Уши эльфа и сломанный нос. Пластический хирург — о странных запросах и популярных у белорусов операциях

Беспокоитесь из-за немного оттопыренных ушей или горбинки на носу? А может, всю жизнь мечтали о шикарном декольте, но природа предательски недосмотрела этот момент? В таких случаях на помощь приходит скальпель. Изменились ли предпочтения минчан в пластической хирургии за последние годы и с какими необычными запросами они обращаются к специалистам, корреспондент агентства «Минск-Новости» узнала у хирурга высшей категории, онкомаммолога, кандидата медицинских наук Николая Куриловича.

Эстетическая хирургия, которой занимается доктор, направлена на улучшение внешнего вида человека и только в отдельных случаях затрагивает функциональность. Например, исправление искривления носовой перегородки может улучшить дыхание.

В топе у белорусов — изменение груди, носа и век

В Беларуси отдельные операции по коррекции фигуры и лица проводили и в советский период. Но даже в 2000-х пластическая хирургия, какой мы привыкли ее видеть сейчас, была закрыта для широких масс.

— Если сравнивать период 15–20 лет назад и сейчас, то спрос определенно стал выше. Тогда это был эксклюзив, на операции шли единицы, а медицинские центры можно было пересчитать по пальцам одной руки. Со временем некоторые процедуры стали делать в государственных клиниках, какие-то врачи начали проводить операции на носу, другие специализировались на груди, — вспоминает Н. Курилович.

В наше время изменить или немного подкорректировать свою внешность может каждый. В топе у белорусов — операции на груди (уменьшение и увеличение), ринопластика (пластика носа) и блефаропластика (подтяжка век).

— Женщина, которая еще не становилась мамой, хочет более округлые объемные формы. Те же, кто уже имеет ребенка, мечтают подтянуть молочные железы, сделать их более упругими, — поясняет врач. — Нос и веки сильно влияют на восприятие лица. Меняя форму носа, его углы, человек может стать немного моложе. Нависшие веки тоже прибавляют возраста и быстрее других тканей увядают, потому что кожа на них максимально тонкая и уязвимая.

Мужчинам чаще всего подтягивают веки, детям — убирают лопоухость

Если рейтинг самых популярных операций немного меняется из года в год, то портрет среднестатистического пациента остается неизменным.

— Все-таки следить за собой больше свойственно женщинам. Они в большинстве случаев скрупулезно подходят к своему внешнему виду и поэтому намного чаще хотят в себе что-то изменить. Средний возраст пациенток — от 25 до 50 лет. Ведь именно в этот период женщина либо в поиске, либо ей нужно придать себе уверенности, реализоваться в карьере. Но эта грань условная: приходят и 18-летние девочки, и женщины довольно почтенного возраста.

Мужчины, решившиеся на операцию, — случаи редкие. Они в большинстве своем просят подтянуть веки. Пластический хирург подчеркивает, что обычно это люди, которые занимают высокие должности и часто появляются в публичных местах, на телевидении.

— В силу своей профессии они должны выглядеть всегда отдохнувшими и свежими. Подтяжка век как раз и дает такой эффект, — рассказывает Н. Курилович. — Чуть реже мужчины делают ринопластику. А вот увеличением бицепсов и других мышц я не занимаюсь. Все-таки считаю, что наша работа не должна приносить вред здоровью и следует придерживаться  главной заповеди медицины: «Не навреди».

Не понимает доктор и мотивов мужчин, желающих сделать интимную пластику. Поэтому такие операции не проводит. А вот для женщин доступен весь спектр подобной пластики. Пожалуй, одна из самых непонятных многим — восстановление девственной плевы.

— В этих случаях основную роль играет национальность. Белорускам я никогда не делал таких операций. А вот женщины из мусульманских стран, где чтят традиции, приходят с такими запросами. Нам сложно это понять, потому что мы живем в другом обществе, с другими представлениями, — подчеркивает хирург.

Нередкими гостями в кабинете пластического хирурга становятся дети. С 6 лет, когда ребенок собирается идти в школу, родители приводят чадо для устранения внешних дефектов ушей.

—Это делают для того, чтобы, скажем так, несоответствие норме (например, лопоухость) не становилось причиной насмешек со стороны сверстников. Это очень важно для самооценки ребенка.

Пик операций — с октября по начало января и с февраля по апрель

Пластический хирург рассказал, что работа по совершенствованию человеческих лиц и тел имеет сезонность.

— Первый этап — с октября до Нового года. Люди хотят начать новую жизнь, переделав то, что давно хотели. Вторая волна — с февраля по апрель. Такой пик связан с тем, что все постепенно готовятся к лету. Выехать на пляж, раздеться, показать себя… Потом идет затишье: у школьников и студентов каникулы, многие уезжают на отдых. Но это довольно условное деление.

А вот излюбленный вопрос многих пациентов: «А какие у вас очереди на операции?» врач считает странным. Ведь пластика не считается настолько сложной процедурой, чтобы запись на нее шла на месяцы вперед.

—Это скорее маркетинговый ход, когда клиника пишет: «У нас очередь огромная, записывайтесь к нам через год. А если доплатите, то и завтра приходите»,— улыбается собеседник.

Белорусы — не единственные пациенты наших хирургов. Из-за рубежа приезжают не только потому, что у нас сделать операцию дешевле. Причиной становится и то, что благодаря социальным сетям любой может узнать о методиках и рейтинге специалиста и записаться именно к нему.

— Сейчас, когда есть Instagram, где вне зависимости от страны можно посмотреть страницы сотни хирургов и выбрать того, кто тебе ближе, границы размываются. Кому-то больше симпатичен я, другому — немецкий врач, третьих привлекает определенный специалист из Турции, и они поедут к нему.

По словам Николая Куриловича, чаще всего к нам приезжают жители России и европейских стран, которые когда-то уехали жить за рубеж. Для граждан некоторых регионов помехой не стала и пандемия, поэтому заметного спада количества клиентов врач не видит. Оперироваться в нашу страну приезжают даже из Японии, Китая и Сингапура.

Самые странные запросы — уши эльфа и сломанный нос

Распространенная ситуация в кабинете пластического хирурга — девушка с фото любимой актрисы или певицы с идеальной, по ее мнению, частью лица.

— Нередко приходят и говорят: «Хочу нос, как у нее». Но не все понимают, что пропорции у людей разные и шикарный нос одной девушки на лице другой будет смотреться как минимум смешно.

В таких случаях врач наглядно показывает клиентке, какой она станет с той или иной частью тела.

— Я фотографирую лицо, тут же его моделируем. Прямо на планшете могу показать: вот такой нос вы хотели, смотрите как он смотрится у вас. Тогда люди мгновенно меняют свои решения. Ведь у каждого свои особенности: длина, ширина, расположение глаз и другие геометрические ориентиры, которые нужно учесть при выборе носа. Есть много стандартных пропорций: носогубный угол, ширина кончика носа. Они широко исследовались еще со времен Леонардо да Винчи. Этими эталонами красоты мы пользуемся и сейчас, — рассказывает Н. Курилович.

В большинстве случаев к изменению своего тела пациенты относятся осознанно. Но нередки и ситуации, когда люди просят сделать что-то неординарное и выходящее за рамки общепринятых представлений о красоте.

Один из самых частых подобных запросов — очень большая грудь. Если мотивы такой «переделки» ясны, например, такой бюст женщине нужен для создания сценического образа, хирург проводит операцию.

— Однажды попросили уши эльфа. «Властелина Колец», наверное, насмотрелись. Но такое я не делаю, потому что просто не понимаю эстетики, — улыбается хирург. — Был случай, когда пришел мужчина кавказской национальности и попросил сделать так, чтобы нос выглядел, будто его сломали. Он объяснил, что все его братья и знакомые занимаются борьбой. Он тоже. У всех носы ломаные, а у него или кость крепкая, или реакция хорошая, поэтому все целое. С одной стороны, это непонятный запрос, но с другой — в его среде он белая ворона и поэтому вполне логично захотел изменить ситуацию. Я провел операцию, но предупредил: пару движений — и можем все вернуть. Но он ушел довольный и переделывать не возвращался.

Одно из условий проведения хирургического вмешательства — серьезное отношение к процедуре. Человек должен понимать, с какими последствиями может столкнуться и какого результата ожидать.

— Приходится отказывать, когда человек приходит с отношением, мол, здесь подрежь, там подтяни. С такими пациентами лучше не работать, потому что потом будет много проблем. Ты все равно не сделаешь то, что им нужно, у них свое видение. Поэтому приходится отрезвлять и доносить возможности процедуры или аккуратно отказывать, — комментирует доктор. — Есть и те, кто ходит по всем хирургам города, пытаясь из каждого выжать максимум. Но не все зависит от специалиста, и человек должен это понимать. Все предсказать просто невозможно, как бы мы ни старались. Важный момент здесь — расписка, где фиксируются все возможные осложнения.

Фото из личного архива собеседника

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ