В УЧИТЕЛЬСКОЙ. О важности и нужности уроков трудового обучения в школах

Учитель труда средней школы № 35 Виктор Скороходов организовал школьный завод и разработал условия олимпиады по своему предмету.

От моряка до токаря

– Я был типичным мальчишкой, подвижным и скорым на выдумки, и даже на секунду не мог представить, что практически всю свою жизнь посвящу школе. Будущее связывал с морем и радио, после 9-го класса поступил в мореходку во Владивостоке. Деньги на билет заработал самостоятельно: с 10 лет вместе с отцом, инвалидом войны, работал на комбинате надомного труда – наравне со взрослыми плел из лозы этажерки, кресла и корзины. У меня и трудовая книжка имелась.

Виктор Васильевич с удовольствием вспоминает время учебы в мореходном училище. Правда, через полгода после выпуска с морем пришлось распрощаться по состоянию здоровья. Устроился в Бобруйске на завод автотракторных деталей учеником токаря. Набравшись опыта, шесть лет подряд становился «мастером – золотые руки» на Всесоюзном конкурсе молодых рабочих. Появились и ученики – подготовил более 20 высококлассных токарей.

– В общем, работать бы и работать, но однажды началась моя педагогическая жизнь, – улыбается Виктор Васильевич. – Тридцать лет назад директор 26-й бобруйской школы Семен Палей, опираясь на Положение о базовых предприятиях (в соответствии с документом лучших работников предприятий направляли в подшефные учебные заведения для организации там занятий общественно полезным производительным трудом. – Прим. авт.), предложил мне попробовать себя в роли учителя трудового обучения с сохранением заводского заработка. Этот бонус, как теперь говорят, и авторитет директора не позволили отказаться. Так в середине 1984 года я пришел на работу в школу.

Начал с реконструкции школьных мастерских: разрушили со старшеклассниками перегородки, перестелили пол, установили новую мебель. В итоге получился промышленный цех площадью 1,5 тыс. кв. м с 50 единицами нового оборудования. На нем школьники выпускали детали, которые были задействованы в заводском производстве. Ребятам работа нравилась. Во-первых, сдав экзамен по окончании учебы, они получали квалификацию токаря, фрезеровщика или слесаря 4-го разряда. Во-вторых, заработанные деньги перечислялись на их сберкнижки, и в 18 лет ими можно было воспользоваться. Разработки юных Кулибиных получали медали на ВДНХ в Москве. Но главное, считает педагог, подростки находились при деле и уже в школьном возрасте определялись с будущей профессией.

От токаря до проректора

К сожалению, лихие 1990-е похоронили школьный завод Виктора Васильевича, и он уехал на заработки в Иркутскую область в золотодобывающую артель. Правда, долго не выдержал вдали от сына и дочери:

– Вернулся в Бобруйск, устроился в 1-ю гимназию учителем труда. И тут – очередной зигзаг судьбы. Комиссия из Минского областного института повышения квалификации (теперь Минский областной институт развития образования. – Прим. авт.) посетила как-то мои уроки трудового обучения. А на следующий день ректор института Анатолий Гиро предложил перейти на работу в Минск. В июне 1999-го я уже обустраивался на новом месте: сначала в качестве методиста, затем – начальника отдела, еще через какое-то время – проректора.

Интересуюсь, как удалось выпускнику мореходки и ученику токаря достичь таких педагогических высот? Оказывается, за плечами Виктора Ивановича – Минский заочный политехнический техникум Совета народного хозяйства БССР и Мозырский государственный педагогический институт им. Н.К. Крупской.

– Еще в 1980-х услышал за спиной разговоры: мол, как можно доверять мальчишек технарю без образования? – признается учитель. – Ответил на это поступлением в педвуз на факультет общетехнических дисциплин и физики… Когда работал в институте повышения квалификации, меня тянуло в школу, даже сны о ней видел. В итоге решил вернуться к детям. Из института ушел 12 лет назад не с пустыми руками: вместе с коллегами с нуля подготовил и обкатал положение о проведении олимпиады по трудовому обучению. Впервые эти состязания прошли в средней школе № 13 Жлобина в 2003 году.

И снова в золотоискатели

Виктор Васильевич держит в руках увесистую папку с документами:

– Здесь расписана технология изготовления приспособления для обработки уголков деревянной рамки. Разработал ее мой ученик Дима Калевич. Он придумал механизм, позволяющий быстро и высококачественно собирать изделие. Простота в исполнении, эффективность и реальная польза – главные принципы работы нашей мастерской. Оцените еще верстаки собственной разработки. Они отслужили уже 11 лет и хуже не стали. Более того, для одной из школ в Лебяжьем специалисты делают такие же по нашим образцам.

Горжусь своими подопечными, их победами в олимпиадах по трудовому обучению, в конкурсе научно-технического творчества учащейся молодежи «ТехноИнтеллект». В этом году, например, на городском этапе состязания десятиклассник Стас Зайцев взял «золото» за разработку и изготовление системы хранения для инструментов с использованием пластиковой тары. А вот простая на первый взгляд щетка со щетиной из пластиковой бутылки. Мы разработали и изготовили кондуктор для сверления отверстий в щетке, разобрались, как нарезать щетину и вставить ее в основу.

Очень жаль, что сократили часы трудового обучения. Школа должна учить ребенка тому, как не потеряться во взрослой жизни. Родители, к сожалению, в этом мало помогают своим чадам, прячутся за фразой: «Пусть отдыхают – еще наработаются». В итоге дети в будущем видят себя белыми воротничками, технические специальности у них не в моде. Надеюсь, со временем школьные программы придут в норму, как это произошло с черчением: его вернули в девятые классы.

Есть среди мальчишек и «золотые зернышки». Увлекшись трудом, они начинают подтягиваться и по другим предметам. Ведь в процессе работы над изделием проявляются пробелы в знании математики, физики. Разбираемся вместе. Меня спрашивают иной раз: как увлечь ребят? Универсального способа не существует. С лентяем становлюсь рядом и вместе с ним работаю над заготовкой. Он обязательно заинтересуется. Есть мальчишки, которые сначала просто смотрят и только потом берут в руки резец и начинают работать. Не устаю напоминать детям, что трудовое обучение – это умение сформулировать мысль, оформить ее в проект и затем выполнить работу.

Мамы и папы почему-то не видят прикладной пользы от школьных уроков труда. И в редких семьях создают условия для работы ребенка: в квартире все вычищено, и не дай бог пылинка или царапинка появится! Только у одного из моих учеников дома есть уголок для творчества, у того самого Стаса Зайцева. Нередко от него слышу: «А вот мы с папой в гараже…» Ребенка нужно поддерживать. Отведите уголочек в квартире – пусть сражается со стамеской. И тогда он обязательно научится – нет, не забивать гвозди в стену (это примитивно и неверно в корне), а мыслить, воплощать свои задумки в жизнь и доводить их до логического конца.

Дополнительная информация

Олимпиада по трудовому обучению предполагает знание учеником технологии материалов, инструментов и приемов работы с ними, умение изготовить изделие из предложенных материалов по чертежу. Участник также выносит на суд жюри собственный проект – готовое изделие и полный комплект конструкторско-технологической документации на него.

ПОЖОГА_9835_1 - Copy copy

Десятиклассник Стас Зайцев со своими изделиями

 

Фото Сергея Пожоги

 

Еще статьи рубрики:

В УЧИТЕЛЬСКОЙ. Как увлечь современных школьников?

В УЧИТЕЛЬСКОЙ. Почему в вузы нынче приходят слабые абитуриенты?

В УЧИТЕЛЬСКОЙ. Педагог должен научить думать

В УЧИТЕЛЬСКОЙ. Мнение: дух соревновательности не приносит пользы современному образованию

В УЧИТЕЛЬСКОЙ. Физика – не набор формул, а культура ума

Самое читаемое