«Сюда упала ведущая их стрела». Об улице Татарской в Минске и представителях былого кочевого народа

Только три улицы в Минске названы в честь национальностей: Белорусская, Украинская и Татарская. О последней из них и представителях былого кочевого народа — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Именно на Татарской в моей в то время телевизионной журналистской биографии случился эпизод, который иначе как организованным заранее зритель воспринять не мог. Мы снимали на месте бывшего мусульманского кладбища, когда из подъехавшего автомобиля вышли невеста в белом платье и фате и торжественно-строгий жених. Они направились к единственной сохранившейся могиле — минского подпольщика Хасеня Александрóвича, в годы фашистской оккупации печатавшего газету «Звязда». Положили цветы, постояли. И только тогда присутствовавший на съемках историк Ибрагим Канапацкий спросил, кто они.

— Здесь похоронены мои предки, и в такой день я прошу их благословения, — ответил юноша.

— Позволь мне благословить вас по мусульманскому обычаю, — предложил Ибрагим Борисович и не смутился, когда услышал, что невеста православная и они намерены венчаться в церкви.

— Это очень хорошо, — ответил знаток мусульманских законов.  Аллах един, велик и милосерден, и все мы его дети.

Он на арабском языке сотворил молитву, молодые уехали. А мы остались в растерянности: эпизод дивный, но какой зритель поверит, что это не рояль в кустах? И только Канапацкий растроганно радовался, повторяя:

— Какие прекрасные дети! Помнят и чтят предков своих!

Действительно помнят. Судьба подарила мне знакомство с рано ушедшей из жизни художницей Айшой Александрóвич, которая знала по меньшей мере 10 поколений своего рода, среди которых была княжна Тохтамышева, сестра хана, спалившего Москву.

— Я воображаю своих предков сгустком энергии, — говорила Айша Брониславовна.  Они все время куда-то стремились. Может, кроме завоеваний, искали духовную идею, иначе зачем рваться в бесконечную даль? А когда прилетели и осели на этой земле, успокоились. Значит, сюда упала ведущая их стрела…

Минчанин из Татарского предместья. 1952 год

Кочевники приобрели мирные оседлые профессии. И если то, что среди татар было много искусных кожевников, шорников, чеканщиков, скотоводов, оружейников, не удивляет (эти профессии неотъемлемы от кочевой жизни), то татарские огороды — феномен. Откуда взялись такая любовь к растениям, пристрастие к земледелию? Только от трудолюбия, стремления все сделать, как надо. «Встань, Бронька, встань и иди», — командовал себе 90-летний Бронислав Александрóвич, крестьянствовавший в Узде. И вставал, и шел, и работал, не замечая, что эти слова стали девизом его детей, внуков, соседей и всех слышавших их и вспоминающих в сложные минуты жизни.

Неудивительно, что потомки рода Тохтамыша знают свой герб: на красном поле щит, сабли, мечи и тамга — родовой фамильный знак. Сходен с ним знак родовых заслуг православной семьи Самотыев — с золотым стременем в центре. Да и фамилия говорит о татарских корнях. И жили Самотыи до сноса их дома в 1960-е годы в Замечетном переулке, рядом с Большой Татарской улицей. Оказывается, приглашенным в ВКЛ воинам-крымчакам, да и татарам, попавшим в плен в битве под Клецком в 1506 году, разрешалось жениться на христианках, каждый в этом случае сохранял свою веру. Постепенно забывался язык, трансформировались имена и фамилии. Но оставались традиции, характер, а родным становился белорусский язык, на котором до сих пор общаются и молятся татары, сохраняя и оберегая его чистоту. Более того, по переписям позапрошлого века (1844 год — 325 минчан — татары, 1885 год — 424, 1897 год — 1 146) отмечено, что ни один представитель этой национальности не был осужден и не сидел в тюрьме. Известно, что у мусульман нет индульгенций на отпущение грехов. Может, поэтому они так свято держат слово и помнят присягу начала XVI века, данную «на саблях» великому князю литовскому, — любить литвинов, с которыми «песок, вода и деревья являются общими».

Татарская улица в Минске — часть Татарского предместья, включавшего в себя несколько кварталов и огороды над Свислочью, частичка памяти о тех недалеких временах, когда здесь компактно жили представители былого кочевого народа. Но о вкладе татар в историю и культуру Минска и Беларуси говорит не только название улицы. Хроники ордена крестоносцев свидетельствуют: их предводитель Ульрих фон Юнгинген погиб в Грюнвальдской битве от руки татарского хана Багардина (Джелал ад-Дина), и это немало способствовало победе. Среди прославленных военачальников Российской империи, СССР и Беларуси было немало людей татарского происхождения, в том числе маршал Иван Якубовский, генерал-лейтенант Ибрагим Полторжицкий. Есть сведения, что белорусский поэт Максим Богданович имел татарские корни. Значительный вклад в белорусскую культуру внесли музыкальная семья Смольских, писатель Степан Александрóвич, искусствовед Галия Фатыхова… Зрители многих стран восхищаются костюмами Государственного ансамбля танца Беларуси, которые создавала Айша Александрóвич. Можно назвать сотни фамилий — Курмановичи и Криницкие, Шабановичи и Канапацкие, Бут-Гусаимы и Шейгиревичи, Шейбаки и Гембицкие. Их носят татары, живущие в белорусских городах и селах, честно работающие, хранящие свою и соседскую культуру и историю.

Дом в Замечетном переулке. 1960-е годы

 ***

Есть в Минске и другие места, связанные с татарами. Считается, что ранее деревня, а теперь жилой район Масюковщина названа в честь некоего Мусы. Поселок Шабаны обязан своему названию восьмому месяцу мусульманского календаря — шабану. Название улицы Амураторской, которая вела к кладбищу, переводится как «путь к истине». Но улица Татарская — одна, вобравшая в себя память о прежней Замечетной с переулками, заменившая собой все Татарское предместье. На ней возведена новая мечеть — увеличенная копия разрушенной прежней, что красовалась на месте нынешней гостиницы «Юбилейная». Современная улица Татарская достойно несет и хранит врученную ей историческую память.

От автора. Прошу отозваться участников упомянутой свадьбы, состоявшейся в начале 1990-х годов, чтобы рассказать о семье на страницах «Вечерки».

Интересные факты

«…Что касается до лука, чеснока и всяких огородных овощей, то татарки владеют каким-то секретом выращивать их в гораздо большем виде, чем это бывает у русских женщин. Их луковицы бывают величиной с порядочную репу, их картофель — красный, необыкновенно вкусный, рассыпчатый и не водянистый, их морковь и свекла — сочные и даже зимой имеют вкус такой же, как и летом. Все эти продукты, равно как и всякую зелень, вы найдете у них в самую жестокую зиму и к весне, и притом найдете без всякого повреждения и в большом количестве… Но вот что странно: очень редко удается кому-нибудь достать семян каких-либо овощей» (Павел Шпилевский. Путешествие по Полесью и Белорусскому краю. СПб, 1853).

Академик Е. Ф. Карский к татарским относит, казалось бы, исконные белорусские слова: баламут, бусел, бачыць, гойдацца, баран, кабан, капкан, курган, кафтан, тавар, туман, харч, хамут, шапка… Всего их около 2 тыс. Другие славянские народы, порой сами того не зная, пользуются заимствованными у татар словами: алмаз, лошадь, барсук, арбуз, солома, ураган, богатырь, кувшин, сарафан и шаровары, халат, корабль… Так же прочно вписались в белорусскую кухню колдуны, сырники, лапша.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ