В столице начались слушания по делу погибшей от укусов хаски 8-месячной девочки

В суде Фрунзенского района началось рассмотрение дела о девочке, погибшей по недосмотру матери от зубов хаски, передает корреспондент агентства «Минск-Новости».

На месте обвиняемой – минчанка Екатерина П. 1991 года рождения, мать трех девочек, младшая из которых (2015 года рождения) и погибла в марте 2016-го в квартире в Сухарево.

Трагедия, по мнению стороны государственного обвинения, произошла по вине молодой женщины. Она мать и ответственна за воспитание, содержание и защиту своего ребенка, а также в соответствии с действующим законодательством обязана создавать необходимые условия для полноценного развития ребенка. Однако обвиняемая с 15:00 до 23:07 27 марта, находясь в состоянии алкогольного опьянения, заведомо оставила в опасности малолетнюю дочь в квартире на ул. Янковского. Хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должна была и могла предвидеть наступление неблагоприятных последствий.

Екатерина, являясь владельцем собаки породы хаски, не занималась ее дрессировкой, избивала, не осуществляла должного ухода, недостаточно кормила и выгуливала (тем самым нарушая правила содержания домашних животных). Это привело к систематическому голоданию, истощению питомца, а также проявлению у него звериных инстинктов и формированию агрессивных навыков выживания в окружающей среде.

С 24 по 27 марта минчанка неоднократно употребляла спиртные напитки. Состояние алкогольного опьянения препятствовало своевременному и должному обеспечению содержания, защиты безопасности жизни и здоровья ребенка. Это выражалось в нерегулярном кормлении девочки, оставлении ее без необходимого ухода и присмотра. Екатерина не кормила также собаку, чем довела голодное животное до состояния, не обеспечивающего безопасность находящихся рядом людей, – говорилось в заявлении гособвинителя.

Пожалуй, едва ли подросший щенок (на момент трагедии ему было около 4 месяцев) мог представлять серьезную угрозу взрослому здоровому человеку. Но.

Оставляя беспомощную малолетнюю дочь с собакой, значительно превышающей по весу и комплекции ребенка, не прошедшей дрессировку и оголодавшей, а также проявлявшей ранее агрессию к ребенку, П. могла и должна была предвидеть опасность для здоровья и жизни дочери, – отметила гособвинитель.

Однако обвиняемая оставила девочку в одном помещении с животным и не оградила малышку от питомца. Сделать это можно было, выведя хаски в другую комнату и уложив ребенка в детскую кроватку (тело малолетней нашли на обычной кровати, где минчанка и легла спать).

Во время сна Екатерины П. собака причинила девочке телесные повреждения в виде полной травматической ампутации правой верхней конечности на уровне средней трети плеча с развитием массивной кровопотери и геморрагического шока, – продолжила гособвинитель.

Имелись на теле девочки и другие повреждения, образовавшиеся от контактов и воздействия предметов, которыми могли быть лапы, когти и зубы собаки. Эти травмы относятся к категории тяжких телесных повреждений. Некоторые из них специалисты определили как комплекс прерванной механической асфиксии. Девочка скончалась на месте происшествия.

Таким образом, было совершено заведомое оставление в опасности, совершенное лицом, которое само по неосторожности поставило потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние. То есть преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 159 Уголовного кодекса Республики Беларусь, – сказала гособвинитель.

Свою вину женщина признала полностью. Кроме нее были допрошены потерпевший – отец погибшей девочки, бабушка обвиняемой, свидетели – медработники, приезжавшие на место трагедии, и первый супруг обвиняемой. Они в том числе рассказали, как ухаживала за детьми гражданка, била ли она собаку, почему распались оба ее брака, что увидели на месте происшествия. Екатерина же поведала о событиях, предшествовавших трагедии.

Самое читаемое