«Учились крутить в квартире». Насколько опасно ставить файер-шоу, и как справляться с активными гостями

Люди готовы платить огромные деньги за то, чтобы сделать свой праздник незабываемым. В последнее время многие мероприятия не обходятся без эффектного и захватывающего дух огненного шоу. Как устроена работа файерщиков — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

файер-шоуЖелание «с огоньком» отмечать свадьбы, выпускные, Новый год и корпоративы стало повсеместным около 10 лет назад. Вячеслав Гриздак, руководитель огненно-циркового шоу Kresiva, начал осваивать зрелищные элементы с огнем вместе со знакомыми еще в начале 2000-х. Рассказывает, что сначала крутили для себя, а потом увлечение выросло в профессиональные выступления на мероприятиях.

Изначально это не коммерческая история, конкуренции тогда еще не было. Потом нас начали звать в качестве аниматоров на мероприятия, связанные с туризмом. На них в конце мы делали небольшое огненное представление. Когда люди увидели насколько это эффектно, мы стали получать приглашения на корпоративы. Освоили ходули, стали добавлять цирковые элементы, — вспоминает В. Гриздак. — Я на тот момент профессионально занимался гимнастикой, мой напарник — акробатикой.

Учились в квартире, а вышли на мировые сцены

Сейчас артисты команды выступают по всему миру, а сам Вячеслав несколько раз открывал крупные фестивали за границей. Но этому предшествовали месяцы обучения и тренировки на любой свободной площади.

Учились крутить в квартире. Не горящие элементы, конечно. Снимали люстры, мебель, декор, который мог мешать. В основном смотрели на видео в Интернете, например, артистов из Японии. Отдельных школ в Беларуси нет, поэтому все приходилось осваивать самостоятельно, — рассказывает Вячеслав. — Для огненного шоу найти хорошего артиста сложно. Сейчас крутит каждый третий, а быть артистичным, показать достойную хореографию, красиво это подать способен далеко не каждый.

Поэтому в шоу задействованы только профессиональные артисты, опыт которых исчисляется десятилетиями. А вот обучать молодежь не берутся —основной команды пока хватает. Всего файер-шоу делают около 10 человек. В основном это цирковые артисты и спортсмены, ведь физическая подготовка и ловкость в этом деле — не последний критерий. Сами участники редко останавливаются на чем-то одном — обычно в тандеме с огнем идет акробатика или воздушная гимнастика.

Вячеслав рассказывает, что для многих членов команды выступления с огнем — единственное занятие. Но с приходом пандемии стало больше тех, кто сделал файер-шоу интересной подработкой. Сам руководитель шоу по образованию психоаналитик и успешно совмещает развлекательную деятельность с помощью людям.

Наверняка не занимался бы этим, если бы риски были слишком высоки. Делаем все так, чтобы это было максимально безопасно для нас и зрителей. Чего-то непредвиденного в последние лет 8–9 не припомню. Даже если что-то и произойдет по нашей вине, мы знаем, как без паники и без акцентирования на этом внимания зрителей вернуть все в штатный режим.

Говоря о безопасности, Вячеслав показывает святая святых — место, где хранится реквизит. Каждый не единожды видел выступления файер-шоу, но точно не наблюдал за приготовлениями артистов. Здесь на огромных полках лежат стаффы (огненные шесты с фитилями), снейки (веревки), кометы (шары на цепочках), веера и еще с десяток наименований реквизита.

Большую часть мы делаем сами. Например, ходули. Что-то закупаем в обычных строительных магазинах, остальное (например, керамику, кевлар) покупаем в Москве. Не сказать, что у нас это редкие материалы, найти можно. Баллоны, пистолеты покупные. Чтобы иметь на выступлениях пиротехнику, сотрудничаем с пиротехническими компаниями, рассказывает В. Гриздак.

Для работы файерщики используют только бензин. Многие оправданно боятся работать с ним, ведь он слишком быстро воспламеняется. Но с керосином пламя возникает не так эффектно, его появления нужно еще подождать несколько секунд. Артисты рассказывают, что используют 92-й бензин, он менее горячий — летом с ним работать гораздо комфортнее.

Без форс-мажоров не обходится

Насколько бы подготовленными ни были артисты, опасности подстерегают на каждом шагу. Взять хотя бы ходулистов, работу которых руководитель шоу отмечает как первую по сложности.

Они же работают и в снег, и в слякоть, и в жару. Бегают, прыгают через горящую скакалку… Вот недавно проводили мероприятие на пляже, так они проваливались на 30–40 см в песок, рассказывает собеседник. — Случалось, и падали с ходулей. Была зима, ребята выступали за городом. Там был кафельный пол, на котором после заморозков появился настоящий каток. Артист поскользнулся и упал на спину. К нему подбегают, а дыхания нет. Через какое-то время задышал, но легкие болели еще месяца два.

Особую опасность представляет скользкий пол, на который гости могли, например, разлить алкоголь. Но такие моменты стараются отслеживать, а с организаторами заранее оговариваются условия программы, в том числе и поверхность. Так, файер-шоу не проводят в закрытых помещениях, а при выступлениях на траве кладут на нее металлические щиты.

Травмы раньше периодически случались. В основном ожоги. В начале работы выступали как-то в Брянске. Напарники дунули огнем, и все это на меня. Горящая жидкость попала на тело, неприятно было, но ситуация не критичная. Еще если нет перчаток, то можно обжечь руки, потому что реквизит раскаляется. А вот костюмы сейчас плотные, загораются не так просто. В основном это кожзам со слоем пайеток.

Кстати, костюмы, используемые в 20 °С и в жару различаются незначительно. Разве что в мороз можно поддеть термобелье. Но эффектный внешний вид важнее, считают файерщики, ведь люди ждут настоящего шоу, праздника, запоминающихся фигур. Поэтому артисты стараются постоянно придумывать что-то новое.

Раньше наши выступления всегда начинались с выдувания огня. Сейчас заменили на огнеметы, ведь выдувание — вредная процедура. А огнеметы — тема новая, к тому же дает больше возможностей для артистов. А люди получают яркую картинку, — поясняет собеседник. — Сюжетные постановки не делаем, пробовали, но это сбивает динамику, а зрителям не хочется думать. Все-таки файер-шоу — это кульминация праздника, когда гости уже достаточно расслабленные и явно не хотят читать истории и рассуждать.

Не обходится и без тех, кто навеселе старается сам стать «артистом» файер-шоу. Разгоряченные гости обижаются: хотим сфотографироваться с огнеметом, но в руки реквизит таким людям не дают. Обычно подобные ситуации под свою ответственность берут организаторы, но быть начеку артисты просто обязаны.

Как дела у бизнеса в пандемию?

С приходом пандемии свадьбы, корпоративы и выпускные, на которые нередко заказывают файер-шоу, перестали отмечать, начали переносить или стали делать скромнее. Если раньше только в канун Нового года артисты проводили по 80 выступлений, то сейчас удается получать лишь около 5 заказов в месяц. Постепенно привычный формат мероприятий начал возвращаться, а команда решила придумывать новые способы заработка.

Так, для любителей экстрима файерщики стали выделять огнеметы для фотосессий. Они убеждают, что инструмент безопасный, но для соблюдения всех мер безопасности фотосессии проводят только под надзором специалистов.

В конце наших программ сфотографироваться с ними может любой желающий. Еще программы с огнеметами популярна для подарка. Например, девушка организовала парню сюрприз. Привезла его на площадку, где ему показали шоу, а после под музыку пара смогла пострелять из огнеметов. Эмоции непередаваемые!

Сейчас набирают обороты неоновые шоу. Их, как рассказывает Вячеслав, клиентам предлагают как замену огню, если мероприятие проходит в помещении.

По сравнению со временем открытия шоу конкуренция возросла. Коллективов много, а из-за пандемии работы стало меньше. В этом году попроще, а вот в прошлом была тишина, включая даже Новый год, за который раньше многие зарабатывали на год вперед. Но мы не жалуемся, ведь пока есть праздники, у нас есть работа, — резюмирует собеседник.

Фото Павла Русака

Смотрите также:

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ