В базе академии искусств более 100 натурщиков

Демонстратор пластических поз, проще говоря, натурщик — профессия незаметная, но очень нужная.

Без нее художник едва ли сможет научиться рисовать человека. Только кто о такой работе мечтает с детства? Хотят быть моделями, на подиумах, под вспышками фотокамер. А не в учебных аудиториях, в статичной позе, где часами, днями, неделями может быть только и слышно, что шуршание грифеля по бумаге. Хотя и очень редкой профессию не назовешь. Время от времени попробовать себя в ней приходят люди разного возраста, социального статуса и телосложения. Признаются: денег им много не платят. Но есть ведь и другие коврижки. Об этом рассказывает корреспондент «СБ«.

Дама с портрета

Моя первая визави — Людмила Березкина, в прошлом преподаватель иностранных языков в Минском художественном училище им. Глебова, ныне колледже. Трудилась и в школе. А спустя 6 лет после того, как вышла на пенсию, встретила своих бывших студентов — уже сотрудников академии искусств. Они и предложили попробовать себя в новой роли.


— Сначала, конечно, очень волновалась. Ведь на тот момент, наверное, треть академии — это были мои бывшие студенты или уже их дети. Пришла на первый курс. В голубой кофточке, с бирюзовым шарфиком в шляпке…

Людмила Дмитриевна рассуждает: прежде интереса не возникало к такой профессии. Казалось, это несерьезно и даже как–то зазорно. Особенно если позировать обнаженной. Хотя в 1980–м она все же стала моделью — для портрета «Молодая учительница» художника Вячеслава Рускевича. Хотела приобрести. Но картина была слишком большой. Не для наших квартир. А потом спустя годы ее купил итальянский ценитель, повесил у себя дома.

— Я, конечно, очень расстроилась, рассказала эту историю мужу. И в день рождения обнаружила портрет в своей комнате. Супруг заказал печать на холсте с фотографии, только масштаб уменьшил. Было очень приятно.

Сегодня в квартире натурщицы уже не один десяток картин с ее лицом. Дама в шляпке, дама с цветами, даже в вышиванке и с мандолиной… Объясняет: студенты рисуют, а после просмотров работ в конце каждого семестра наиболее интересные она просит подарить на память. Часть, в том числе гипсовый бюст, маме отдала. Ей уже 92. Мол, будет с кем пообщаться, пока дочери нет рядом. И самой приятно просыпаться в таком антураже. Стимулирует. Утром встала, посмотрела на свои портреты и уже думает, что нужно приводить себя в форму. И мужа встречать всегда такой же красивой и эмоциональной, как на картине. Он, кстати, ходит на все студенческие выставки. Любуется, фотографирует, гордится.

— Эта работа дарит массу положительных эмоций, — отмечает моя собеседница. — Сравниваю себя, когда только вышла на пенсию, уставшую, и сейчас. Небо и земля: чувствую себя намного моложе. Чтобы поддерживать форму, регулярно посещаю бассейн, зимой на лыжах катаюсь. Общение со студентами и преподавателями заряжает энергией, позитивом.

В разговоре Людмила Дмитриевна словно намеренно уходит от профессиональных подробностей. Но работа эта непростая. Только представьте: оставаться по 3 — 6 часов в статичной позе. В неестественном положении или держа какой–то предмет… Конечно, есть перерывы — на 5 — 10 минут через каждые 45. Можно попросить и чаще. Но натурщица старается не злоупотреблять добрым к себе отношением. Бывает, и спустя академический час остается неподвижной — видит, что некоторые студенты еще не успели окончить работу.

— О чем думаю в это время? В первую очередь мне интересно наблюдать за молодыми художниками, скульпторами с точки зрения и педагогики, и психологии. Как они работают, как улавливают игру света и тени. Это завораживает.

А чтобы работать студентам было интереснее, натурщица сама предлагает какие–то аксессуары для постановки: шарфики, шляпки, веера… Смеется:

— У Ренуара есть молодая девушка с веером. А студенты академии рисовали пожилую… Может быть, через годы и из них кто–то станет известным художником. Будет приятно, что и мой вклад в этом есть.

Требуется натура

У 35–летней Марии Демидович своя история. Позировать начала около 3 лет назад. Очень не хотела после декретного отпуска возвращаться работать в магазин. Вот и пошла по объявлению в академию искусств. Тоже представляла, что будет позировать одетая в интерьере. Но в тот момент в вузе искали только обнаженную натуру.


— Уговорили: мол, стесняться нечего. Вы ж не стесняетесь, когда в музеях смотрите на работы великих художников, скульпторов. Им тоже кто–то позировал… Кроме того, группы студентов небольшие, атмосфера непринужденная. Есть ширма, за которой можно переодеться. Предусмотрены обогреватели. В перерывах можно размяться, попить чай. А главное, студенты и преподаватели к натуре относятся уважительно, дорожат…

Был как–то случай, когда студент позволил себе язвительный выпад в сторону натурщицы, так она встала и ушла. Все. И что делать дальше? Вся проделанная работа насмарку.

Сегодня Мария Владимировна трудится уже диспетчером художественного факультета по работе с натурой и сама набирает натурщиков. Интересуюсь: какие требования к кандидатам?

— Красивая рельефная фигура, конечно, приветствуется, но совсем не обязательна. Главное, чтобы человек был ответственный, надежный, выносливый. Иначе можно нарушить весь учебный процесс. Ведь одна постановка может длиться несколько недель и даже месяцев.

К слову, молодые люди нередко идут в натурщики, именно чтобы побороть излишнюю закомплексованность, рассказывает моя собеседница. Раздеться перед группой незнакомых людей — это все–таки своеобразная шоковая терапия. Но модели в академии востребованы разные: стройные и полные, молодые и пожилые, мужчины и женщины… Конечно, спрос на молодых и красивых больше. Но таких на всех не хватает. В базе вуза сейчас около 100 человек старше 18 лет, с которыми заключены договоры подряда на выполнение работ по демонстрации пластических поз. И в гендерном соотношении мужчин больше, чем женщин. Кто–то сотрудничает время от времени, кто–то постоянно. А самому возрастному — за 80! Студенты рассказывают: бывает, во время сеанса он даже засыпает. Но дома все равно не сидится.

Мария Демидович считает: идут в натурщики не ради денег. Судите сами. Больше всего платят за позирование обнаженными или в одежде, но в сложных позах — 2 рубля 31 копейка в час. Много ли заработаешь? Если даже брать по 2 постановки в день (6 академических часов), рублей до 120 набежать может. Нет, эта работа должна прежде всего нравиться.

ТОП-3 О МИНСКЕ