«Тяжело покидать родительское гнездо». Истории минчан, жилье которых пошло под снос из-за строительства метро

Большой город постоянно обустраивается, реконструируется, уплотняется. Под снос чаще всего попадает частный сектор. В зоне строительства метрополитена под бульдозер идет почти все, что оказывается на его пути. Так, по ходу возведения первой очереди Зеленолужской линии было снесено более 80 административных зданий, сооружений и жилых построек. Не обошлось без судебных тяжб и издержек. Масштабные работы уже развернулись на второй очереди третьей линии подземки, в зоне которой оказались лишь три частных домовладения. Корреспондент агентства «Минск-Новости» пообщался с хозяевами одного из них.

снос домов из-за строительства метро…Щиты с надписью «Перекладка инженерных сетей» около 3-го Трубного переулка в Октябрьском районе столицы предупреждают, что здесь идут строительные работы. На верхней площадке мощный гусеничный кран, буронабивная установка и другое оборудование. В десятке метров от них три частные постройки, подлежащие сносу. Две из них уже пустуют. Их владельцы получили ключи и переехали в новые квартиры. На избе без окон и дверей несколько строителей уже разбирают шиферную крышу. Через улочку еще один деревянный дом № 8, с кирпичной пристройкой. На участке ряд хозяйственных построек. Забор с наружной стороны отсутствует. Около участка в грунт уже вбиты сваи для крепления котлованов. Чуть поодаль почти готова подпорная стена.

Соседи из домов № 9 и 11 уже перебрались в новое жилье, нас метростроители пока не беспокоят, — рассказывает Елена Стефанович. — Но в ближайшее время тоже последуем их примеру. Прожила тут всю жизнь, 70 лет. Дом в послевоенные годы возводили родители. Он уже давно разделен на две половины. В одной я с мужем и сыном, в другой сестра-близняшка Лилия со своей родней. Кирпичная пристройка появилась лет 15 назад, когда разрешили подключить газ, провести отопление. А до этого топили дровами и углем. Хотя, помню, еще в год московской Олимпиады, в 1980-м, нас уже проинформировали, что находимся в красной зоне, все постройки в которой со временем подлежат сносу. Хотели провести воду в дом, но местные власти предупредили: не ровен час нас отсюда уберут. Так мы и остались с колонкой на улице. У меня две комнаты, 18 и 12 м2, небольшая кухня-веранда. Общая площадь около 44 м2.

Вместе с Еленой Петровной обходим ее частные владения. Комнаты уже полупусты. На кухне с холодильником и плитой — запах жареной рыбы. Весь участок площадью в три сотки с несколькими плодовыми деревьями уже зарос бурьяном. Часть его занимают кирпичный гараж, два покосившихся сарая и туалет.

снос домов из-за строительства метроКаждая пядь этой земли полита потом домочадцев. Высаживали здесь помидоры, огурцы, картошку, лук, чеснок, свеклу, — продолжает Елена Петровна. — Яблони, сливы, кусты смородины и крыжовника уже возрастные, некоторые спилили. А какое тут было разнообразие цветов! Кошки на душе скребут, когда прощаешься со всем этим хозяйством, с отчим домом. Папы и мамы давно нет, умерли 40 и 30 лет назад. С мужем развелись, разбежались как в море корабли 10 лет назад. Сыну Юрию 29 лет. Работает заведующим производством в одном из столичных кафе. Живет сейчас в однокомнатной квартире своей барышни, с которой еще не оформил отношения. Жилищные условия у нее не чета частному подворью.

На заслуженный отдых Е. Стефанович ушла только 5 лет назад. А до этого 45 лет трудилась в ГУМе продавцом, заведующим отделом фото- и радиотоваров, в последние годы — в отделе посуды. Теперь на пенсионные деньги особо не пошикуешь. Накоплений у Елены Петровны нет. А они сейчас бы ей очень пригодились.

Вместо компенсации за сносимый дом, который оценили примерно в 43 тысячи долларов, выбрала жилье, — говорит Е. Стефанович. — Предлагали на выбор квартиры в Московском, Центральном и Фрунзенском районах. Советовалась с подругой и сыном. Остановилась на высотке 2016 года постройки на улице Ратомской в жилом районе Лебяжий. Рядом озеро, экология хорошая. Хотя хотела бы обосноваться где-нибудь на Грушевке или в Лошице. К сожалению, таких вариантов не было. Но больше всего расстроило то, что мне с сыном была выделена лишь однокомнатная квартира. Как в ней жить разнополым родственникам?! В метраже, правда, не обидели: общий — 49 м2, жилой — 17 м2, прихожая большая — 13 м2, но не жить же в ней сыну, на помощь которого надеялась на старости лет?!

снос домов из-за строительства метроОбращалась Елена Петровна по этому поводу в «Минскметрострой», в управление жилищной политики Мингорисполкома. Но ответ был один: «В правах вы не ущемлены». В общем, закон есть закон. Двухкомнатные квартиры площадью, которой ей была положена, теперь не строят. Пенсионерка думает, как быть дальше. Продавать жилье на ул. Ратомской и приобретать б/у двушку? Однако где на нее взять дополнительные средства? Или смириться с тем, что уже есть? А еще предстоят немалые расходы на новую мебель, кухню, плитку в санузле, да и на частичный ремонт…

Положа руку на сердце, в принципе, я удовлетворена сложившимся положением дел, — подытоживает свой эмоциональный рассказ Е. Стефанович. — Образно говоря, и жалею, и зову, но не плачу. Тяжело покидать родительское гнездо, но понимаю, что иного не дано. А квартира все-таки и комфортнее, и уютнее, найти бы только силы и средства на ее благоустройство!

снос домов из-за строительства метроПлощадь жилья у сестры Е. Стефанович Лилии Панфиловой в 3-м Трубном переулке 48 м2, здесь были прописаны три семьи (восемь человек). В общей сложности вместе с гаражом ее постройки оценили в 63 тыс. долларов. Она выбрала четырехкомнатную квартиру на ул. Чюрлениса в Московском районе. Общий метраж — 120 м2. Кажется, неплохой вариант, но…

А чему радоваться, зачем переливать из пустого в порожнее, — восклицает Лилия Петровна. — Хотя за эту сумму компенсации и трехкомнатную квартиру не купишь. Все было решено давно и без нас, закон обратной силы не имеет. Опять получилась коммуналка. Планировка квартиры не самая удачная, большие окна, углы кривые, много непонятной, непригодной площади. А квартплата будет весомой. Переселенцам изначально нужно давать больше исчерпывающей информации, куда и к кому обращаться, если есть вопросы по компенсации и замене жилья. 20 лет готовились к отселению, а вышло как вышло. Расстроилась, погоревала, но согласилась. Да и вариантов больше не было. На ул. Чюрлениса нам, как и сестре Елене, тоже нужно немало вложиться, чтобы жилье приобрело желаемый вид. Трубный переулок скоро останется только в воспоминаниях. И в 70 лет не поменяла бы его ни на какие коврижки. Там ведь все знакомые соседи, воздух чище, спокойнее, сад и огород, все свое, без нитратов и свежее…

снос домов из-за строительства метроФото автора

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ