Было ужасно сложно воевать с таким противником. Они вели себя, как настоящие самураи. Отстреливались до последнего патрона, а затем шли в убийственную штыковую атаку. Пешие камикадзе бросались на наши танки. Каждая массированная атака наводила ужас.

Сдаться в плен для них означало покрыть себя несмываемым позором. Зная это, император приказал им не сдаваться, а сложить оружие. Таким образом они оставались как бы непобежденными и повиновением подтверждали свою преданность императору. Редко кто из них осмеливался нарушить его приказ. Чаще всего солдаты и офицеры просто сдавали оружие и уходили в определенные для военнопленных лагеря. 2 сентября 1945 года Япония капитулировала. Еще около недели японские войска продолжали сдавать оружие.

Дополнительная информация

Валерий Матвеевич Апханов родился в 1927 году на Урале. В 1944 году его призвали в армию. Весной 1945 года молодой сержант-артиллерист попал на 3-й Белорусский фронт. Ветеран Великой Отечественной и советско-японской войн.

 

LK2A6930 - копия copy

 

Еще материалы рубрики:

СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. Особенности службы в аэроразведке

СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. Сын артиллерийского полка

СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. Судьба разведчицы

СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. Стрелок-радист бомбардировщика

 

Самое читаемое