Упражнения с рентой

Евгений Олейник
Автор материала:
Евгений
Олейник

Многие эксперты, говоря об аренде жилья, приводят в пример простые рыночные схемы: если есть дефицит, значит, и цену на услуги следует ожидать высокой. Но насколько высокой?

 

Аренда квартиры, на мой взгляд, в цивилизованном государстве не должна превышать 25-35 % от средней зарплаты. Проведу простую аналогию, взяв три города, где примерно одинаковый спрос на недвижимость. Однокомнатная квартира в Минске обходится примерно в 350-400 долларов в месяц, в Париже – в $730, в Варшаве – около $500. При этом средняя зарплата во Франции более 3 тысяч долларов, в Польше $1.525, а в Беларуси – $610. Получается, что для парижан аренда жилья составляет около 25 % от зарплаты, для наших соседей около 35 %, а для нас – 70 %. Даже белорусские риелторы заговорили в прошлом году о том, что цены на пике.

На это белорусские рантье, скрипя зубами, обычно отвечают:

— Не можете платить? Уезжайте из Минска!

То есть давайте выгоним вначале учителей с их небольшим доходом, а потом возьмемся очищать Минск от медицинских работников! Зачем они нам нужны вообще.

Можно говорить и о том, что сейчас все дорого, поэтому жилье не должно быть исключением. Но мы ведь в некотором смысле сами провоцируем эту дороговизну, завышая арендную плату. При таких ценах за бетонную коробку люди, конечно же, ждут увеличения зарплат. И те растут, но вместе с ними повышается и стоимость жизни – тоже простая экономика.

Еще одно «оправдание» ценам: арендодатели опасаются, что жильцы могут испортить их имущество. Риск, конечно, есть, но во многих случаях жилье сдается в новостройках либо в старых домах со старой мебелью, а то и вообще без таковой. В контракте часто прописывается пункт о возмещении материального ущерба, квартиранту об этом напоминают постоянно… Как-то мой друг уронил раскаленную сковородку на хозяйский линолеум. Рантье тут же, размахивая контрактом, потребовал… миллион рублей, хотя уже собирался стелить на кухне паркет. Зная это, товарищ мой ответил спокойно:

— Куплю линолеум и сам все сделаю!

Но такой вариант хозяина не устраивал. Ожесточенная борьба с жадностью, сопровождаемая страдальческими стонами владельца жилья, от которого уплывали деньги, продолжалась до поздней ночи. Сошлись на ста тысячах рублей.

Жажда наживы – чума, которая уже давно бушует в странах постсоветского пространства. Воспаление жадности у наших риелторов можно вылечить, как мне кажется, только одним лекарством – активным строительством государственного арендного жилья, точнее, небольших квартир-студий. И в первую очередь их стоит предлагать специалистам, в которых нуждается город: врачам, учителям, водителям общественного транспорта. И выделять такое жилье конкретным организациям. Тогда руководители смогут распределить квартиры между своими наиболее ценными сотрудниками. Причем, если подчиненный захочет уволиться, ему придется попрощаться и с квартирой. Уверен, что у хороших специалистов в таком случае будет все реже возникать желание сменить место работы или вовсе уехать за границу.

 

Самое читаемое

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Это рынок и он диктует свои правила. Есть спрос — есть предложение. В корне не верно брать за пример учителей и медиков — выгнать надо всех «праграмеров с даходам за многомилиёнау». Они готовы платить столько, сколько предложили. Они ценник завысили. Как и детки «остального пригорода Минска до самой госграницы» чьи родители едят все лишь со своего огорода и раз в год колют парася, чтобы насобирать денег на аренду квартирки для чада, которое устроило свою жизнь в столице.

Комментарии закрыты