В вузе наряду с английским выучил испанский и португальский. Как парень с инвалидностью по зрению нашел себя

Знает три иностранных языка, учит четвертый. Слабовидящий лингвист Кирилл Котов рассказал корреспонденту агентства «Минск-Новости» о сдаче сессий без шпаргалок и об опыте преподавания английского.

Трудности перевода

Инвалидность по зрению у Кирилла с рождения. Вследствие частичной двусторонней атрофии дисков зрительных нервов мир он видит с существенными ограничениями. Причем скорректировать эту проблему с помощью очков никак нельзя.

— Консультировавшая меня нейроофтальмолог считает: если бы получил такой диагноз, будучи взрослым, вряд ли смог бы самостоятельно даже просто выйти из дома. Но поскольку живу с этой проблемой с рождения, неплохо адаптировался. Имеющиеся ограничения, конечно, накладывают на мою жизнь отпечаток, многие вещи даются сложнее, чем другим. Но не считаю, что это повод опустить руки и плыть по течению, — говорит он.

Кирилл родом из российского города Томска, в Беларусь они с матерью переехали, когда ему было 17 лет. Обосновались в Гродно. Здесь окончил специализированную школу для слабовидящих и незрячих, поступил в медицинский колледж на массажиста.

— О том, чтобы после школы сразу пойти в университет, не думал. Нужно было зарабатывать, помогать матери обустроиться на новом месте. После окончания колледжа работал по специальности. Но чувствовал, что способен на большее. И начал готовиться к поступлению в лингвистический вуз, — рассказывает собеседник.

Откуда появился у него интерес к иностранным языкам, объяснить затрудняется. Лингвистов в семье никогда не было. Школьный oпыт не самый вдохновляющий. Вспоминает, что один год педагог по немецкoму отсутствовал вовсе.

К ЦТ по истории Беларуси, русскому и иностранному языкам готовился с помощью репетиторов. Причем поставил себе задачу выдержать испытание по английскому, который учил самостоятельно. Поистине титанические усилия дали свои результаты. Полученные высокие баллы позволили ему стать студентом Минского государственного лингвистического университета, причем бюджетной формы обучения.

— Проходил тестирование наравне со всеми, без каких-либо поблажек. Ни увеличенного времени, ни даже более крупного шрифта в тестах. Повезло, что на всех трех экзаменах мне доставалось за партой место с краю. Ведь требовалось использовать лупу, иначе я тексты заданий просто бы не увидел. А работая с ней, двигаешь локтями, нужно больше места, — вспоминает Кирилл.

Фото носит иллюстративный характер, pixabay.com

С красным дипломом

Учеба в университете также проходила на общих условиях. Проблемы решал напрямую с преподавателями. Например, просил распечатать тест более крупным шрифтом. Или сбросить на флешку презентацию, представленную на лекции. Ведь рассмотреть слайды не мог, даже сидя на первой парте. А смартфона, который позволял бы фотографировать материал и увеличивать его, на тот момент у студента еще не было.

— Как правило, мне охотно шли навстречу. Хотя инoгда отказывались поделиться презентацией, мол, это интеллектуальная собственность. Честно сказать, такой подход всегда удивлял. Ведь задача преподавателя в том, чтобы распространять свои знания, — делится мнением собеседник.

Воспользоваться шпаргалками на зачетах или экзаменах особенный студент не смог бы, даже если бы захотел. Так что учил всё от и до. И это дало результат. Университет в 2018 г. окончил с красным дипломом. И получил право отработать распределение преподавателем в своей альма-матер.

От вуза до частной школы

В МГЛУ молодой педагог проработал два года. Вел на английском языке практические занятия по таким дисциплинам, как язык СМИ и интерпретация художественного текста.

— Проблем из-за зрения в процессе преподавания возникало намного меньше, чем во время учебы. Необходимая база знаний уже была, я только расширял и углублял ее при подготовке к занятиям. Контакт с ребятами наладил легко, ведь сам недавно был на их месте. Пожалуй, самым сложным оказалось запомнить студентов, поскольку лица на расстоянии различаю плохо, — отмечает Кирилл.

Также он работал в частной школе иностранных языков. Честно признается, это далось ему гораздо сложнее. Ведь читать нужно было не специализированные дисциплины, как в вузе, а полный учебный курс.

— Нo мне нужен был такой опыт, и я его получил. Через полтора года понял, что надо двигаться дальше, — пoясняет собеседник.

Сейчас он учится в магистратуре своей альма-матер. Рассматривает вариант поступления в аспирантуру. Нацелен на написание кандидатской диссертации. А еще продолжает осваивать иностранные языки. За время учебы в вузе наряду с английским выучил испанский и португальский. А теперь самостоятельно штудирует французский.

Фото носит иллюстративный характер, pixabay.com

Убирая барьеры

По словам Кирилла, сегодня слабовидящему человеку пoлучить oбразoвание в вузе легче, чем даже 5–10 лет назад, не говоря уже о более отдаленном прошлом. Вместе с масштабированием текста в компьютере можно использовать электронную лупу, смартфон. Очень удобен дистанционный формат обучения, который стал применяться из-за пандемии коронавируса.

Но есть моменты, которые необходимо корректировать, отмечает он. Для имеющих инвалидность абитуриентов все-таки следует предусматривать при сдаче ЦТ дополнительные условия. К примеру, в России на вступительных испытаниях им дается чуть больше времени. Не всё благополучно в вузах с безбарьерной средой. Также назрела необходимость пересмотреть некоторые подходы к прохождению медико-реабилитационной экспертной комиссии (МРЭК).

— Понятно, что пройти ее перед началом учебы необходимо. Вдруг слабовидящему человеку придет в голову стать пилотом или водителем? Необъяснимо другое. Я окончил университет, имея разрешение МРЭК. Чтобы устроиться в этот же вуз работать, опять должен был пройти данную процедуру. Чтобы поступить в магистратуру — снова. А ведь каждый раз это несколько дней, даже недель, которые выпадают из жизни. Не говоря уже о болезненности некоторых обследований глаз и других нюансах. Зачем всё это, когда речь идет об учебе и работе по одному профилю? — удивляется собеседник.

Свой опыт успешной самoреализации в прoфессии Кирилл Котов не считает чем-то уникальным. Он уверен, что возможности людей с инвалидностью во многом недооценивают:

— Все ограничения у нас в голове. Если поставить цель и много работать для ее достижения, результат обязательно будет. Не надо бояться пробовать.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ