СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. Судьба разведчицы

В 17 лет Валентина Буйкевич стала спецагентом разведывательно-диверсионной группы «Родные», активно готовившей освобождение Минска от фашистов.

Родом Валентина Буйкевич из небольшой деревеньки Шумщина Дзержинского района.

– В семье воспитывались 13 детей, – вспоминает ветеран. – Отец в Первую мировую ушел на фронт, оставив на руках матери шестерых детей. Вернувшись, работал в колхозе конюхом. Все заботы о семье лежали на плечах матери. В 1934 году она умерла. Семь старших братьев выросли и перешли на свои хлеба, а младшие дети, в том числе и я, остались с отцом.

Жители Шумщины привыкли к тому, что каждое утро по динамику транслировали радиопередачи. Под их звуки начинался трудовой день в деревне. Однако 22 июня 1941-го радио так и не заговорило. Как позже выяснилось, накануне радиосвязь из строя вывели немецкие лазутчики. Но весть о начале войны быстро дошла до деревеньки.

– Уже 28 июня к нам нагрянули оккупанты, – продолжает Валентина Петровна. – Выстроились цепью и пошли к лесу, непрерывно стреляя. Там скрывались отступавшие красноармейцы, которых подкармливали и подлечивали жители деревни. Схватили и пригнали два десятка наших бойцов. Искали и в домах. Одному фашистскому солдату показалось, что по двору сельчанина Матея Ермоловича пробежал красноармеец. Никого не нашли. Тем не менее хозяина завели за хлев и расстреляли.

Когда оккупанты уехали, жители Шумщины собрались в доме старшего брата Валентины, Леонида. Решили похоронить убитого Матея Ермоловича как первую жертву фашистов, собрать все винтовки, отремонтировать и спрятать. А также продолжать помогать отступающим красноармейцам. Разошлись под утро. Так началась борьба сельчан с немецко-фашистскими оккупантами.

Ценой жизни

№ 1 copy

1944 год

Беда не обошла стороной и дом Буйкевичей. Как-то в конце 1942 года в деревню нагрянул карательный гитлеровский отряд. В поисках следов партизан в хатах всё перевернули.

– В нашем доме на стене в рамках под стеклом висели фотографии семи старших братьев в форме красноармейцев, – говорит собеседница. – Фото были сделаны в разное время, когда ребята проходили воинскую службу. Отец очень гордился своими сыновьями. Увидев снимки, фрицы бросили в дом солому и подожгли.

На глазах у стоящих в толпе Вали и двух ее сестер фашисты заживо сожгли в хате отца и находившихся там детей. Оставшиеся в живых члены семьи стали погорельцами.

– Мы ютились по разным местам, – говорит ветеран. – Статус погорельцев помогал мне и моим сестрам следить за передвижениями оккупантов и собирать о них сведения. Узнавали, где размещаются воинские части, базы продовольствия, горючего. Собирали сведения о зверствах, грабежах и расстрелах, выявляли тех, кто пособничал гитлеровцам. Добывали медикаменты, обувь, одежду, табак. Два старших брата, Леонид и Виктор, передавали всё партизанам.

Весной 1943 года в Минском и Дзержинском районах начала действовать десантная разведывательно-диверсионная группа «Родные». 17-летняя Валентина Буйкевич вошла в ее состав. Возглавлял «Родных» лейтенант-пограничник Евгений Фокин. Заместителем по разведке был опытный чекист, подрывник Михаил Калашников. Он серьезно относился к подбору подпольщиков, тщательно готовил проведение каждой операции.

– Учил нас подпольной работе, конспирации, – уточняет Валентина Буйкевич. – Нужно было все детали схватывать одним взглядом и запоминать. И я тренировала память.

В агентуре разведчицы было 11 человек. Никто из них никогда не брал на задание ни бумагу, ни карандаш. Иногда в течение дня Валентине приходилось встречаться в Минске с несколькими агентами, у каждого получать сведения, давать задания. Кто что рассказывал – запоминала.

– Никого из связных по фамилии и имени я не знала, а они – меня, – отмечает бывшая разведчица. – Использовали пароль, который каждый раз менялся. Если что, никто никого не смог бы выдать.

Спецагент подбирала надежных людей и устанавливала связь с подпольщиками в Дзержинске и Минске, вела разведку и наблюдение за немецкими гарнизонами и железнодорожной станцией Фаниполь, докладывала о размещении вражеских подразделений, номерах воинских частей, намерениях о карательных акциях. Юной разведчице удалось найти нужных людей, имеющих доступ к важной информации, и завербовать их. Валентина добывала точные данные о путях подхода к железнодорожному полотну, расположении укрепленных блокпостов и графиках круглосуточного патрулирования между ними, об организации охраны мостов, станций, о расписании движения поездов с живой силой и техникой. По информации, добытой разведчицей, группа «Родные» организовывала диверсии на железных и шоссейных дорогах.

Опасный груз

Задания менялись, но каждое представляло огромный риск для жизни, и с любого из них она могла бы не вернуться. Чего только стоило доставлять в Минск на повозке мины для диверсий! Сделали у телеги двойное дно и прятали их туда, а сверху клали какой-нибудь скарб. Вначале это проходило, но потом немцы стали переворачивать возы и взламывать днища. Тогда придумали закладывать взрывные устройства в мешки с картошкой.

– Везли с напарницей Леной мину на явочную квартиру в Минск для организации взрыва на табачной фабрике, – рассказывает Валентина Петровна. – На въезде в город фашисты устроили контрольный пункт. Территория огорожена, стоят четыре вышки, постовые. Впереди много повозок, так как люди приехали в город на рынок. И за нами уже пристроились – повернуть нельзя.

Немцы работали втроем: один переворачивал телегу, другой штыком ее протыкал, третий прощупывал упряжь и обыскивал людей. Мина лежала в одном из мешков. Запал от нее Валя спрятала на груди. Пока фашисты проверяли других, девушки вытащили мину. Что делать, придумали быстро. С собой у них была торба с хлебом, салом и луковицами. Разрезали буханку, вынули мякиш, вместо него вложили мину. Поверх буханки набросали сала, луковиц и припорошили все луковой шелухой. И вот дошла очередь до них. Двое фрицев осмотрели повозку и пошли дальше. Третий начал обыскивать девушек. Сверху донизу прощупал полушубки. Стал осматривать рукава. А ту самую торбу с миной Валя держала в руке. Когда фашист собрался ее открыть, разведчица мысленно попрощалась с жизнью. Однако в этот момент другой солдат нашел у кого-то самогонку и закричал: «Шульц, шнапс!» Тот все бросил и побежал к товарищу.

– Они ушли, а мы не могли запрячь лошадь – так дрожали руки. Одна секунда спасла нам жизнь, – говорит ветеран.

Разведчица и ее агентура провели 5 диверсий, уничтожили 2 предателей Родины, выявили 28 агентов гестапо, 56 пособников оккупантов. С началом операции «Багратион» боевые действия партизанских и диверсионных отрядов приобрели в Минске и на всей территории республики особо широкий размах. Народные мстители блокировали многие участки крупных дорог, нападали на вражеские колонны, срывали перегруппировку сил врага, нарушали управление войсками, приближая таким образом освобождение столицы и республики от фашистской нечисти.

После войны Валентина Буйкевич окончила пединститут, вышла замуж, занималась комсомольской и партийной работой. До сих пор трудится в совете ветеранов Партизанского района.

№ 4 copy

Еще материалы рубрики:

СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. Командир-пулеметчик о штурме Берлина

СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. От Прибалтики до немецкого острова Рюген 

СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. Путь домой наводчика пулемета 

СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. Особенности службы в аэроразведке

СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. Сын артиллерийского полка

Самое читаемое