«В 17 лет вынес первые 100 долларов из дома». Минчанин — об игровой зависимости и о ее последствиях

Люди, которых затягивает игра на деньги, часто теряют контроль над собой, желая получить очередную дозу адреналина. Такое поведение влечет за собой потерю работы, ухудшение отношений с родными и огромные долги, а также может способствовать возникновению новых зависимостей — алкогольной и наркотической. Корреспондент агентства «Минск-Новости» пообщалась с игроманом в ремиссии и узнала, с чего начинается лудомания, какие проблемы ей сопутствуют и можно ли от этого избавиться.

Фото носит иллюстративный характер, pixabay.com

Своей историей 37-летний Павел Гайдуль делится открыто. Она наверняка заставит хотя бы пару молодых ребят, зависающих в игровых клубах или казино, задуматься и остановиться. Ведь лудомания — зависимость от азартных игр — развивается очень быстро. Привлеченный возможностью легких денег, человек делает первую ставку. Вдохновленный выигрышем, он повышает ставки и чувствует себя везунчиком, которому посчастливилось получить неисчерпаемый источник дохода. Желание побеждать становится настолько сильным, что трезвый ум проигрывает. Когда азартный игрок теряет понимание реальности, его родственники, а иногда и он сам, задаются вопросом о том, как победить лудоманию.

«Родился в хорошей семье, в школе был отличником»

О своей семье Павел говорит с гордостью — у мамы два высших образования, отца в свое время приняли в РТИ (БГУИР) на робототехнику без экзаменов.

— Я родился в отличной семье, у меня было шикарное детство, всего хватало, — резюмирует собеседник. — Своя машина, возможность с 4 лет учить английский язык — тогда далеко не каждый мог себе это позволить. В школе учился на отлично, окончил математический класс.

За плечами минчанина школа нравственного воспитания и немало спортивных увлечений. Одно из них — парусный спорт. Однако в 16 лет по состоянию здоровья профессиональную карьеру спортсмена пришлось оставить. Появилось свободное время, завязалось знакомство с новой компанией… и с играми.

«Зарабатывал за несколько дней месячную зарплату»

— Занимаясь спортом на протяжении многих лет, мой организм привык к большому выбросу адреналина, норадреналина и иных веществ, — рассказывает Павел. И тогда мне его начало не хватать. Именно в 16, когда пришлось бросить спорт, я и познакомился с игорной сферой. Помню, игровые автоматы стояли в кинотеатрах, на вокзалах — проблем с их дефицитом не было.

Фото носит иллюстративный характер, pixabay.com

Ребята из компании, с которой связался наш герой, быстро ввели в курс дела и научили «вынимать» деньги из автомата. Как объясняет собеседник, они знали пробелы в программах и ловко этим пользовались.

— И таким образом зарабатывали, причем на тот момент довольно неплохо, — отмечает Павел. Тогда, в конце 1999-го и в начале 2000-х, у людей была зарплата, к примеру, 50–80 долларов в месяц. Я же зарабатывал по 20 долларов в день. Кроме свободного времени появились новые знакомства и деньги, много денег. И это было только начало.

«Прапрадед проиграл семью в преферанс»

Минчанин считает, что, возможно, здесь играет роль и наследственный фактор. Увлекался подобным дед, а прапрадед и вовсе проиграл семью в преферанс. Люди были вынуждены в то время скрываться по Европе.

— Алгоритм формирования зависимости от игр такой же, как и при наркомании, — рассуждает Павел. Со временем организм привык к всплеску адреналина. Стало неважно, выиграешь ты или проиграешь, суть заключалась в самой игре, ощущениях от процесса. Это как доза. И ее постоянно не хватало, хотелось больше.

Казино, адреналин, знакомства, дорогие отели и личный таксист — все это стало неотъемлемой частью новой жизни игромана.

— Я видел легкие деньги и хотел, чтобы они стали моими, — так и втянулся, — вспоминает собеседник. — Круг общения точно такой же был — игроманы, наркоманы, да и в целом тусовщики. Поэтому из окружения никто не осуждал меня за такой образ жизни.

Фото носит иллюстративный характер, pixabay.com

«Все деньги уходили на автоматы и казино»

На тот момент Павел уже учился на юридическом факультете и параллельно подрабатывал. Правда, всю зарплату спускал на свое увлечение — автоматы и казино. Как признается сам мужчина, были финансовые проблемы, но это его не останавливало — обманывал близких, одалживал, выносил из дома и продавал.

— В 17 лет вынес первые 100 долларов из дома, — вспоминает собеседник. — Я был в связке с админами клубов, помогал менять валюту, тогда меняли и заряжали кредиты за валюту прямо в клубах. Постоянные розыгрыши, закрытые мероприятия для игроков, личные таксисты — жизнь, казалось, насыщенная и интересная. Однако мой организм уже разрушался…

По словам мужчины, он все больше времени начал тратить на игры. Практически каждый день приходил в казино или зависал возле автоматов. Этому «хобби» сопутствовали и алкоголь, и наркотики.

«Понял, что организм начал сдавать»

— В 22 года я понял, что организм от постоянных недосыпов, нервного напряжения и стрессов начал сдавать, — признается минчанин. — Забила тревогу и мама — после долгих поисков специалиста обратилась к психотерапевту. Ей рассказали про аддиктивный тип поведения и объяснили, что у меня заболевание.

На тот момент Павла уже отчислили из университета, работы не было, а здоровье заметно ухудшилось. На его плечи взвалилась и другая проблема — долги.

— У меня был выбор: либо перестаю играть, либо меня ждет психиатрическая больница, — комментирует собеседник. — Бороться с собой было нелегко, но играть действительно перестал. Правда, в игровой клуб ходить продолжил, только уже в качестве работника. Устроился администратором зала игровых автоматов. Как говорится, клин клином вышибают.

На новом месте Павел проработал два года. Параллельно начал посещать психотерапевта, читать много литературы, записался в бассейн и ежедневно занимался физкультурой. Со временем сменил и свой круг общения, оставив компанию игроков в прошлом.

— Честно говоря, настоящими друзьями я так и не обзавелся, — рассказывает наш герой. Все тут же отворачиваются, как только узнают, что ты зависимый.

Фото носит иллюстративный характер, pixabay.com

«Игромания забирает самое главное — радость от жизни»

Несмотря на отсутствие поддержки, Павел восстановился в университете и защитил диплом, социализировался и загорелся желанием начать жизнь с чистого листа. Однако забыть прошлое, работая в игровом клубе, он не мог. На глазах рушились судьбы людей, мужчина нередко прокручивал в голове свою историю.

— Игроки в заведении засиживаются по нескольку суток, не спят, много курят, принимают наркотики — организм не выдерживает. Были случаи, когда умирали от инсульта, — делится минчанин. — Кому-то приходится скрываться от кредитов, кто-то, наоборот, купается в деньгах. Помню, как и сам за полчаса тратил сумму, которую тогда белорусы в среднем зарабатывали в месяц.

Сейчас Павел является квалифицированным юристом, специалистом по мессенджерам, предпринимателем и стартапером. Живет в своей двухкомнатной квартире и самостоятельно растит сына. В ремиссии находится около 10 лет. До этого, как признается мужчина, были срывы.

— Но я всегда понимал, что игромания — это путь в никуда, лично для меня так точно, — подчеркивает собеседник. — Она, как и любая другая зависимость, забирает самое главное — радость от жизни. Еда, спорт, женщина — все перестает приносить удовольствие.

У Павла есть личный психотерапевт, который и по сей день помогает бороться с отголосками прошлого. Периодически мужчина принимает антидепрессанты.

— С помощью мамы и моей воли я победил это, научился сам себя воспринимать, — отмечает собеседник. — Хочу ли я помочь другим? С удовольствием! Но первый шаг должен исходить от самого человека, важно его желание. И лишь потом он сможет получить помощь, понять алгоритмы выхода и получить лайфхаки.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ