СПОЕМТЕ, ДРУЗЬЯ. «Песня мушкетеров»

О том, как создавалась «Песня мушкетеров», — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Из-за судебной тяжбы между режиссером фильма, автором сценария и автором слов песен премьера ленты задержалась на целый год.

Ровным счетом

25 декабря 1979 г. в эфире Центрального телевидения начался показ «Д’Артаньяна и трех мушкетеров». Актеры, исполнившие главные роли, сыграли потом еще в сотне других картин, Максим ДунаевскийМихаил Боярский спел десятки популярных песен. Однако при любом удобном случае ему и остальным задают вопросы именно об этом фильме. Как шутил Валентин Смирнитский (Портос), каждый актер должен построить дом, посадить дерево и… сыграть в «Д’Артаньяне».

Успех связан не только с популярностью романа Дюма, но и с песнями, прозвучавшими в ленте. Изначально их было 30! Поют почти все персонажи, но динамика сюжета от этого не снижается, кино не напоминает вялотекущий мюзикл. Но 31-я песня, написанная прямо на съемочной площадке, стала яблоком раздора между создателями. Музыку ко всем написал Максим Дунаевский, доказавший, что природа на детях отдыхает не всегда. Как премьера «Веселых ребят» в 1934 г. изменила судьбу его отца композитора Исаака Дунаевского, так и приключенческое кино о мушкетерах стало для молодого композитора мостиком к славе.

Но многие известные сегодня песни писались совсем не для телефильма.

От пьяницы до ребенка

Когда режиссер Георгий Юнгвальд-Хилькевич подал заявку на экранизацию известного романа, друзья тщетно советовали ему сходить в московский ТЮЗ на пользующийся с 1974 г. успехом спектакль Сандро Товстоногова. По мотивам произведения А. Дюма Марк Розовский написал Георгий Юнгвальд-Хилькевичтеатральную пьесу. На сцене звучали песни Дунаевского на стихи Юрия Ряшенцева «Баллада о дружбе» («Когда твой друг в крови…»), «Баллада об опасной дороге», «Смерть Констанции», позже вошедшие в картину. Юнгвальд-Хилькевич заявлял, что не хочет превращать кино в оперетту. Но когда настойчивые приятели сумели привести его в театр, мнение режиссера кардинально изменилось. Спектакль, как и последующая лента, не оставлял впечатления музыкальной безделицы. К тому же это был взгляд на приключения мушкетеров с иронической точки зрения. Он решил снимать по пьесе Марка Розовского. Конечно, материал пришлось адаптировать для кино, что и стало еще одним камнем преткновения для авторов.

Дополнительные композиции, написанные специально для фильма, — это «Песня мушкетеров» («Пора-пора-порадуемся…»), «Баллада Атоса», «Бургундия, Нормандия…» и десятки других. В истории создания «Песни мушкетеров», которую сейчас назвали бы саундтреком ленты, есть разночтения. Юнгвальд-Хилькевич рассказывал, будто предложил авторам оттолкнуться от песенки из американской комедии «Три мушкетера», написанной в 1930-е Самуилом Покрассом. В ней был напев Very-very-very, то есть «Очень-очень-очень», который поэт Ряшенцев превратил в «Пора-пора-порадуемся». Ритм, по словам режиссера, должен был напоминать стук копыт и запоминаться всем «от пьяницы до ребенка».

Ряшенцев опровергал слова Юнгвальд-Хилькевича, утверждая: вводных никто не давал. Он просто поспорил с Розовским, что сможет написать слова песни, которую будут горланить во всех ресторанах. И написал.

Под запись

В 1969 г. Максима Дунаевского восхитили ультрамодные аранжировки Геннадия Гладкова в мультфильме «Бременские музыканты». Максим Исаакович мечтал то же самое реализовать в кино. Дирекция киностудии убеждала сделать стилизацию песен под XVII в. И навязывала симфонический оркестр кинематографии, который с 1924-го исполнял всю музыку для кино. Максим хотел только современных ритмов, сопротивлялся, а когда бороться уже не было сил, уехал в Полтаву, где заранее нашел ансамбль «Краяны». С собой привез и свой «Фестиваль». В студии Полтавского радио и записали всю музыку для картины. Голоса — уже в Москве.

Д’Артаньян стал медведем

На роль д’Артаньяна изначально утвердили прекрасного, но не поющего Александра Абдулова. Композитор настаивал на Михаиле Боярском с хорошим вокалом. Актеру было под 30, староват для 18-летнего гасконца. Сперва он получил роль Рошфора. Но Розовский и Дунаевский — выходцы из театра МГУ, Елена Дриацкаяединомышленники — смогли убедить режиссера. Лепту внесла и Алиса Фрейндлих, утвержденная на роль королевы Анны. Она коллега Боярского по театру имени Ленсовета. Абдулову повезло: если бы он исполнил роль д’Артаньяна, не сыграл бы юношу-медведя в картине «Обыкновенное чудо» (1979), после выхода которой стал звездой. Съемочные периоды лент совпали.

Боярский — один из немногих, кто пел в фильме своим голосом. Сами пели Алиса Фрейндлих, Алексей Кузнецов (Бэкингем), Александр Трофимов (Ришелье). Забавно, что песня осталась в его исполнении, а роль переозвучил Михаил Козаков. Вокальные партии Констанции и служанки Кэт исполнила певица Елена Дриацкая. Рок-балладу «Есть в графском парке черный пруд» записал Вениамин Смехов. По рассказам актера, перед этим он выпил коньяку. Запись была не самой удачной. Назначили повторную, но она не состоялась. Тромбонист ансамбля «Коробейники» Вячеслав Назаров спел за актера. Смехов рассказывал, что каждый раз после показа картины по ТВ он звонил своему товарищу Дунаевскому и в телефонную трубку пел не спетую им в ленте песню.

«Коробейники» отработали не только за Вениамина Смехова — записали все хоровые партии. Владимир Чуйкин, солировавший в ансамбле, сладкоголосо исполнил песни за Арамиса.

Для первой серии «Куплеты Рошфора и миледи» актер Борис Клюев записал в студии с Еленой Дриацкой. В третьей серии «Песню миледи» спела сама Маргарита Терехова. Эта песня стала последней каплей, переполнившей чашу терпения соавторов.

Дела судебные

Когда потребовалась дополнительная, 31-я в ленте песня для миледи, режиссер не стал звонить из Львова, где проходили съемки, Юрию Ряшенцеву в Москву, а обратился к Вениамину Смехову. Актер сочинил нехитрые стихи, а Максим Дунаевский прислал готовую музыку из своего запасника. Марк РозовскийКак пояснял сам Ряшенцев, режиссер вправе вставлять в фильм любые композиции. Претензия была в том, что в титрах Ряшенцев указан как единственный автор слов всех песен. А автором, на его взгляд, глупых строк «Я провинилась чистотой, я провинилась красотой» поэт быть не хотел и не был. Говорил: «Я не писал этого, как не писал «трактор в поле дыр-дыр-дыр, мы за мир». Требовал, чтобы в титрах стояла фамилия настоящего автора 31-й песни — Смехова. Ряшенцев подал в суд на киностудию и лично на режиссера. То же самое сделал Марк Розовский, так как остался недоволен правками, внесенными Юнгвальдом-Хилькевичем в его пьесу для экранизации. Премьера могла состояться в декабре 1978 г. Но целых 12 месяцев длились судебные тяжбы. Шутили: благо Дюма не восстал из могилы с заявлением. Председатель Государственного комитета СССР по телевидению и радиовещанию Сергей Лапин оказался щепетильным в юридических вопросах. И только когда Розовский и Ряшенцев выиграли суд, за неделю до нового, 1980 года страна прильнула к телеэкранам.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ