Спецоперация НКВД. Зачем одного из лучших архитекторов Минска Александра Воинова в 1943-м доставили на Лубянку

Зачем одного из лучших архитекторов Минска Александра Воинова в 1943-м доставили на Лубянку? Подробности — у корреспондента агентства «Минск-Новости».

Тревожный вызов

Александр Воинов

В июне 1941 года председатель правления Союза архитекторов БССР А. Воинов успел эвакуироваться в Томск, потом переехал в Казань. Весной 1943-го его отозвали в Москву. В телеграмме за подписью Пономаренко сообщалось, что на вокзале его встретит машина. Выйдя на перрон, архитектор обомлел. Его действительно встречали, но вовсе не белорусские коллеги, а два офицера НКВД. В 1930-х на его глазах не раз арестовывали сослуживцев, а еще чаще слышал об их исчезновении среди ночи. Москву он знал хорошо, поэтому сразу понял, что машина, в которую ему предложили сесть, направляется на Лубянку. Всё, что он видел за окнами авто, вызывало смешанные чувства. С одной стороны, улицы были отчасти перекрыты заградительными ежами, всюду высились стены из мешков с песком. Серые картины города на военном положении. С другой — наступил май, светило солнце, москвичи сняли телогрейки и пиджаки, природа обновлялась, и это инстинктивно давало надежду. Уже в здании Воинова препроводили на 3-й этаж, где находилось 4-е управление НКВД СССР, занимавшееся разведывательно-диверсионными операциями в ближнем и дальнем тылу противника. Руководил им Павел Судоплатов. Александра Петровича привели прямо к нему. Это успокаивало, так как арестованного по доносу не доставляют к высшим офицерским чинам. Вопрос хозяина кабинета стал неожиданным: может ли Воинов по памяти восстановить схемы коридоров и подвалов недостроенного до войны здания ЦК КПБ в Минске, архитектором которого он являлся? Сама атмосфера подсказывала, что спрашивать, зачем чекистам понадобился план минского недостроя, не стоит. Очень быстро, за сутки, Александр сделал, что просили. Больше его не тревожили. Зачем нужны были схемы, он понял позднее.

Шикарный отель

А. Воинов родился в Колпино под Санкт-Петербургом в 1902 году. Окончил Московский высший художественно-технический институт в 1929-м. Его преподавателем был Щусев, один из самых обласканных советской властью архитекторов сталинской Москвы, а сокурсниками — знаменитые в будущем градостроители. Поэтому позже, перед самой войной, имея таких товарищей, Воинов войдет в коллективную группу, работающую над проектом колосса Дворца Советов, который не удастся построить.

Сразу после защиты дипломного проекта Воинова направили в Минск. Он возглавил проектную контору при Белжилсоюзе. В 1933 году не без его участия создали первый в Белоруссии проектный институт — Белгоспроект, директором которого Воинов и стал. Параллельно руководил архитектурной мастерской. В общем, в отличие от талантливого зодчего, романтика Иосифа Лангбарда, автора Дома правительства и других знаковых зданий, он походил на градостроителя-прагматика, умелого организатора, что тоже немаловажно. Похоже, на фоне руководящей работы проекты зданий были для него методом поддержания себя в форме как архитектора, а не делом всей жизни. Хотя он умудрялся параллельно кабинетной работе творить. В середине 1930-х Александр хлопотал об образовании Союза архитекторов БССР и в это же время создал проект здания Института физкультуры, которое и сейчас стоит на площади Якуба Коласа. В тот же период Воинов совместно с Владимиром Вараксиным проектировал первый в БССР Дворец пионеров на перекрестке ул. Кирова и Энгельса. Дом сильно пострадал в годы войны, его восстановили, соединив в комплекс со зданием ТЮЗа, автор проекта которого тоже Воинов. В помещении бывшего дворца сегодня Национальный центр художественного творчества детей и молодежи, вход в него с ул. Кирова. Еще одно детище архитектора располагалось недалеко, сегодня это филологический факультет БГУ на ул. К. Маркса, 31. В советские годы — Высшая партийная школа. Во время войны корпус был уничтожен взрывом, в 1949-м восстановлен. Наконец, к 7 ноября 1938 года по проекту Александра Петровича на ул. Кирова, 13, открыли гостиницу «Белорусь». В довоенном Минске это самый фешенебельный отель. В нем селили бежавших от фашистов польских музыкантов. В 1939-м, например, там жил Эдди Рознер, создавший Джазовый оркестр БССР. В одном из номеров Ежи Петерсбурский написал песню «Синий платочек». Тут же проживали артисты МХАТа в дни гастролей перед войной и укрывались в подвале от первых бомбежек. К 1987 году здание утратило былой блеск, гостиницу переименовали в «Свислочь», отдав ее название новому высотному отелю. Впрочем, сегодня в старых довоенных стенах — пятизвездочная гостиница Crowne Plaza. Вспомнив все перечисленные проекты Воинова, несложно сделать вывод, что он явно избегал или не хотел конкуренции с Лангбардом. Шел своим путем. Созданные им архитектурные комплексы далеки от гигантомании и излишнего украшательства.

Схемы по памяти

В 1939 году на месте сегодняшнего здания Администрации Президента на ул. К. Маркса, 38, находился дворец бывшего городского главы графа Чапского. Губернские ведомости о нем писали: «Дом этот в два высоких этажа, с башнями по углам, вроде древнего феодального замка, имеет еще и другие причудливые украшения и представляет вид повелительный». Строение быстро разобрали и по проекту Воинова и Вараксина начали возводить здание ЦК КПБ. На большом по площади фасаде нет завитушек, излишеств, в то же время смотрится оно нарядно и сегодня. Безрамные окна придают ему строгость. Завершить стройку до войны не успели. В официальных источниках сухо сообщается, что дом начали возводить в 1939 году, а закончили в 1947-м после войны. В книге Вячеслава Селеменева и Виктора Шимолина «Охота на палача» опубликованы отчеты капитана Степана Казанцева. Это руководитель одной из групп, участвовавших в подготовке ликвидации Кубе. В тексте четко изложено, что к 1943 году здание достроено и введено в эксплуатацию. К работам была привлечена известная немецкая военно-строительная организация Фрица Тодта, рабочая сила из гетто. Туда въехало оккупационное руководство. На втором этаже по одному из планов разведчиков и должны были уничтожить гауляйтера. Именно для этого и понадобились Судоплатову схемы коридоров и подвалов здания. Обстоятельства сложились иначе, Кубе взорвали в постели в так называемом особняке Янчевского, что стоял неподалеку, где ставленник Гитлера проживал с семьей. А здание ЦК КПБ потом пострадало от нескольких фашистских авианалетов, имевших место с 20 на 21 июля 1944 года после освобождения города. До 1947-го его восстанавливали. К слову, в особняке бывшего председателя Минской городской думы Янчевского, исчезнувшего после революции 1917-го, по окончании войны располагались музей Янки Купалы и Союз писателей БССР. В 1976 году его снесли, пристроив к зданию ЦК КПБ еще одно крыло.

Возрождение

Исполнительный комитет СНГ (ул. Кирова, 17)

Справившись с чертежами на Лубянке, Воинов остался в Москве. В том же 1943 году возглавил Управление по делам архитектуры при СНК БССР. Сталинградская битва была позади, на фронте наступил перелом, время думать о грядущем восстановлении Минска, проектировании новых домов. Позже он писал: «Реализация генерального плана началась с восстановления сгоревших коробок зданий. Однако отстраивалось не все подряд, а только те здания, которые вообще поддавались восстановлению и не мешали в дальнейшем реконструкции города. Эта задача решена была в первую очередь. Генеральный план предусматривал реконструкцию исторически сложившейся планировки города путем полного превращения ее в радиально-кольцевую систему, расширения основных магистралей, устройства двух взаимно перпендикулярных сквозных городских диаметров». Воинов же определил, что центральная часть города должна быть застроена домами не выше шести этажей, чтобы здания солнце не заслоняли, как в Нью-Йорке. Настаивал на чередовании домов с зелеными пространствами. При его участии и создан запоминающийся архитектурный ансамбль главного проспекта белорусской столицы. Приложил он руку и к объемно-пространственному решению центра города. Кроме руководства практикой застройки, Александр Петрович с 1948 года возглавлял кафедру архитектуры, писал профильные книги и, конечно, продолжал проектировать. После войны по его разработкам возвели здание Минского обкома КПБ в стиле сталинский неоклассицизм с залом заседаний, перекрытым куполом (сегодня — Исполнительный комитет СНГ на ул. Кирова, 17). Архитектор любил угловые дома. На его счету 70 реализованных проектов крупных архитектурных сооружений, многие из которых и сегодня являются лицом Минска.

Еще материалы рубрики:

Как житель Бреста стал британским изобретателем, меценатом, одним из королей табачного бизнеса Европы

Изобрел чудо-вакцину и подарил ее людям. История жизни Альберта Сейбина, спасшего миллионы жизней

Как минчанин Лазарь Лагин сочинил сказку о старике Хоттабыче

Почему Геннадию Гарбуку одинаково хорошо удавались и роли простых крестьян, и образы аристократов

Безответная любовь, фиктивный брак, участие в восстании. Вспоминаем профессора математики Софью Ковалевскую

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ