В Минске не хватает переводчиков жестового языка. Как предлагают решить проблему

Почему в столице не хватает переводчиков жестового языка и где выход из проблемы — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

В столице 3 033 инвалида с нарушением слуха. И у каждого из них почти ежедневно возникают вопросы, которые без посторонней помощи решить очень трудно: пообщаться со строителями во время капитального ремонта, посетить родительское собрание в школе, получить справку в учреждении, вызвать аварийную службу, скорую или милицию. Тогда на помощь приходят переводчики жестового языка.

Валентина Петровна слабослышащая. Чтобы выписать новый рецепт на лекарства от давления, она обращается не в поликлинику, а к Ольге Воробьёвой или ее коллегам — Вадиму Ильене, Ольге Побылице, Наталье Кухаревой, которые трудятся в Центре приема и передачи информации от лиц с нарушениями слуха в экстренные службы. А те уже звонят медикам и решают проблему пенсионерки.

Профессия сурдопереводчика непростая, рассказывают они. У каждого человека своя лексика. Бывает, жесты отличаются по регионам, в разговоре то и дело всплывают диалектизмы, неологизмы или профессиональные термины. Специалисту очень важно не только правильно всё показать, но и знать обратный перевод, то есть уметь «читать», что говорит собеседник. И даже профи это не всегда удается.

Вопросы, с которыми обращаются к таким помощникам, зачастую очень серьезные и важные, и любое слово может иметь решающее значение. Например, при слушании дела в суде, оформлении наследства, сделке по купле-продаже недвижимости, во время беседы с анестезиологом перед проведением сложной операции… Именно поэтому представлять интересы инвалидов с нарушением слуха в судебных, правоохранительных и других подобных учреждениях могут только квалифицированные переводчики жестового языка. А их в стране не хватает.

Центр, в котором работают Ольга и ее коллеги, оказывает помощь круглосуточно, без выходных и праздников. Смена длится по 12 часов. И если кто-то уходит на больничный, остальным приходится сложно.

Почти 70 % сурдопереводчиков в столице и области — люди пенсионного и предпенсионного возраста, — поясняет председатель правления Минской областной организации Белорусского общества глухих Михаил Кузьменков.  В последнее время потребность в них увеличилась: в территориальных центрах социального обслуживания населения ввели соответствующие вакансии. То есть специалистов теперь нужно еще больше.

Между тем профессию переводчика жестового языка можно получить на базе высшего и среднего специального образования в Республиканском институте повышения квалификации и переподготовки работников Министерства труда и социальной защиты. Обычно на такого вида переподготовку направляют специалистов с предприятий, где работают люди с нарушениями слуха, чтобы удовлетворить потребность организации в кадрах. Понятно, что они не пойдут трудиться, например, в ТЦСОН, а останутся на своем предприятии.

Сами инвалиды также не могут освоить такую профессию — нужен обязательно слышащий человек. Обычно это члены семей, где есть люди с нарушениями слуха. У родителей О. Воробьёвой глухота была приобретенная, поэтому по наследству она не передалась, но недуг родителей повлиял на выбор профессии. Дети Ольги тоже владеют жестовым языком и даже время от времени применяют его в повседневной жизни, на работе, когда сталкиваются со слабослышащими клиентами. «Они очень удивляются и радуются, ведь это намного облегчает им общение», — говорит женщина.

Здоровым же людям, которые никогда не сталкивались с проблемами инвалидов с нарушениями слуха, как правило, не приходит в голову стать переводчиками жестового языка. К счастью, в последнее время решение проблемы сдвинулось с мертвой точки.

Я поднимал этот вопрос на координационных советах Минского городского и областного исполкомов. И нужно отдать должное: отреагировали очень быстро. Кроме обучения на базе высшего образования в прошлом году в Лингвогуманитарном колледже МГЛУ открыли группу, где учат специалистов по сурдокоммуникации, — сообщает М. Кузьменков.  Надеюсь, что постепенно ситуация исправится и мы перестанем испытывать дефицит кадров.

На самом деле проблем остается еще много. Во-первых, подготовка будущих сотрудников займет некоторое время: специалист по сурдокоммуникации — это еще не переводчик жестового языка, и выпускники колледжа после четырех лет обучения должны будут продолжить образование в университете.

Не исчезнут и вопросы, связанные с тем же обратным переводом. За границей появилось такое понятие, как тройной перевод, когда к беседе подключается третий человек, умеющий читать профессиональные термины-жесты. Это может быть неслышащий либо слабослышащий, который в состоянии объяснить их переводчику. В Европе такой подход практикуется давно. Есть подвижки и у ближайших соседей: в Литве и России. Беларуси тоже стоит перенимать такой опыт.

Недостаточно отечественные переводчики знакомы и с международным жестовым языком. Зачастую люди с нарушениями слуха, часто бывающие за границей, владеют им даже лучше, чем специалисты. К сожалению, чтобы объясняться со слышащими на любых языках, им нужна посторонняя помощь. Своевременная качественная подготовка соответствующих кадров — лучший выход из ситуации, уверены в Минской областной организации Белорусского общества глухих.

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ