В Беларуси рабочим специальностям обучают литовцев, немцев, нигерийцев и россиян

Как сделать рабочие специальности привлекательными для школьников и что такое сетевой принцип в обучении, рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости» первый проректор Республиканского института профессионального образования Эдуард Калицкий.

– Оправданно ли распространенное мнение, что труд рабочего непрестижен?

– Я бы не стал использовать здесь слово «престиж». Ну что значит престиж токаря? Или какой престиж может быть у пастуха? Есть более удачное определение – привлекательность. В связи с этим возникает другой вопрос: для кого рабочие профессии могут быть привлекательными? В этом контексте стоит рассматривать не только молодежь, но и работодателей: готовы ли предприятия вкладывать средства в подготовку специалиста, могут ли предоставить оборудование и места для организации практики?

Недавно мы предложили начать подготовку мехатроников (это механик, электроник и программист в одном лице), хотя заказов с производства ранее не поступало. Так вот теперь, когда идет распределение, с предприятий к нам поступают претензии: почему кому-то дали специалистов, а нам – нет?

Привлекательность профессии для учащихся в том, что они знают: со своей квалификацией они всегда будут востребованы на производстве.

Кстати, например, в Финляндии профтехобразование более привлекательно, чем школьное. Почему? Если после окончания 9 классов учащийся пойдет в профшколу, он получит образование и профессию, а если продолжит обучение на прежнем месте, то только образование. И там, и там обучение – три года. Что более привлекательно? Конкурс в профтехучилища – 1,6 на место! Всех, кто хочет туда попасть, не берут! А у нас принято считать, что в ПТУ идут только недоучки, хотя образовательные стандарты и требования везде одинаковые и никаких скидок никто не делает.

– Какие специальности пользуются наибольшим спросом у работодателей?

– Сегодня в Беларуси из 71 тыс. вакансий 74 % – на рабочие места. Как говорится, с руками и ногами забирают в строительство и легкую промышленность, в автосервис. Недавно введена новая специальность – «механик по автосервису». Замечу в связи с этим, что раньше наши учебные планы и программы не соответствовали требованиям представителей зарубежных фирм, таких как Volkswagen, Opel, Mercedes. Поэтому был специально составлен стандарт профессии механика и создана отличная материально-техническая база – есть на чем и чему учить. Известно, что во многих случаях профессия непривлекательна для молодого человека только до первой производственной практики, пока он не пришел на производство и воочию не увидел, где и на каком станке будет работать. Этого же парнишку, кстати, затем можно приглашать и для профориентационной работы в школе. Гораздо действеннее, когда он сам расскажет ровесникам о том, какой сделал выбор и почему не сожалеет о нем, какие у него перспективы роста, какую зарплату получает и в каких условиях трудится. У детей глаза загораются!

Сварщики участвуют в строительстве атомной электростанции, а мы не можем найти достаточного количества специалистов высокого класса. И ведь государство готово заплатить им весьма хорошие деньги. То есть у профессионалов сегодня есть реальная перспектива стать успешными людьми, потому что только они могут сделать работу огромной важности. Между прочим, когда-то на весь Советский Союз была определена особая номенклатура – 100 сварщиков, которым доверяли атомные подводные лодки, атомные реакторы, газопроводы…

Однако есть и другая проблема: даже если мы даем хорошую подготовку, наш выпускник на рабочем месте оказывается невостребованным – вместо диагностического оборудования ему вручают обычный гаечный ключ, и он разочаровывается.

– А как вы оцениваете уровень профориентационной работы в школах?

– В школах идет не профориентация, а профагитация: ребят заманивают в учебное заведение. Да и что может учитель рассказать школьнику о профессии механика? А если бы подросток, скажем, пришел с экскурсией на производство или в ресурсный центр при учебном заведении, то увидел бы, что сегодня рабочие многих специальностей трудятся почти в таких же условиях, как и офисные клерки, – производство автоматизировано. В этом вопросе нельзя делать ставку только на учителя или родителей.

– В чем сейчас роль ресурсных центров?

– Главное их достоинство в том, что там сосредоточено для обучения каждой профессии самое современное оборудование – станки, линии, технологии. Да, автомобиль можно изучить и на старой конструкции, но что касается его современной электронной начинки – тут уже требуется передовая техника. Наши ресурсные центры позволяют осваивать самые современные технологии, в них с успехом применяется сетевой принцип в обучении: приезжают учащиеся из различных учебных заведений на неделю, на месяц – сколько предусмотрено учебным планом.

Таким образом, система обучения становится мобильной: если появилась новая технология, мы в состоянии быстро ознакомить с ней учащихся, чтобы обеспечить производство современными кадрами.

– И в каких столичных колледжах и лицеях уже действуют ресурсные центры?

IMG_4469

– В филиале «Индустриально-педагогический колледж» УО «Республиканский институт профессионального образования» создан центр по мебельному и строительному производству, деревообработке. В филиале «Профессионально-технический колледж» УО «РИПО» – по металлообработке в машиностроении и автосервисе. В 12-м лицее строительства в прошлом году открылся ресурсный центр по отделочным работам. Еще один организован в колледже электроники.

– Как будет проводиться дальнейшая оптимизация сети учреждений профтехобразования?

– Развиваем заочную форму обучения, ведь многие хотят учиться без отрыва от производства, чтобы повысить разряд и получать более высокую заработную плату. Также сегодня популярны дистанционные формы обучения, особенно у людей с ограниченными физическими возможностями, с проблемами опорно-двигательного аппарата – они учатся на программистов, администраторов сети.

– Востребованы ли наши учреждения профтехобразования у иностранных граждан?

– Недавно подготовили группу из 30 нигерийцев. Они выбрали Беларусь для получения рабочей квалификации газоэлектросварщика и оператора-штамповщика. Для этой группы мы специально разрабатывали инструкционные карты, учебники, пособия – все на иностранном языке. Также у нас заключены договоры с Литвой, Германией, Россией: их учащиеся приезжают к нам для теоретической подготовки, а стажировку проходят у себя на родине.

Однако дает о себе знать языковая проблема. Опытом высшей школы здесь не воспользуешься: представьте, что будет, если иностранному учащемуся потребуется два года на изучение языка, а потом он будет три года учиться на токаря. Естественно, он предпочтет поискать ту страну и то учебное заведение, где преподавание ведется на английском.

И еще одна проблема: нужно создавать такую квалификационную структуру, которая обеспечит признание наших дипломов за рубежом.

– Как вы оцениваете итоги конкурса WorldSkills-2014, проводившегося у нас в стране впервые?

– В любом деле важна соревновательность. В прошлом году наша страна вступила в ассоциацию WordScills, и у учащихся появилась возможность участвовать в конкурсе мастерства на мировом уровне. Отмечу, что в этом движении участвуют 69 стран, состязаются более чем в 40 специальностях. Получивший медаль имеет полное право сказать: «Я чемпион мира в свой области». Для молодежи этот конкурс имеет колоссальное значение.

Должен признать, что по многим профессиям мы пока даже не можем включаться в соревнования на таком уровне. А значит, надо пересматривать квалификационные требования, учебные планы. К примеру, при подготовке каменщиков нужно выходить на такой уровень, который уже обеспечен в некоторых странах: сначала рабочий на компьютере делает необходимые расчеты, чертежи – создает проект выполнения порученного ему задания. То есть современный высококлассный мастер должен не только владеть кельмой, но и уметь просчитывать свою работу на разных объектах.

Примечательно, что состоявшийся у нас конкурс позволил резко продвинуть механизмы взаимодействия с предприятиями. Для подготовки к нему они поставили оборудование, дали своих экспертов.

Дополнительная информация

Эдуард Калицкий – первый проректор РИПО с 1995 года. При его непосредственном участии разработаны Концепция и Программа развития профессионально-технического образования в Республике Беларусь. Возглавлял творческий коллектив по разработке Общегосударственного классификатора Республики Беларусь «Специальности и квалификации». Возглавляет Национальный наблюдательный центр за развитием рынка труда и профессионального образования в Республике Беларусь.

 

Фото Алексея КОЛЕСНИКОВА, Сергея ШЕЛЕГА

 

 

 

 

 

Самое читаемое