«Тогда почти не знала языка». Необычная история любви звезды Купаловского театра и немецкого актера

Актриса Купаловского театра Валентина Гарцуева и немецкий актер Жан-Марк Биркхольц понимают друг друга без слов. Их взгляды говорят сами за себя. О том, как образовалась одна из самых красивых актерских пар Беларуси, — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Разные языки, культуры и менталитет, расстояние в тысячу километров и одна профессия на двоих — ничто не может помешать быть вместе, если двое по-настоящему любят друг друга. В начале их отношений Жан-Марк приезжал в нашу страну всего на пять дней в месяц по безвизу. Потом, как и обещал перед свадьбой, перебрался в Минск. Вынужденная самоизоляция стала для одной из самых красивых актерских пар Беларуси хорошей возможностью проводить вместе больше времени.

Чувства вспыхнули спустя годы

Любви с первого взгляда не случилось. Они познакомились в 2012-м, когда снимались в сериале «Смерть шпионам. Лисья нора». Она ему понравилась сразу: трогательная блондинка с огромными глазами. Он ей тоже. Но оба были в тот момент в отношениях, к тому же мешал языковой барьер.

Фильм «Снайпер. Офицер СМЕРШ», 2017

— Первое, что заметил, это Валины бездонные карие глаза. Она была очень тихой, застенчивой. Но в ее глазах, казалось, так много историй, которые я хотел бы услышать, — вспоминает Жан-Марк.  Это ощущение не отпускает меня до сих пор.

Валентина в перерывах между съемками читала книгу, сейчас и не помнит какую. Жан-Марк попытался заговорить с ней на английском.

— Тогда почти не знала языка, к тому же так растерялась, что вообще ничего не смогла ответить. Но я все же влюбилась в него, платонически. Знаете, когда понимаешь, что ничего дальше не может быть. Он мне показался не таким, как все. Светящимся, недосягаемым. С безумно положительной энергетикой. Невозможно было выбросить его из головы, — говорит девушка.

Фильм «Снайпер. Офицер СМЕРШ», 2017 год

Совместная работа закончилась. Разъехались, но стали немного общаться в соцсети. Поздравляли друг друга с праздниками — вот, собственно, и все. А спустя пять лет случайно встретились, и снова на съемочной площадке. Это была картина «Снайпер. Офицер СМЕРШ», премьера которой состоялась не так давно.

— Выбрались в выходной в кафе, разговорились. С английским было уже получше, и я чувствовала себя не такой скованной. Это стало отправной точкой, — Валентина старается избегать в беседе слов «любовь», «чувства». Но они сквозят между строк, вернее взглядов.  Мы поняли, что наши жизни, наши психотипы схожи. Почти одинаковое представление о работе. Цели и желания во многом совпадают, да и профессиональная карьера у Жан-Марка начала также здесь складываться.

Брак оказался необходимым шагом. Если они хотели быть вместе, нужно было закрепить это официально, потому что в развитие отношений неизменно вмешивался визовый вопрос.

Есть такая профессия

В подростковом возрасте иногда в качестве своеобразного протеста Валентина заявляла, что не хочет становиться актрисой: слишком уж все окружающие были уверены, что у нее нет иного пути. Предопределенность раздражала. Но при этом в глубине души она мечтала об этом. И о Купаловском театре.

Однако вхождение в профессию не было простым.

— Постоянно казалось, что от меня чего-то ждут, сравнивают с моими знаменитыми родными. Жила с оглядкой: а вдруг не смогу? Подведу семью. На самом деле близкие никогда не давили на меня, всегда поддерживали. Это были мои внутренние страхи, — уверена девушка. — Но в какой-то момент сказала себе остановиться в самоедстве. Хочешь быть актрисой — будь!

В свою очередь Жан-Марк долгое время и не подозревал, что актер — это вообще профессия. Семья у него не творческая.

— У меня с детства были способности: слух, голос, пластика. Моя учительница неоднократно обращала на это внимание и говорила, что стану актером. Но я осознал, что действительно этого хочу, только после получения первого образования, — поясняет он.

В юности Жан-Марк занимался установкой водо- и газопроводных систем. Попробовал работать по специальности, но быстро понял: не его. Так в 21 год решил стать актером. Долго служил в театре, но в итоге выбрал путь фрилансера. В Германии непросто быть свободным актером, но для него все сложилось удачно.

— И это заслуженно. Жан-Марк очень трудолюбивый, таких еще поискать. Я вижу, как он работает над ролями и учит текст, все продумывает, — делится наблюдениями Валентина.

Каждое лето Жан-Марк неизменно проводит в Германии на фестивале в Эльспе — городке недалеко от Кельна, куда съезжаются десятки тысяч поклонников творчества Карла Мая, немецкого автора вестернов, придумавшего знаменитого вождя апачей Виннету. На самой большой открытой сцене Европы разыгрывается представление по одной из книг писателя. Роль Виннету уже много лет подряд исполняет Жан-Марк.

— Это серьезный драматический спектакль. В прошлом году для постановки выбрали книгу, где вождь апачей погибает. Зрители плакали: сцена смерти была очень сильной, — вспоминает Валентина.

Остальное время Жан-Марк в Минске. Играет в российских и белорусских фильмах и сериалах. Однако ему достаются не только такие персонажи, как фашисты и иностранцы. Появляются и другие роли. Например, в одной из картин он играл шпиона, который выдавал себя за русского. Актер может выучить русский текст и произнести его почти без акцента.

Валентина и Жан-Марк трепетно относятся к достижениям друг друга.

— Если между мужем и женой встает профессиональная ревность, то, думаю, о настоящих чувствах речь не идет, — рассуждает девушка.  Я поддерживаю его, радуюсь его успехам, как и он моим. Если у него происходит что-то хорошее, это и моя личная победа тоже.

Маленькие домашние радости

В самоизоляции пара занялась тем, на что раньше не хватало времени.

— Стали готовить дома, — говорит Валентина.  Я очень часто ем всякую ерунду. Но сейчас мое питание улучшилось. Жан-Марк — прекрасный кулинар. Это большая удача, что он не из тех, кто будет сидеть и ждать, когда жена придет домой и накормит. Может приготовить и что-то сложное, с интересными сочетаниями. Всегда получается вкусно. Вчера, к примеру, это была замечательная рыба. Мною же приготовленная еда простая, домашняя. Когда гости на пороге и нужно соорудить что-то беспроигрышное, проверенное годами, делаю фрикадельки под соусом.

Свободное время позволяет супругам выбираться на прогулки в лес. А также изучать языки. До сих пор они общались в основном на английском. Немецкий язык Валентина считает очень красивым, но сложным для восприятия. Жан-Марк учит отдельные русские фразы, слушает песни, пытается на слух отделять слова в предложениях. Оба много читают.

— Мне нужно, чтобы ничего не отвлекало. Мама как-то дала почитать прекрасный роман «Щегол» Донны Тартт. Он долго ждал своего часа, потому что я понимала: в рабочем ритме просто не смогу им насладиться. Сейчас прочла и получила огромное удовольствие, — отмечает Валентина.

Но вообще ей самоизоляция далась сложно. В основном из-за любви к театру.

Спектакль «Чайка»

— Тяжело не только финансово, но и психологически. Актер должен быть на сцене. Дома форму поддерживать невозможно. Необходимо взаимодействовать со зрителем, чувствовать его, — поясняет девушка.

Тем не менее актеры и режиссеры делали все, что могли, чтобы не потерять профессиональную форму. Проводили читки онлайн и выкладывали записи в YouTube и Instagram. А Николай Пинигин, который взялся за постановку «Тутэйшых» Янки Купалы, организовал онлайн-репетиции в Zoom.

Сейчас жизнь постепенно входит в нормальное русло: Жан-Марк приглашен в Хорватию на тур читок, репетиции в Купаловском возобновились, спектакли идут, хотя и с обязательной безопасной рассадкой зрителей. Начались съемки в фильмах. Есть и совместные творческие планы, которые Валентина и Жан-Марк пока держат в секрете: актеры — народ суеверный.

Фото из архива Валентины Гарцуевой и Жан-Марка Биркхольца

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ