СПОЕМТЕ, ДРУЗЬЯ. «День Победы»

Как создавалась песня «День Победы» — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Эта песня давно стала лейтмотивом выдающегося события ХХ века — победы над фашизмом. Но путь произведения был тернист, и в первом исполнении она звучала иначе.

Без слез

Накануне 30-летия Дня Победы, в 1975 году, поэту-фронтовику Владимиру Харитонову позвонил редактор Всесоюзного радио и предложил поучаствовать в конкурсе Союза композиторов СССР на лучшую песню к празднованию. Поэт согласился не раздумывая. Ведь слова «война» и «победа» для него не пустой звук. Он воевал в пехоте, конном взводе и водолазных частях. Был ранен. Смущала одна деталь. Редактор попросил, чтобы песня была веселой, без слез. Но именно фраза «Это праздник со слезами на глазах» сразу пришла в голову поэту, хорошо помнившему бои в 1941-м на Волховском фронте. «Почему они хотят без слез?» — удивлялся он.

В середине 1970-х чиновники, ответственные за информацию, тщательно фильтровали устные воспоминания и мемуары ветеранов. В созданный образ народа-победителя слезливые истории не вписывались. Но Харитонов решил поступить вопреки. Когда стихи были готовы, поэт позвонил композитору Давиду Тухманову. У них был совместный опыт работы — песня-шлягер «Как прекрасен этот мир». Приглашение Тухманова принесло песне о победе и ближайшие неприятности, и дальнейший успех.

Не ко двору

Основной костяк Союза композиторов СССР в 1970-е составляли увенчанные лаврами мужчины старше 65 лет, пережившие войну. А Тухманову в начале 1975-го было всего 34 года. Войну он встретил младенцем. К тому же музыкальные старожилы успели приклеить композитору ярлык легкомысленного эстрадника. Он был известен по песням «Последняя электричка», «Наша любимая» и другим, под которые отплясывала молодежь на танцплощадках. По меркам музыкальных мэтров, взявшись за песню о победе, мальчишка Тухманов покусился не на свое, посягнул на их территорию… Он ведь не нюхал пороха. Да и в сам Союз композиторов СССР его приняли только в 1973 году, когда у него было более 30 танцевальных шлягеров.

Несмотря на разницу в возрасте, поэт Харитонов предполагал, что именно Тухманов сможет прочувствовать ключевые фразы его стихов.

Крепко сказано

Когда Тухманов принес музыку песни, она звучала не так, как мы привыкли сегодня, а была похожа на смесь танго и фокстрота, хотя мелодия та же. Дело в оркестровке, или, как сейчас говорят, аранжировке. В ней звучали бас-гитары и прочие электронные музыкальные инструменты. На конкурсе, к которому создавали это произведение, комиссия назвала его пошлятиной и позором, каким нельзя марать светлую память о Великой Победе. Однако благодаря связям поэта Харитонова 9 мая 1975 года в передаче «Голубой огонек» на Центральном телевидении песню исполнил вокалист Леонид Сметанников.

Евгений Александров

— Это было скандалом, — вспоминал Евгений Александров, директор музея ансамбля песни и пляски Российской армии.  Может быть, Тухманов хотел осовременить мелодию, сделать ее доступной для молодых. Но получилось легкомысленно. Очень расстроились, потому что Давид рассчитывал, что песня произведет эффект. Конкурс Союза композиторов «День Победы» проиграла. А тут ее крутят по телевидению. Возможно, обиделись аксакалы Союза, позвонили кому следует. Но руководитель ансамбля Борис Александров в песне что-то разглядел и сказал, что с ней надо поработать.

Озарение

Д. Тухманов принес ноты Александрову, и тот выбрал в качестве исполнителя молодого вокалиста Эдуарда Лабковского. Он вспоминал:

— Почему-то всегда муссировалось, кто был первым исполнителем. Летом 1975 года песня оказалась у нас в ансамбле, мы стали репетировать. Хор ее категорически не воспринимал. Исполнители просто издевались, пели, как шуточную. Аранжировка действительно была слишком танцевальной. Борис Александров, наш руководитель, произносит свое самое страшное ругательство: «Черт подери, пугачевщину развели… Дальше некуда. Эстрада». И вдруг в один из моментов он говорит ударнику: «Уберите синкопы. Играйте ту же мелодию, но в маршевом стиле». И на глазах у всех песня превратилась в победный марш. Хор притих от изумления.

С лета 1975-го ансамбль стал исполнять «День Победы» в гастрольных поездках. А Лев Лещенко спел ее позже, в ноябре 1975-го, на концерте ко Дню советской милиции и уже в аранжировке Бориса Александрова.

Лев Лещенко

Так методом проб и ошибок подобрали ключ к сердцам миллионов.

Согласился на обмен

Песню услышала и полюбила страна. Но страсти вокруг нее не утихали. Теперь они приняли совсем другой характер.

Эдуард Лабковский

— Однажды Лещенко приходит в концертный зал «Россия», где завтра у нас концерт, и говорит главному режиссеру: «Если Лабковский споет «День Победы», я просто повернусь и уйду», — вспоминал Э. Лабковский.  Мне в час ночи звонит режиссер и говорит: «Эдинька, родной, ты только не обижайся, но вот такой случай…» Отвечаю: «Замечательно! А можно, я романсы спою?» И впервые вышел и пел не военные песни, а старинные романсы, которые мне тоже по душе.

Владимир Харитонов

Никто не пострадал. Слава наконец настигла авторов Тухманова и Харитонова. Остался в тени лишь Б. Александров, повернувший песню к удачному исполнению.

«День Победы» подхватили Иосиф Кобзон, Муслим Магомаев, Юрий Богатиков, Юрий Гуляев, Эдита Пьеха, ВИА «Лейся, песня». Появилась польская версия Dzień Zwycięstwa в переводе Виктора Максимкина. Ее на фестивале солдатской песни в Колобжеге спел Центральный художественный ансамбль Войска Польского.

В Белоруссии с 1976 года это произведение долгое время исполнял народный артист БССР Владимир Яцкевич.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ