СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. Умереть для всех, чтобы уйти в разведку. Рассказывает Карл Крепский

Агентство «Минск-Новости» продолжает проект, посвященный солдатам Победы. В беседах с ветеранами узнаем о военных профессиях – от рядового стрелка до пилота истребителя.

Досье

Карл Иванович Крепский родом из-под Смиловичей. В июне 1941 г. окончил школу. Остался на оккупированной территории. Стал партизанским связным, а в 1942-м ушел в партизанский отряд. После освобождения Минска участвовал в параде народных мстителей. Затем попал на фронт, был десантником. После войны продолжил службу в армии, ушел в запас в звании генерал-майора.

На тропу войны

21 июня 1941 года Карл Крепский праздновал выпускной. Ночевал у одноклассника, ведь его деревня была в 10 км от Смиловичей. Идти далеко, да и ночь на дворе.

– Проснулись и узнали страшную новость: война, – вспоминает ветеран. – С друзьями побежали в Червенский военкомат. Там тьма народу. Кое-как прорвались внутрь, но военком развернул. Нам было по 16–17 лет.

Спустя несколько суток день и ночь поменялись местами: днем небо было черным от дыма, а ночью горизонт светился. Это горел Минск. Через деревню шли колонны беженцев и отступающие красноармейцы. Следом пришли оккупанты.

– Во многих военных фильмах достоверно передано то, что тогда происходило, – продолжает Карл Крепский. – Немцы на машинах и мотоциклах летали по деревне, таранили заборы, въезжали во дворы. Солдаты хватали кур, рыскали по сараям, вытаскивали поросят. Помню, по улице ехал черный легковой автомобиль с начальством. Вдруг остановился, их главный вышел из машины, стал что-то кричать солдатам. У нас в деревне жила немка. Местные прозвали ее Кастусиха – по имени мужа Кастуся Козловского, воевавшего в Первую мировую. Они познакомились в Германии, где он был в плену. Потом переехали в Белоруссию.

Она подошла к начальнику и заговорила с ним на чистом немецком. После этого разговора фриц быстро навел порядок в деревне. Потом вызвал из Червеня коменданта и сказал: «Как она скажет, так и делайте». Так Кастусиха стала главной в деревне. Но на самом деле на сторону врага не перешла, много хорошего сделала для местного населения и партизан.

Местных заставляли идти работать на новую власть. Тогда еще партизаны не были силой народной. Лишь к осени в лесах стали появляться организованные отряды.

– Я прекрасно знал окрестности и их жителей, – продолжает Карл Иванович. – Партизаны из отряда «Правда» предложили мне стать осведомителем. Было это весной 1942 г. Вначале задания были простыми – посмотреть, есть ли в деревне немецкий гарнизон. Узнать, сколько в ней полицаев, кто они. Поговорить с комсомольцами и коммунистами.

Вскоре стали давать и более сложные задания. Меня знакомили с преданными партизанскому делу местными, устанавливали контакты с другими отрядами. Они пополняли ряды осведомителей. Когда втянулся, стал самостоятельно вербовать.

Рождение разведчика

В конце 1942 г. Карл Иванович получил задание завербовать одного полицая – склонить его к сотрудничеству с партизанами.

– Если я сейчас об этом расскажу немцам, то тебя тут же повесят. Ты это понимаешь? – сказал он мне тогда. Но меня не выдал. Фашисты стали активно искать тех, кто сотрудничает с партизанами. Заподозрили меня. Представитель партизанского отряда сказал прямо, что пора уходить из деревни в отряд. Не знал, что делать, ведь полицаи легко могли с родителями расправиться. Ночью пришли трое партизан. Сказали одеться попроще, взять самое необходимое и уходить. Пришли на окраину деревни, там зарезали поросенка, затем выкупали в крови мою одежду. Так попытались инсценировать мое убийство. На краю леса налили крови, бросили порванную рубаху и ботинок, а сами ушли в лес в отряд. Утром пришли полицаи, стали расспрашивать родителей и соседей. Отец сказал, что меня еще вечером забрали их подельники. Полицаи подняли крик, пришла Кастусиха. Выслушала всех и спасла меня и родителей. Сказала, что коль сын виноват, то его и нужно искать. Начали ходить по хатам, вокруг деревни. На краю леса нашли ошметки моей одежды в крови. Это навело их на мысль, что меня вчера расстреляли неподалеку от дома, а тело спрятали в лесу. Полицаи походили-походили, да так ни с чем и уехали.

– Попал в отряд имени Буденного, – продолжает ветеран. – Начальник разведки взял к себе помощником. После «смерти» пришлось учиться методам конспирации, работы через осведомителей. Я давал связным задания, куда и зачем идти, с кем наладить контакт. Ходил лишь на самые ответственные задания в крупные деревни и города: Марьину Горку, Пуховичи, Осиповичи.

Тяжело было. Без документов и взяток не пройти. Но я знал обходные пути. Было много связных, которые проводили мимо постов и засад.

– В ноябре 1943 г. в отряде записали радиопередачу с выступлением Сталина в день Октябрьской революции. В Марьиной Горке находилось подразделение СС. Позвал меня начальник разведки и говорит: «Послушай, Карлуша! Можно ли сделать ему подарок? Подложить на рабочий стол лист с речью Сталина. Как думаешь?» Я согласился. Быстро спрятал лист и убежал в город. В комендатуре уборщицей работала моя знакомая. Она незаметно положила на стол эсэсовцу речь вождя. Когда этот «оберст» вернулся, то нашел непонятную бумагу на русском. Вызвал переводчика. Как он орал, когда перевели ту статью. Но найти того, кто оставил «подарок», им не удалось.

– Работа разведчика – тяжелый труд, – говорит Карл Иванович. – Нужно обладать многими качествами. Во-первых, это физические данные: отличные зрение и слух. Нужно уметь видеть и слышать то, на что другие не обращают внимания. Иметь острое боковое зрение, чтобы наблюдать за противником, не вызывая подозрения. Уметь слышать и запоминать все, что говорит связной в шумной толпе на рынке. Не забыть ничего по дороге в отряд. Плюс ко всему быть психологом, уметь разговаривать с людьми. Чувствовать, чем можно заслужить доверие собеседника, когда следует надавить, а когда отступить. Одно неверное слово – и человек навсегда откажется от сотрудничества, а может, и сдаст полицаям. Приходилось обрабатывать огромный пласт информации, находить самые важные и нужные сведения, отсеивать вражескую дезинформацию.

Боевые будни

Те, кто служил в разведке, тоже выполняли боевые задачи. Вместе с бойцами партизанского отряда Карл Иванович участвовал в засадах, операциях по уничтожению коммуникаций, рельсовой войне.

– Мне передали, что в Минске есть летчик, который разочарован в гитлеровской политике и хочет сбежать, – говорит Карл Крепский. – Немец этот не хотел драться, думал перелететь через линию фронта и сдаться в плен. Но его отстранили от полетов, стали за ним следить. Установил с ним связь. Мне он поверил и доверил свою жизнь. Я его вывел в отряд. Тут с ним долго разговаривали и наши разведчики, и особисты, и представитель из Москвы. Летчик остался в отряде, стал помогать партизанам как переводчик. Даже раскрыл шпиона. Привели раз наши бойцы перебежчика. Он на допросе говорил, что простой прусак, мобилизованный на фронт, не хочет воевать, готов помогать. Когда посадили его в землянку к летчику на время проверки, он попытался завербовать немца. Летчик все рассказал партизанам. Оказалось, что этот «прусак» был обученным диверсантом, который получил задание попасть в отряд, разузнать его расположение, а потом сбежать и привести карателей.

Еще материалы рубрики:

СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. Ветеран Клавдия Григорьевна Логинова рассказала, что значит быть снайпером

СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. Первым делом – самолеты

СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. Ветеран-комсорг Лев Анцелиович о боевых буднях и редких фронтовых праздниках 

СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. Каково идти в атаку вместе с танками, знает ветеран Вадим Садовниченко

СОЛДАТЫ ПОБЕДЫ. Когда и один в поле воин

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ