«Тут все занято! И ваще ты у Сереги пропуск брал?» Как журналист на паперти стоял и убегал от «местных»

«Месье, же не манж па сис жур» — известную фразу Кисы Воробьянинова из бессмертной классики Ильфа и Петрова «12 стульев» наверняка помнят многие. Авторы отлично передали боль и позор падения на самое дно бывшего предводителя дворянства, вынужденного просить милостыню ради пропитания. Корреспондент агентства «Минск-Новости» решил попробовать себя в роли нищего, чтобы проверить минчан на добросердечность и выяснить, получится ли заработать на кусок хлеба с колбасой (или икрой?) далеко не самым благородным способом.

Для создания антигламурного образа пришлось постараться: долгое время не стричься и не бриться, перед походом на дело пару дней не мыть голову. И по завету всё той же парочки авантюристов тщательно обработать руки черноземом с клумбы да обсыпаться песочком с детской площадки. Осталось только отрепетировать смирение и отчаяние во взгляде — и вуаля, картинка сложилась. Ну и последний штрих — картонка от коробки из-под пиццы с надписью: «Падайте на еду».

День первый. Познание

Место было выбрано достаточно хлебное — у ворот Свято-Петро-Павловского собора. Здесь большой поток людей, особенно в утреннее время, и довольно много прихожан. Так уж повелось, что подавать милостыню у религиозных сооружений является традицией с незапамятных времен. Неоднократно замечал тут будущих коллег по цеху.

Правда, в будний день я оказался в гордом одиночестве. Обрадовавшись большому кушу и тому, что впервые в жизни стал хоть в чем-то монополистом, расположился неподалеку от ворот и принялся рыбачить со своей картонкой. Но то ли вид был недостаточно несчастный, то ли народ не такой сердобольный, дело пошло совсем не бодро. За полчаса удалось собрать 2 рубля 56 копеек. В принципе и делать ничего не надо — сиди да лови горестным взором взгляды прохожих. Скучно только.

Внезапно подходит женщина и довольно грозным тоном говорит:

Паренек, ты бы работу поискал. Видно же, что сильный, здоровый, на алкаша не похож. Зачем ты тут?

Рассказываю, что сильно болею, из квартиры выгнали, трудоустроиться не получается. Что очень стыдно здесь находиться, а кушать хочется. Последний довод растопил сердце Снежной королевы, и через некоторое время она принесла мне несколько булочек и бутылку кефира.

Может, это и неправильно, но подкрепись немного. Паспорт есть? У меня знакомая работает заведующей магазином, могу похлопотать, чтобы тебя взяли на разгрузку товара. Всяко лучше, чем сидеть на холоде, здоровья точно не прибавится, — продолжает беседу добрая самаритянка и протягивает бумажку с контактами своей подруги и адресом магазина.

Потом, подумав, кидает мне в шапку 10 рублей.

Когда-нибудь отдашь, — улыбается она.

Клянусь святыми Петром и Павлом, что обязательно стану на путь истинный. Она уходит, а я продолжаю бороться за благосостояние. Сразу хочется отметить, что повезло с погодой: попал на тот редкий осенний день, когда солнца было заметно больше, чем сильного ветра и дождей. Но без привычки сидеть на одном месте (представителям офисного планктона, возможно, было бы попроще) стали затекать конечности. Оказалось, что эффектных поз в арсенале нищих раз, два и обчелся: стоя, сидя, стойка на коленях и ставшее любимым положение лежа под кодовым названием «махараджа». Жаль, в моем случае виноград и красавицы из гарема не предполагались.

В итоге за 2 часа эксперимента (а его всячески призывал закончить онемевший от холода копчик) получилось собрать неполных 15 рублей. Учитывая отсутствие опыта и короткий рабочий день, в принципе неплохо. Смутило только, что других нищих за это время не заметил. Возможно, выбрал неподходящий день? Знающие люди посоветовали прийти ранним утром в воскресенье, когда идет церковная служба.

День второй. Испытание на прочность

Заступаю на службу в 7:30. Увидел 5 коллег разных мастей: от инвалида на коляске до просящей милостыню на лечение дочери. Поскольку на «работу» опоздал и козырные места заняты, приходится ютиться подальше от входа в храм. Собратья по несчастью смотрят подозрительно, но ничего не говорят. Как и не обращают внимание добрые люди, которые от души одаривают всех, кроме меня.

В надежде, что проблема не во мне, а в неудачной дислокации, самым наглым образом втискиваюсь между мужчиной неопределенного возраста без ноги и доброй старушкой с грустным взглядом. Чувствую на себе сжигающий взор соседей, располагаюсь поудобнее и стреляю горестными глазами по ничего не подозревающим горожанам. Помимо желания заработать появляется недюжинный азарт: а вдруг совсем молодой специалист сможет обойти местных «ветеранов труда»?

Уже в первые 10 минут моя шапка для подаяний пополняется примерно на 8 рублей. Коллегам везет больше, но на мой куш они смотрят, как кот на сметану, и пыхтят от возмущения. Но не контактируют и не скандалят, чтобы не распугать проходящих мимо. А когда поток уменьшается, меня внезапно окружают и засыпают шквалом восклицаний:

Ты откуда такой красивый?

— Тут всё занято, вали отсюда!

— Ты даже на нищего не похож!

— Ты у Сергея ваще пропуск брал?

Обескураженный, пытаюсь объяснить, что про Сергея не в курсе и не знал, что здесь так строго. Просто стараюсь выжить.

Кого ты лечишь, черт? — не успокаивается мой одноногий сосед. — Аня, набери-ка Серому, пусть сам поговорит с этим гастролером.

Добрая бабуля с костылем достает недешевый смартфон (!!!) и уходит за церковь. Чувствую, что накал страстей достигает наивысшей точки. Да и желания знакомиться с местным авторитетом не было совсем. Поэтому быстро хватаю шапку с нечестно заработанным и под улюлюканье убегаю от негостеприимной компании.

P. S. Общий заработок за несколько часов в течение 2-х дней составил 32 рубля. Предполагаю, что опытные нищие с «пропуском» легко имеют месячную зарплату, сопоставимую с окладом квалифицированного сотрудника. Зачем тогда работать? Именно добросердечие белорусов позволяет тунеядцам и обманщикам чувствовать себя королями и вести безбедную жизнь. Мне кажется, так быть не должно. Поэтому призываю каждого 10 раз подумать, прежде чем подать попрошайке денег на еду. Или на недешевый смартфон.

Кстати, в белорусском законодательстве не предусмотрено наказание за попрошайничество, если эти действия не нарушают общественный порядок. Также нет понятия «милостыня», а есть «пожертвование» (статья 553 Гражданского кодекса Республики Беларусь), подразумевающее дарение вещи или права в общеполезных целях.

Справочно

Собранные в результате эксперимента деньги были пожертвованы детям в «SOS–Детская деревня Боровляны».

Фото Ирины Малиновской

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ