«Спишь ночью, а к тебе в кровать кто-то ложится». Минчане — о странном опыте аренды жилья

Аренда жилья в Минске — распространенная практика. Казалось бы, при наличии нужной суммы и выборе по определенным критериям съемная недвижимость не должна принести хлопот. Но на практике общение с хозяевами и сожительство с незнакомыми людьми нередко превращаются в настоящее приключение. Корреспондент агентства «Минск-Новости» пообщалась с теми, кто сталкивался со странностями при аренде квартиры.

«Хозяева починили текший бачок пластилином»

Минчанка Дарья Якутик арендует жилье с того момента как поступила в БГУ и переехала в столицу. Девушка несколько лет назад окончила университет и сейчас живет в собственной квартире, но приключения с арендой в студенческое время до сих пор вспоминает с недоумением и легким шоком.

— Первая моя комната находилась в Веснянке. Снимала ее с бывшей одноклассницей у женщины лет тридцати (она жила с девочкой лет пяти) в трехкомнатной квартире. Хозяйка могла одновременно занимать три помещения: кухню, зал и ванную. То есть если там горит свет, значит, заходить нельзя. В ванную с 20 до 22 часов тоже. Полы в своей комнате мы должны были мыть каждый день. Приходить обязательно не позже 22 часов (для студентов это просто смешно). Хватило меня только на два месяца такой жизни.

Следующим местом жительства девушки стал жилой район Ангарская, где с одногруппницей она снимала однокомнатную квартиру.

— Ее освобождал мой бывший молодой человек и предложил арендовать. Мы согласились и с первого дня столкнулись с большим количеством пьяных и неадекватных людей. Могла идти в магазин мимо троих выпивших мужчин, которые освищут и будут кричать нецензурные реплики и предложения вслед, — вспоминает Дарья. А назад иду и в подъезд попасть не могу, потому что стоит очередное чудо и справляет нужду на домофон… И так еженедельно. Но в остальном жить можно было, поэтому меня хватило на целых два года. Последней каплей стало, когда ночью на лоб штукатурка со стенки падать начала.

Выбор студентки на этот раз пал на двушку на ул. Я. Мавра. Вместе с одногруппницей они сняли недорогую недвижимость, в которой девушки вынуждены были покрасить окна и поклеить обои в счет половины месячной суммы за аренду.

— В первый день переезда на кушетке на балконе оттирали кровь. Это мужа хозяйки порезали по пьяни. Еще спустя неделю у нас откуда-то завелась мышь. Хотя это был четвертый этаж пятиэтажки. У нас не получалось ее словить, потому что стена между комнатами была внизу с дыркой, и грызун легко туда подлезал, — делится девушка. Но это не все недостатки. Спустя время у нас по вине соседей сверху засорился унитаз, и мы не могли им пользоваться. Хозяйка напрочь отказывалась помочь и засчитать ремонт в ежемесячный платеж. В таких условиях нас хватило на месяц (две недели из этого времени — без туалета!). Когда надумали съехать, владелица потребовала дополнительную плату «за пользование имуществом». Но мы бежали оттуда, заплатив только за месяц проживания…

В хрущевке около ст. м. «Пушкинская» Дарья поселилась с одногруппницей и ее подругой. Девушка заняла проходную комнату, а ее соседки — вторую.

Фото носит иллюстративный характер, ruv.de

— Хозяева оказались отличными. Но здесь проблема в другом — в соседке. Моя комната была проходная, и там был телевизор, поэтому все тусили у меня. Так вот, подружка одногруппницы сидела там и мусорила у меня на кровати семечками. Убирать, конечно, приходилось мне. Оценить масштаб катастрофы поможет тот факт, что полотенце, которым она вытиралась, могло валяться в прихожей возле обуви. После чего им спокойно пользовались. Использованные средства женской гигиены тоже нередко валялись по комнате. Я взмолилась родителям, и мама сняла мне однушку.

По словам Дарьи, квартира была отличной. Единственный минус — сосед снизу.

— Он был алкоголиком. Приходил ко мне 1–2 раза в неделю и орал, что я ношусь по дому, как слон. А я целый день сижу на диване на кухне и пишу курсовую. И это продолжалось регулярно. Я прожила год. Писала на него жалобу в товарищество (мне сказали, что я не первая). В итоге пришлось съехать, потому что он постоянно цеплялся и стало страшно выходить из дома, — вспоминает собеседница.

В следующую квартиру она заехала также одна. До сих пор Дарья помнит навязчивого хозяина, вещи которого находились в доме, и он регулярно приходил их забирать в отсутствие девушки.

— Но, справедливости ради, мои вещи не пропали. Прожила примерно девять месяцев, и тут он заявляет: у тебя три дня, чтобы съехать, потому что бывшая супруга требует раздела имущества. За три дня, по своему опыту, найти квартиру нереально (ведь все это было в 2008–2013 годах, когда недвижимость находили через газету или у недобросовестных агентов). Поэтому мне пришлось искать хоть кого-нибудь, к кому можно подселиться.

Так минчанка нашла незнакомых девушек, к которым сразу же переехала. Дарья и одна соседка занимали одну комнату двушки, вторая студентка — другую.

— С девочкой, с которой я была в комнате, мне очень повезло, а вот с другой не очень. Она каждую неделю водила новых женихов на ночь и удивлялась, почему ее замуж не берут. Еще могла взять что-нибудь мое и не сказать об этом, потом не возвращать месяцами. Однажды даже взяла у соседки ее деньги и укатила на море (без спроса, естественно), — возмущается собеседница. Хозяева — это отдельный разговор. У нас постоянно тек бочок в туалете, и мы топили соседей. Я не выдержала и говорю как-то: давайте сантехника вызовем, пускай починят (хотя бы за наш счет). Оказалось, что он треснул внутри. Угадайте, как хозяева его починили. Пластилином, Карл!

«Открываю дверь в санузел, а там лежит мужчина и встречает меня со словами: «Заходи не бойся — выходи не плачь»

Еще одна минчанка, Алина Спиридонова, начала искать квартиру после переезда в Минск и увольнения с работы в другом городе. На тот момент главными критериями поиска жилья для девушки были близкое расположение к метро и низкая стоимость.

— Думала, когда найду работу, можно будет подобрать вариант получше. А пока нужно брать, что есть, — рассуждает минчанка. Первую квартиру сняла с пожилой хозяйкой. Я уходила рано и возвращалась поздно, была в активном поиске работы. Через две недели владелица недвижимости просто выставила меня за двери. Обосновала тем, что раз я поздно прихожу, значит, я женщина легкого поведения. Еще якобы мешаю ей: громко достаю посуду из шкафчиков. Да и волосы от меня, оказывается, есть. Это странно, ведь она видела, что они густые, длинные и, как у всех людей, выпадают.

Деньги девушке хозяйка так и не вернула. Алина и не пыталась доказывать что-то женщине. Понимала, что в этой ситуации никаких прав у нее нет. Тогда она решила искать жилье не с пенсионерками, а с такими же квартирантами.

—Так нашла девушку, которая искала на подселение в проходную комнату. Мне понравилось по цене. Кроме нас жили и тараканы. Об этом я узнала уже после заселения. В дополнение у соседки был очень ненормированный график и случались регулярные шумные попойки. Конечно, изначально я не знала, что она пьет. Были случаи, когда мне утром нужно было на работу, открываю дверь в санузел, а там лежит мужчина и встречает меня со словами: «Заходи не бойся — выходи не плачь». Вскоре я оттуда съехала, — с ужасом вспоминает девушка.

В этот период в Минск переехала подруга Алины, и они вместе договорились арендовать двухкомнатную квартиру. Девушки стали неплохо зарабатывать и решили обратиться в агентство, потому что времени, чтобы найти что-то самостоятельно, не было.

— Достаточно быстро в агентстве нам дали номер первых хозяев. Квартира располагалась на Кирова, 2, прямо в доме, который называют Воротами Минска. Хороший вид и огромный метраж. Мы заплатили сразу за три месяца вперед. Все было хорошо, пока к нам спустя две недели не стал заезжать сожитель хозяйки, у которого были ключи. Свой приезд из коттеджа в Ратомке он мотивировал тем, что ему нужна была соль, какие-то инструменты и другие мелочи. Приезжал всегда с бутылкой водки и любил поговорить о жизни. Хозяйка начала звонить и разбираться, почему я увожу ее мужчину. Хотя я не знала его номера и толком даже не общалась с ним.

Фото носит иллюстративный характер, informupack.ru

Спустя 3–4 недели относительно спокойная жизнь в квартире стала и вовсе пугающей.

— Это было воскресенье, около 8 утра. Подруга меня будит, я просыпаюсь и вижу, что по комнатам ходят люди. Оказывается, хозяйка привела потенциальных покупателей квартиры, — рассказывает Алина. Задали ей логичный вопрос: почему так, ведь мы заплатили за три месяца? На что она начала угрожать, что в наше отсутствие выбросит вещи, выставит нас с милицией. Но она была не осведомлена в юридических вопросах, и я в ответ пояснила, что мы тоже можем написать на нее заявление. Она просила заплатить за четвертый месяц, ссылаясь на то, что деньги у них уже закончились. Выяснилось, что они с сожителем их просто пропивали.

Пожив в квартире три месяца, девушки поспешили съехать.

— Была еще квартира, в которой я жила с бабушкой. У нее был странный внук, который приходил ночью и заваливался на кухне или со мной в комнате. Я просила его уйти, выпихивала, а он говорил, что так ему теплее и спокойнее спится. Когда я говорила об этом бабушке, она утверждала, что сама виновата. Хотя я с ним даже не общалась и точно не приглашала к себе. Представьте, спишь ночью, а к тебе в кровать кто-то ложится, — улыбается минчанка.

Фото из личного архива собеседниц и Интернета

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ