У него есть и «тещин стул», и «старая голова», и 70-летняя ебельмания. Минчанин показал свою коллекцию кактусов

Колючее хозяйство Андрея Рубчени занимает две теплицы. В них уже около 2 000 кактусов, но увлеченный минчанин продолжает приобретать новые растения. В гостях у коллекционера побывала корреспондент агентства «Минск-Новости».

— Все началось в детстве, — рассказывает собеседник. — Мне было лет 14, когда отец купил книгу Александра Урбана «Колючее чудо». Зачитал ее до дыр. Захотелось иметь своего «ежика» на окне. Но в то время мы жили в Клайпеде, и, кроме опунции, там ничего не продавалось. Позже, попав в цветочный магазин в Лиепае, уговорил маму купить маммиллярию. Мечтал собрать коллекцию. Но узкие подоконники нашей квартиры не очень подходили для цветочных горшков. Довольно долго кактусам в моей жизни не находилось времени и места.

Но… Ищите женщину! Когда Андрей Рубченя встретил свою будущую жену Ирину, то стал ухаживать и за ней, и за кактусами на подоконнике в ее квартире. Прежние чувства вспыхнули с новой силой. Поразительно: экономические кризисы Андрей Иванович пережил стоически и не вспоминает о них. Зато случай, когда в его отсутствие часть коллекции пропала из-за ранних заморозков, не может забыть до сих пор. Несколько лет прошло, прежде чем он отошел от шока и опять начал восстанавливать колючее «поголовье».

— Чисто зеленых кактусов мало. Для большинства характерно присутствие красных, бордовых, коричневых оттенков, — рассказывает А. Рубченя. — Встречаются кактусы, например, столбовидные, которые в природе цветут, а в коллекциях — нет. Но большинство покрываются бутонами — желтыми, розовыми, оранжевыми, алыми, бордовыми, белыми. Нет только синих. Некоторые цветут один раз в году. Например, рипсалидопсис Гертнера, или пасхальный кактус, распускается обычно к Пасхе. А другие в цветах практически без перерыва. Скажем, астрофитумы будут красоваться до морозов. Есть в моей коллекции те, которые цветут до обеда, другие (мои любимые гимнокалициумы) — во второй половине дня, а к утру закрываются. У многих ночных цветов тонкий божественный аромат. А вот эхиноцереус ригидиссимус распустился впервые, это для меня настоящий праздник.

Разнообразие красок, форм, размеров суккулентов поражает. Их хочется рассматривать, нюхать, а некоторые так и тянет потрогать. Вот эхинокактус Грузона («тещин стул»). По мере роста он превращается в подобие бочонка. Когда достигает размеров футбольного мяча, начинает покрываться бледно-желтыми бутонами и выглядит весьма эффектно. Иголки формируются как по радиусу, так и в центре, прикрываясь опушением. Из-за этого растение и получило свое шутливое название.

Мелокактус («репейниковый арбуз», «дынный кактус») имеет сверху своеобразную зону цветения— цефалий, который образуется в определенном возрасте и останавливает рост растения. Он напоминает яркую красную шапочку на макушке.

Цефалоцереус («старая голова») покрыт множеством белых волосков длиной 10–12 см. Такое покрытие защищает от солнечных ожогов — растение очень любит яркое освещение.

Безусловно, многие кактусы утыканы колючками, некоторые — большими. Например, на эхинокактусе Ингенсе (в природе он вырастает до 3 м) ацтеки казнили провинившихся сородичей.

Но есть кактусы и без колючек. Скажем, ариокарпусы, которые ценятся за красоту цветков — желтоватых, сиреневых, белых, распускающихся всего на несколько дней в сентябре или начале октября. Нет иголок и у многих твердых, как камень, астрофитумов. Их отличительная особенность — светлые крапинки на стебле, представляющие собой крошечные пучки волосков.

Истинно коллекционный экземпляр, непохожий ни на один из ранее исследованных, — астрофитум капут-медуза, или дигитостигма капут-медуза, листья которого напоминают крапчатые длинные пальцы. Настоящая гордость коллекции А. Рубчени — очень редкий представитель колючего царства шаровидный кактус геохинтония мексиканская.

Самый возрастной суккулент в коллекции — ебельмания, которой больше 70 лет. Но вообще кактусы живут порой 400–500 лет.

— В целом эти растения некапризные и неприхотливые, — отмечает Андрей Иванович. — Но и они требуют регулярного ухода, внимания. Иногда я на них ругаюсь, сержусь за исколотые до крови во время пересадки руки, обещаю отправить на помойку. Но все это пустые угрозы. На самом деле души не чаю в своих колючих красавцах. Прихожу в теплицу и сразу успокаиваюсь.

А мой вопрос, много ли среди коллекционеров кактусов колючих людей, собеседника очень развеселил.

— Ну что вы, подавляющее большинство — добрые, интеллигентные, влюбленные в природу люди разных профессий и возраста. Объединяет нас только одно — однажды в полнолуние мы случайно укололись о кактусы и с тех пор без них уже не можем.

Фото автора и предоставлены Андреем Рубченей

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ