В Беларуси активно применяются нетрадиционные методы лечения

Несмотря на стремительное развитие медицины, новейшие современные технологии, человечество и сегодня не отказывается от тех знаний и практик, которые на протяжении веков применялись для избавления от разных недугов.

В век торжества достижений химии мы не теряем надежды на помощь природы, на естественные способы оздоровления, включающие наши внутренние ресурсы. Пользуются ли популярностью сегодня нетрадиционные методы лечения? Каковы их перспективы? Об этом разговор с заведующим кафедрой рефлексотерапии БелМАПО, главным внештатным специалистом по нетрадиционным методам лечения Министерства здравоохранения Республики Беларусь Александром Сиваковым.

 

О границах, которые сложно провести

– Александр Павлович, для начала хотелось бы внести ясность в понятия «традиционная» и «нетрадиционная» медицина, поскольку есть сторонники мнения, что именно народную терапию следует считать традиционной, а не наоборот.

– Провести грань между понятиями «традиционная» и «нетрадиционная медицина» бывает сложно. Есть рекомендации ВОЗ использовать термин «традиционная» применительно к методам лечения так называемой народной медицины, но при этом уточнять, о какой стране идет речь: например, китайская традиционная медицина, вьетнамская, японская и т.д. Однако для Запада восточная медицина скорее нетрадиционная. Поэтому и в Беларуси фитотерапия, гирудотерапия, апитерапия, иппотерапия, гомеопатия подпадают под определение «нетрадиционные методы лечения». Список этот не закрыт. Те методы, которые оправдают себя на практике и будут научно обоснованы, получат право стать официально разрешенными медицинскими услугами.

– Считается, что граница между традиционными и нетрадиционными методами лечения проходит на основании того, есть у них научная база или нет…

– Это не совсем верно. Например, фитотерапию определяют как нетрадиционный метод лечения. Но она себя отлично зарекомендовала, накоплена солидная научная доказательная база. Авторитетными учеными написаны серьезные статьи, монографии по фитотерапии. И в любой аптеке сегодня достаточно официально зарегистрированных лекарственных средств, компоненты которых растительного происхождения. Сейчас мы знаем о фитотерапии гораздо больше, чем знали наши предки, поскольку обладаем мощной научной базой с биохимическими, морфометрическими и другими методами исследования. Или гирудотерапия (лечение пиявками), которая применяется для обезболивания, усиления заживления воспалительных процессов, профилактики проблем мозгового кровообращения. Ее эффективность подтверждена многовековой практикой. А теперь она уже и научно обоснована, поскольку мы знаем: пиявка – кладовая биологически активных веществ (их насчитывают около 60-70).

Ни у кого уже нет сомнений и в пользе апитерапии: доказательство тому – огромный опыт лечения с помощью продуктов пчеловодства, пчелиного яда, который используется как компонент мазей с обезболивающим действием.

Вообще практика – критерий истины. Да, есть нетрадиционные методы, которые пока не доказаны с научных позиций. Например, так называемый бесконтактный массаж. Поэтому он и не включен в перечень услуг, разрешенных Минздравом.

– Есть ли среди нетрадиционных методов лечения такие, которые показаны всем без исключения?

– Нет. У каждого – свои показания и противопоказания. Универсальных методов лечения, панацеи нет.

 

Новый статус рефлексотерапии

– Среди нетрадиционных вы не назвали такой популярный метод, как рефлексотерапия (иглоукалывание)…

– Рефлексотерапия в Беларуси уже отдельная медицинская специальность, и к нетрадиционным методам лечения теперь не относится. Существует Постановление Минздрава, содержащее перечень методик рефлексотерапии, которые могут применяться на бюджетной и внебюджетной основе и регламентирующее порядок оказания медуслуг. Достаточно востребованы эти методы не только в лечебно-профилактических, но и в санаторно-курортных учреждениях нашей страны. Кроме государственной медицины рефлексотерапия активно используется в частных медцентрах.

– Чем объясняется новый статус рефлексотерапии?

– Сегодня эта специальность развивается на принципах доказательной медицины. Иглоукалывание как монометод лечения теперь редко назначается больным. Рефлексотерапия использует новейшие технологии с применением лазера, ультразвука, электрического тока. Хорошо себя зарекомендовали методики с применением электромагнитных полей. Новое направление – фармакорефлексотерапия: метод, когда лекарственные средства вводятся в точки акупунктуры. На нашей кафедре разрабатывается и научно обосновывается криопунктура, суть которой – в локальном, дозированном воздействии струи холодного (до -60 °C) воздуха на кожную проекцию точек акупунктуры и проблемные зоны организма. Этот метод отлично себя зарекомендовал при лечении суставов, последствий травм опорно-двигательного аппарата, в том числе в спортивной медицине. Современные подходы предлагают комбинировать разные методы, активно используемые в восстановительной медицине и реабилитации.

– Вы автор и соавтор ряда медицинских приборов и аппаратов, используемых в области физиотерапии и рефлексотерапии; некоторые даже серийно выпускаются промышленностью Беларуси. Расскажите о новом изобретении и его назначении.

– Последние 2 патента получены нами на методы профилактики производственно обусловленного хронического бронхита. Разработаны современные технологии с использованием иглоукалывания, магнитопунктуры и магнитотерапии, лазеротерапии и лазеропунктуры. Уже доказана эффективность и целесообразность использования этих методов у работников промышленных предприятий для профилактики хронического бронхита. Применение данных технологий позволит снизить заболеваемость данным недугом, уменьшить процент выхода работников на инвалидность. Сейчас занимаемся внедрением этой технологии и ее экономической оценкой.

– Как случилось, что вы, психиатр по специальности, связали свою жизнь с рефлексотерапией?

– На 4-м курсе (я заканчивал Гродненский мединститут) мне попалась книга по рефлексотерапии китайского автора Чжу Лянь «Основы современной чжень-цзю терапии», потом «Основы китайского лечебного метода чжень-цзю» В. Г. Вогралика. Изложенные там подходы и методы лечения меня необыкновенно заинтересовали и увлекли. В 70-е годы прошлого века вообще отмечалась новая волна интереса к восточной медицине. Я прошел трехмесячную подготовку в Центральном институте рефлексотерапии в Москве. Позже стажировался в Китае, Вьетнаме. Убедился в эффективности этих методов и занялся ими всерьез. Сегодня мы тоже направляем наших специалистов на учебу в КНР. И очень признательны за такую возможность правительству КНР и посольству Китая в Беларуси.

 

Есть многое на свете…

– Александр Павлович, в болезнях и несчастье люди и сегодня, в XXI веке, обращаются к народным целителям из глубинки (бабушкам, которые заговаривают воду), современным экстрасенсам. Были ли попытки в Беларуси изучать подобные феномены с научных позиций?

– Порядок оказания медпомощи в нашей стране, повторюсь, определен нормативными документами. Все, что выходит за их рамки, комментировать сложно. В перечень разрешенных названные вами методы не входят. Их эффективность изучали в разных странах, однако полученные результаты не отличались стабильностью, были статистически недостоверными и по нашему законодательству не могут официально использоваться. В советское время мне довелось познакомиться с исследованиями наиболее известных экстрасенсов, проводившимися на базе одного из учреждений Академии наук СССР специалистами ведущих научных учреждений под руководством профессора Эдуарда Годика. В ходе их были зафиксированы определенные отклонения (например, повышение температуры) при воздействии экстрасенсов на человека. Но собранного материала (а использовалось самое современное и уникальное оборудование) оказалось явно недостаточно, чтобы сделать выводы о механизме воздействия. Сегодня подобные исследования в Беларуси могут проводиться в рамках тех или иных научных программ при наличии средств, но в число приоритетных они не входят.

– Но сами вы скептично относитесь к таким феноменам?

– Тут еще многое непонятно. Даже уровень развития современных нанотехнологий пока не позволяет определить механизм реализации данных методов. С другой стороны, хорошо известно, что 20-25 % эффективности разных методов воздействия на больного приходится на так называемый плацебо-эффект (воздействие как таковое отсутствует, а вместо него присутствует имитация. – Прим.ред.).

 

Лечение – это творчество

– Объединены ли специалисты по нетрадиционным методам лечения в какое-нибудь профессиональное сообщество? Поддерживаете ли вы связи с коллегами из других стран?

– Да, в Минске специалисты по рефлексотерапии регулярно собираются на заседания, семинары, рассматривают изменения в нормативной базе, актуальные вопросы лечения тех или иных заболеваний, комбинирования и сочетания методик лечения. В октябре при согласовании с Комитетом по здравоохранению Мингорисполкома намерены совместно с российскими коллегами провести научно-практический семинар по фитотерапии. На следующий год запланирован международный семинар с участием коллег из Литвы, Польши, России, Украины. Два года назад мы проводили конференцию на базе санатория «Лесное» и обменивались опытом с немецкими специалистами по криотерапии и криопунктуре.

– Что в своей работе считаете самым приятным, а что самым сложным?

– Самое приятное для любого врача – видеть реальный результат своей работы, когда пациенту становится лучше, когда он выздоравливает. А сложность в том, что одна и та же болезнь у разных людей протекает по-разному, и, несмотря на опыт, все равно для каждого человека приходится искать индивидуальный подход к лечению.

– Медики в своем большинстве достаточно консервативны. Не чувствуете ли вы некоторого недоверия, скептицизма со стороны коллег по отношению к нетрадиционным методам?

– Если подобное отношение и встречалось, то лет 30-35 назад. Сегодня этого совершенно не ощущаю.

 

Фото автора

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ