СТОЛИЦЫ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО. Звездная жена

Вера Полякова — актриса, известная далеко за пределами Беларуси, преподаватель театрального факультета БГАИ, идейный вдохновитель и менеджер театрального проекта «ТриТформаТ» и одновременно супруга дипломата.

— Вера Александровна, слышала, вы росли в семье, где царил матриархат?

— Нет. Не матриархат. Но маме очень часто приходилось принимать ответственные решения. Работая на руководящих должностях, она перенесла такой тип отношений и на семью. Папа же довольно гибкий. Я по характеру похожа на него. А еще отходчивая. Бывает, накатит такая обида — слезы ручьем, страдания, мир кругом рушится… Выливаю все это подруге, загружаю ее своими проблемами. Через час меня отпускает, могу смеяться, шутить. На следующий день подруга пытается помочь разобраться в моей проблеме, а я о ней уже забыла.

— Часто приходится плакать?

— Да. Я очень эмоциональный человек. Легко расстраиваюсь и обижаюсь из-за несправедливости. И мне постоянно хочется, чтобы всё вокруг было лучше, чем есть на самом деле. Говорят, если хочешь что-то изменить, начни с себя. Поэтому выставила для себя довольно жесткие рамки. Но отсюда и отношение к окружающим людям — требовательное, ответственное.

— Как вы считаете, роли в театре или кино распределяются по справедливости? И кто выбирает роль: вы ее или она вас?

— К счастью, сейчас нахожусь в таком положении, когда не надо хвататься за любое предложение, чтобы утвердиться или заработать. Поверьте, это настоящее счастье, когда у актера есть выбор. Правда, оглядываясь назад, когда я соглашалась на роли, которые на самом деле не надо было играть или в которых не нужно было сниматься, вижу, что у меня ошибок совсем немного. И практически нет ролей, за которые стыдно. Одна из коллег как-то призналась: деньги съела, а позор на всю жизнь. Сегодня я состоявшаяся женщина. И не только потому, что жена высокопоставленного чиновника. Главное, у меня есть работа! Мне нравится то, что делаю и как делаю, и то, что я могу зарабатывать и не висеть у мужа на шее. А если учесть, что старший сын оканчивает школу, а младший — в первом классе, то этот год для семьи был довольно тяжелым в финансовом отношении.

— И все-таки от некоторых ролей вы отказываетесь…

— Когда чувствую, что роль ничего не даст в профессиональном плане и я только потеряю время.

— Сказывается ли при выборе той или иной роли ваш социальный статус — супруги министра внешнеполитического ведомства?

— В какой-то степени да. Я бы сказала, надежный финансовый тыл. И еще когда у тебя нет прямой материальной зависимости от роли. Во всех остальных случаях мой статус скорее преграда, чем трамплин для подъема. Муж иногда может даже перекрыть мне кислород. Для него очень важно знать, что в моей карьере и продвижении он не участвует как чиновник. Как критик — да. Как лоббист — нет. Хотя пробивать роли в нашей профессии — дело обычное. И воспринимается это в театральной среде вполне нормально.

— Но ваш муж никак не связан с театром…

— Поэтому нам и приходится нащупывать верную грань, чтобы не навредить друг другу. Договорились, что я не вмешиваюсь в его работу, он не вмешивается в мою. Как и любому мужчине, ему хотелось, чтобы я была дома. Он надеялся: раз я так сильно его люблю, то всю себя положу на алтарь семьи. Но мне с детства удается быть везде, и никто не страдает от моего отсутствия. Даже преподаватели в академии недоумевали: у меня получалось сниматься в кино, играть в театре и при этом они не чувствовали моего отсутствия на курсе. Хотя, постойте! Единственный раз мы с мужем не нашли консенсус, когда я работала на телевидении. По мнению некоторых, жена министра должна сидеть дома и варить борщи. Я уступила и оставила телевизионный проект.

— Тем не менее в публичности вам не откажешь…

— Я умею не только готовить. Четыре года веду театральный проект. Совместно с артистами Театра-студии киноактера и режиссером Татьяной Троянович делаем четвертую постановку. В проекте мне приходится совмещать работу худрука, продюсера и даже заниматься рекламой. Мы нацелены играть спектакли по пьесам белорусских авторов. Уже сделали две такие постановки. Тем не менее я обычная женщина. Утро начинается в 6.15 на кухне: завтрак, обед и ужин для семьи должны быть каждый день! В свободное от основной работы время стираю, убираю, глажу, проверяю уроки. Не пропускаю ни одного школьного мероприятия у детей. Как-то внезапно образовался театральный кружок в классе младшего. Я так увлеклась постановкой «Мухи-Цокотухи», что наш класс даже победил на районном конкурсе и занял второе место на городском.

— А какие домашние обязанности возложены на супруга?

— Бывают такие дни, когда Владимир Владимирович приходит домой настолько уставшим, что даже может какое-то время ни с кем не разговаривать. Тогда мы стараемся оградить его от домашней возни. Почти за одиннадцать лет замужества научилась попадать в его настроение. Даже когда что-то важное, выжидаю нужный момент. Хотя по хозяйству он умеет делать буквально все. Про таких говорят: мужик с руками. Может с сыном и грядки вскопать, и зелень посеять. Еще с младшим занимается математикой и английским, вместе решают логические задачки. И у сына очень хорошие успехи. А вот старший, глядя на работу отца, решил, что дипломатом быть не хочет. Серьезно готовится поступать на фармфакультет медуниверситета.

— Вы оба известные личности. Присутствует ли ревность к славе?

— Муж для меня — это моя жизнь. Он дал мне все. Хотя мы совершенно разные, но за эти годы подпитали друг друга тем, чего каждому недоставало. Владимир Владимирович никогда не хвалит меня в глаза. Но я знаю, что он меня ценит, мной гордится. И это не показное. На каждой премьере меня ждет строгий суд в лице мужа и двух его друзей. Это самые строгие и справедливые комментаторы. Пару раз пришлось даже слезу пустить, когда услышала, что им в игре чего-то не хватило. Что касается ревности… Ведь и до замужества я была уже известная актриса, все-таки двадцать лет на сцене. И если Владимир решился жениться на артистке, то и сомнения все были отметены.

— Вера Александровна, согласно статусу супруги министра вам приходится проводить встречи с женами глав дипмиссий, аккредитованных в Беларуси. Расскажите об этой части вашей жизни.

— Женская дипломатия иногда играет более важную роль, чем официальная. Ведь жены послов — это их глаза. Всё, что не успевают приметить в силу занятости мужья, видят их жены. Вначале была легкая настороженность с их стороны. Но я открытый человек, к тому же творческий. И первую протокольную встречу провела… в цирке. Спасибо большое Татьяне Бондарчук, без ее помощи было бы трудно. Именно эта встреча растопила тоненький лед напряженности. И в последнее время на наши приемы приходит очень много женщин. Кроме того, там, где позволяет протокол, стараемся проводить встречи с участием жен. Первый раз их пригласили на выходные в Гродненскую область. Семьи дипломатов были просто в восторге. Хочется показать женщинам все уголки Минска, особенно любимые мной. Это и скверик во дворе академии искусств, и парк Челюскинцев, и ботанический сад. В галерее последнего мы праздновали 8 Марта. Очень люблю район Сельхозпоселка. Приглашаю жен дипломатов и на спектакли, где играю. Считаю это большим плюсом к имиджу нашей страны. В последнее время часто приходится слышать от покидающих Беларусь дипломатов, что Минска им будет недоставать. Поверьте, это дорогого стоит.

Еще материалы рубрики:
СТОЛИЦЫ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО. Судьбы своей хозяйка

СТОЛИЦЫ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО. Дипломат Зоя Колонтай

СТОЛИЦЫ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО. Талисман телеведущей Юлии Александровой
СТОЛИЦЫ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО. Золотой возраст актрисы
СТОЛИЦЫ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО. Гендиректор «Беларустуриста»
 

Самое читаемое