«Стараюсь подиумную моду внедрить в сценический костюм». Как художник создает наряды для театра

Художник по костюмам Виктория Тя-Сен в интервью корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказала о профессии, театре, переезде в Минск и смысловой нагрузке костюма.

Работы Виктории я впервые увидела на сцене Белорусского государственного академического музыкального театра в оперетте «Король вальса». Не могла оторвать глаз от великолепных дамских нарядов и решила обязательно пообщаться с автором этой красоты. Встретились мы в Молодежном театре, где она работает художником по костюмам. С первых же минут общения поняла, что собеседница обладает неуемной энергией, жизнелюбием и неумением сидеть без дела. Виктория рассказала, что в ее жилах кроме славянской течет и китайская кровь — от дедушки. Ей посчастливилось стать продолжательницей творческой династии: отец был режиссером ТЮЗа в Тольятти, сестра Вероника — художница в Москве. Сама Виктория семь лет назад переехала из Тольятти в Минск.

— Виктория, с чего начинался ваш творческий путь?

— Первая моя специальность — швея, вторая — художник-модельер-консультант. Раньше такие специалисты сидели в каждом ателье. Я работала в Доме моды в Ярославле. Быстро «читаю» фигуру и вижу все недостатки, поэтому сразу могу предложить, какие фасоны одежды стоит носить, чтобы их скрыть. Помню, как совсем юная бежала на высоких каблуках, опаздывая на работу, а у моего стола уже выстраивалась очередь из женщин, которым была нужна помощь.

Затем работала в Российском государственном академическом театре драмы имени Федора Волкова. Меня научили красить ткани, расписывать костюмы, делать различные рисунки, создавать реквизит для сцены. Там я стала бутафором-декоратором. Отучилась в Пензенском художественном училище имени Константина Савицкого и вернулась в стены театра. Довелось поработать и с Юрием Куклачевым. Рисовала эскизы костюмов для клоунов, которые выступали вместе с ним. Однажды решила порвать с театром и начала обшивать шоу-бизнес — самарских звезд сцены, приезжали и заказчики из Санкт-Петербурга. За помощью обращались и российские фигуристы. Наверное, их привлекало то, что люблю импровизировать, смешивать различные техники. А потом меня пригласили на работу в Минск.

— Сразу решились на переезд?

— Я бывала в Минске, но не слишком хорошо его рассмотрела. Захотела узнать историю города и страны. Переехала и не пожалела. В Ярославле жила в графском доме, а здесь купила квартиру в сталинке. Мне такое жилье ближе, чем современные высотки. Многое нравится в Беларуси — чистота, приветливые люди, вкусные продукты… Мои друзья, когда здесь гостят, тоже это отмечают.

Обожаю свою работу! В Молодежном творчески расту с каждым спектаклем. Благодарна руководству театра за то, что приглашают не только белорусских, но и зарубежных режиссеров. Порой приходится отвоевывать свое видение костюмов, и эта борьба ведет к росту. В «Козьем острове» почти все костюмы я связала крючком, а выглядят они, как макраме. Помню, горячо спорили с режиссером-постановщиком Искандером Сакаевым, как должны выглядеть костюмы, и он принял мои идеи. Обожаю эпатировать публику чем-то ярким, неожиданным, возможно, с элементами высокой моды, как в спектакле «Дурочка».

— Бывало ли, что актер отрицал что-то в своем костюме?

— За время работы в Молодежном узнала вкусы актеров. Учитываю, насколько им удобно в костюмах, иду навстречу пожеланиям. Вот почему сейчас люди редко ходят в ателье? Потому что нет индивидуального подхода и умения скрыть недостатки фигуры. Это приходит с опытом. У моей мудрой бабушки Софии был чемодан тканей. Она знала, что я втихаря таскаю их и режу. Лет с 13 на уроках труда шила юбки и кофты. Затем азы профессии постигала в швейном училище. Образование накапливалось постепенно. Бабушка говорила: «Твое шитье — это кусок хлеба на всю жизнь». Тогда я не понимала, насколько она права! Работа, приносящая удовольствие и деньги, — это счастье. Мне нравится делать что-то красивое, например авторские куклы.

— Ваш первый опыт сотрудничества с нашим Музыкальным театром оказался успешным.

— Когда мне предложили создать костюмы для оперетты «Король вальса», немного смутилась. Я понимала, что это огромный труд, но рискнула. Понадобилось создать костюмы для балета, хора, солистов оперетты. Повезло работать с интересным режиссером Зинаидой Вержбицкой. Она поставила задачу: нужны платья пышные, в пол, как у Золушки. В декорациях мне нравится сочетание цветов, как у художников-импрессионистов. Заметила что-то созвучное с картинами Эдгара Дега. Решила вписать костюмы в декорации. Все получилось гармонично.

— Что взяли за основу?

— Когда режиссер дает пьесу, он обозначает место и время действия. Хорошо, если есть распределение ролей среди актеров. Если нет, то, читая пьесу, все равно вижу образы героев. Беру карандаш и начинаю зарисовывать костюмы. Делаю несколько вариантов в графике, показываю режиссеру, определяем, в ту ли сторону иду. В «Короле вальса» решила основываться на моде времен Штрауса, но дополнять наряды современными элементами. В мужских костюмах поиграла с асимметрией. Вы думаете, почему у импресарио одна пола сюртука длиннее? Потому что он двуликий.

У женских нарядов изумительный декор, присмотритесь к буфам — пышным сборкам (складкам) на рукавах платьев и юбок. Их украшают мелкие детали: камни и вышивка. Приходилось продумывать много нюансов. Например, под серую вуаль поместила голубую. Когда на нее попадал луч прожектора, получалось изумительное неземное сочетание цветов. Старалась делать универсальные вещи, в которых и в пир, и в мир можно выйти. К ним — аксессуары: перчатки, шляпки, украшения… Каждая вещь в драматическом театре несет смысловую нагрузку.

Я никогда не рисую то, что не могу сама сшить, поэтому мне легко объяснять швеям, что хочу сделать. Эскизы — только от руки. Мне неинтересно, чтобы за меня творил компьютер, хочу создавать живую линию образа. Благо в пошивочном цехе Музыкального театра работают настоящие профессионалы, которые понимали меня с полуслова.

После «Короля вальса» постепенно стала приобщаться к балетному и оперному искусству. Конечно, не собираюсь меняться, ведь я — художник драмы. Но почему бы не узнать новое? Испытываю удовольствие от симбиоза декораций, костюмов, игры актеров, звучания их голосов. Мечтаю о красивых классических спектаклях. Признаюсь: порой устаю от театра, ведь он со мной с детства, но без него уже не могу.

— Хотели бы развиваться в направлении высокой моды?

— Ценю Вячеслава Зайцева, Джона Гальяно, Йоджи Ямамото, Веру Вонг, но высокая мода неживая для меня, в отличие от театральной. Мы показываем зрителю живых людей, с объемами. Стараюсь подиумную моду внедрить в сценический костюм, а его сделать универсальным. Это для меня главное.

— Для себя что-то создаете?

— Понимаю модельеров, которые выходят в свет в свитерах и брюках. Они хотят затеряться, не ощущать на себе изучающие взгляды. В Минске приглушенная, европейская мода. Каблуки, яркий блейзер и штаны с вышивкой быстро сменила на низкую подошву, джинсы и куртку. Конечно, у меня в шкафу есть вещи для выхода в свет, но они мне быстро надоедают, раздариваю их. Я обыкновенный человек, в толпе вы меня не узнаете. Видимо, работая, настолько выкладываюсь, что на себя нет времени и сил, хочется только удобства. К счастью, в Беларуси есть хорошие производители текстиля и обуви, поэтому одежду для себя и ткани для дела покупаю в столичных магазинах.

Фото автора, Сергея Пожоги и из архива Виктории Тя-Сен

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ