Универсальный солдат. Один вечер из жизни участкового инспектора милиции

Воспитатель и сыщик, переговорщик и гроза скандалистов. Все это – об участковом инспекторе милиции. 

Корреспондент агентства «Минск-Новости» стал на один вечер тенью представителя этой профессии.

Стемнело. Уже зажглись уличные фонари. Свет в окнах свидетельствовал: многие минчане вернулись с работы и занялись домашними хлопотами. На прием к участковому инспектору милиции Центрального РУВД Дмитрию Андалюкевичу в опорный пункт общественного порядка № 128, что на Старовиленском тракте, пожаловала жительница частного сектора. У нее конфликт с соседкой. Та взялась строить забор и захватила часть чужой земли. Мирно стороны не разошлись – дело дошло до рукоприкладства. Еще предстоит разобраться, кто пускал в ход кулаки и кто, доказывая свою правоту, не скупился на крепкие выражения в адрес оппонента.

– Чаще жалуются на шумных соседей. Новоселы делают ремонт, студенты в съемных квартирах устраивают вечеринки. Ситуации разные. Недавно вечером из дома на ул. Осипенко позвонила старшая по подъезду и сказала, что в одной из квартир громко играет музыка. Через пять минут я на месте. Зашел в подъезд и попал на концерт. Оказалось, что родители уехали отдыхать, а сын не упустил шанса пригласить университетских товарищей. Правда, спиртного компания не употребляла, – рассказал участковый.

– А если нарушители спокойствия попросту не откроют дверь и затаятся, ожидая, когда милиционеры уедут?

– Опросим соседей, был ли шум в определенное время, примем заявление, подготовим материалы и отправим их в ЖЭС, чтобы собственника или нанимателя жилья затем привлекли к ответственности.

Вмешиваться в семейные скандалы, гасить конфликты и призывать к ответу агрессора – также удел участкового. Хотя в отдельных ячейках общества угомонить враждующие стороны не удается, в целом таких вызовов, сказал Дмитрий Андалюкевич, на его участке в последние годы стало меньше.

С чем только не идут к милиционеру. Вот отец 22-летнего парня просил повлиять на чадо. Сынок, к счастью, не пьет и не скандалит, но работать не хочет. Лишь изредка где-то подрабатывает. А ведь ему впору задуматься как о собственном будущем, так и о помощи родителям.

Под вашу ответственность

Позже с Дмитрием Андалюкевичем на время покинули опорный пункт и направились по нескольким адресам, где проживают подопечные старшего лейтенанта. По пути милиционер рассказал о своем участке.

Участковый (2)

Жильцы относительно новых многоэтажек не доставляют хлопот милиции. Редко случаются происшествия на автостоянке: кто-то открывал дверь машины и поцарапал соседнюю или задел авто при маневрировании. Ссор из-за парковочных мест не возникает – жильцы договорились между собой.

В старых домах проблем больше. Однако, как правило, здесь у участкового есть надежные помощники – старшие по подъездам. В основном это люди, как говорится, советской закалки. Следят за порядком, всех знают, всё видят и всегда на связи.

Изначально в зоне ответственности Дмитрия Андалюкевича находились все дома на ул. Нововиленской и в одноименном переулке, часть домов на Старовиленском тракте, ул. Орловской. Позже обслуживаемая территория приросла частным сектором на ул. Новаторской и Мирной. Среди подопечных участкового появились новые лица со старыми проблемами –алкоголики, тунеядцы.

Один из таких жил с родителями за их счет, ни за что не хотел устраиваться на работу. Какое-то время этому была объективная причина – мешала больная нога. Правоохранители отвезли бедолагу в медучреждение, где того подлечили. Для полного исцеления требовалось принимать лекарства и ходить на процедуры в поликлинику. И вновь больной не проявил энтузиазма. Его приходилось едва ли не принудительно доставлять к врачу.

Все же общими усилиями поставили на ноги и дали время на трудоустройство. Этого не произошло. В итоге суд выписал ему путевку в профилакторий. Лечебно-трудовой.

Себя не помня

Тем временем подошли к одному из домов на улице Осипенко. Нас ждала встреча с ранее судимым, за которым установлен превентивный надзор. Аркадий обязан находиться дома с 20.00 до 6.00. За нарушение этих условий он уже отбыл арест. Кроме того, успел пролечиться после запоя. Воображение заранее нарисовало видавшего виды пьяницу. Однако входную дверь открыл трезвый и свежевыбритый гражданин в самом расцвете сил. После обмена приветствиями старший лейтенант поинтересовался у хозяина перспективами его трудоустройства.

– Так я на производство собираюсь пойти, где стеклопакеты делают. Вот документы всякие собираю, – ответил хозяин.

– Ну смотри. Всё в твоих руках. Главное – не расслабляйся и избегай компаний, где наливают, – на прощанье напутствовал участковый.

Затем отправились на ул. Нововиленскую с намерением навестить местного рекордсмена по количеству поездок в лечебно-трудовые профилактории. Анатолий неоднократно проходил медицинские комиссии, получал официальные предупреждения: не бросит пить и не трудоустроится – отправится в ЛТП. Там уже побывал 5 раз.

Жилплощадь делит с супругой и ее детьми. Средства на жизнь добывает случайными заработками, например, сдает макулатуру. Выпивает, причем в условиях личного финансового кризиса стал захаживать в аптеки за жидкостями, позволяющими достичь нужного эффекта.

Недавно, рассказывает участковый, пригласили его на совет ОПОП. Там в очередной раз призвали собрать волю в кулак и наконец-то пойти работать. Толя решительно отверг все предложенные варианты трудоустройства, но смиренно принял данную ему неделю на поиск места. Дома мы нашего героя не застали, но позже встретили на улице. На удивление трезвым. Старший лейтенант поинтересовался успехами своего подопечного.

– Документы собрал, – отрапортовал собеседник и куда менее уверенно добавил: – Думаю, завтра и пойду по поводу работы.

Покинув подающего робкие надежды на исправление, переместились на Старовиленский тракт. Здесь заглянули к должникам по коммунальным платежам. В трехкомнатных апартаментах проживают четверо – хозяйка, ее взрослая дочь и двое их пожилых родственников.

У двери нас встретила невысокая худенькая особа. Мы попали в прямом смысле на огонек: электричество в квартире отключено – подсветить можно разве что конфоркой газовой плиты или свечкой. Старший лейтенант озарил темное царство светом фонарика.

Собеседница во время разговора постоянно прижимала руку к груди, мол, говорю как на духу. Поведала, как работала парикмахером, ушла по состоянию здоровья, в жизни наступил беспросвет. Ну а грусть-печаль у нас чаще всего прогоняют одним способом: с утра принял граммов 200 крепленого – жить стало веселей.

Перспективы у жильцов туманны. Хозяйка понятия не имеет о размере долга по коммуналке и не представляет, как рассчитается с ним, не работая.

– Хотите довести ситуацию до момента, когда станет вопрос о вашем выселении из этой квартиры? – спросил участковый.

– Нет, не надо выселять. Мне здесь нравится, – только и сказала дама.

Не стала опорой матери и ее дочь. Девушка привередливая: ищет особенную, подходящую ей работу. От должностей, которые предлагают в ЖЭС, воротит нос.

– Вот что с такими делать? – уже на улице задал риторический, по сути, вопрос участковый.

Хозяева своей судьбы

Неужели все так безнадежно? Действительно, не все подопечные Дмитрия Андалюкевича, которые вели асоциальный образ жизни и побывали в ЛТП, становились на путь исправления, бросали пить, находили работу. Однако есть и те, кто, скатываясь на социальное дно, сумел, воспользовавшись помощью, вернуться к нормальной жизни.

– Одного моего подопечного несколько раз направляли в ЛТП, – вспоминает старший лейтенант. – И вот после очередной поездки его как подменили: взялся за ум, устроился в строительную организацию и стал достойно зарабатывать. К нему вернулась жена. По-другому к отцу стали относиться и дети. За свое возвращение к нормальной жизни сказал спасибо. Самая высокая оценка моего труда.

Таких примеров в практике участкового наберется несколько. Да, немного. Но, как бы там ни было, случаи социального воскрешения доказывают: изменить к лучшему покатившуюся под откос жизнь возможно.

 

* Имена некоторых героев публикации изменены

Фото автора

Самое читаемое