Валентин Елизарьев: «Слова нередко лгут, танцующее тело — никогда»

«Слова нередко лгут, танцующее тело — никогда». Такую емкую чеканную фразу мог произнести, наверное, только хореограф. О творчестве Валентина Елизарьева — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

Неудивительно, что любой поставленный Валентином Елизарьевым балетный спектакль, какими бы ни были его название, время действия и герои, всегда насыщен поэзией высокой пробы, метафоричен и трогает самые сокровенные струны души.

Вернувшись в качестве художественного руководителя в наш Большой театр, народный артист СССР и Беларуси, профессор, почетный гражданин Минска с головой окунулся в работу. Мэтр по-прежнему элегантен, энергичен, полон сил, созидательных идей и творческих планов.

Время «Уленшпигеля» придет

— Валентин Николаевич, на исходе прошлого года мне довелось увидеть в записи «Щелкунчика» по версии одного из западных театров. Чайковский остался Чайковским, музыка божественная, да и декорации выглядели неплохо, но вот техника танцовщиков не впечатлила. Может, им не хватало пространства на показавшейся мне маленькой сцене?

— Вы должны привыкнуть, что в Минске одна из самых больших сцен в Европе. Нам в этом смысле уступают и парижский Гранд-опера, и лондонский Ковент-Гарден, и другие театры, чуть-чуть меньше нашей она даже в Большом в Москве и в Мариинском в Питере. Скажу вам так: наш театр, как немногие в Европе, очень хорошо «упакован»: отличная техника, великолепная сцена, гидравлика, свет, машинерия. После реставрации 10 лет назад это был по многим параметрам лучший театр на постсоветском пространстве.

— К слову, минувшей весной в наш Большой наведывались представители парижского Гранд-опера. Они были впечатлены увиденным?

— Да, у нас побывали советник генерального директора и главный балетмейстер из Гранд-опера. Им все очень понравилось. Мы обсудили возможность стажировки, обмена солистами, педагогами… Надеюсь, сотрудничество войдет и в практическую плоскость. Пока находимся, скажем так, на стадии проработки наших действий. Но осенью белорусская балетная труппа отправится на трехмесячные гастроли во Францию, а также в Бельгию и Нидерланды.

— Какие спектакли собираетесь показать?

— Приглашают нас с «Ромео и Джульеттой» и «Щелкунчиком».

— Почему бы им не посмотреть и вашу «Легенду об Уленшпигеле»?

— За то время, которое я отсутствовал в театре, спектакль был снят с репертуара. Его нужно возобновлять.

— А вам бы хотелось?

— Конечно. Мне кажется, там прекрасная музыка замечательного белорусского композитора Евгения Глебова, тема очень хорошая. Как только время «Уленшпигеля» наступит, появятся на это деньги, я охотно возьмусь за него.

«Нуреев» учился в Минске

— Недавно с успехом прошла премьера балета «Сотворение мира» в вашей новой авторской редакции. Вам понравилось то, что получилось? Сумели ли молодые исполнители главных партий воплотить на сцене задуманное так, как их предшественники когда-то в Польше, где постановку одобрил будущий Папа Римский кардинал Кароль Войтыла?

— Трудно говорить самому о своей работе, оценку прежде всего дают зрители и профессиональные критики. Что касается исполнителей, стараюсь общаться с людьми одаренными. А поскольку таланты рождаются редко, нахожусь в постоянном поиске. Поиск же, в свою очередь, возможен только через реальное живое общение. Думаю, в нашей труппе достаточно талантливых исполнителей, просто нужно, чтобы все хореографы искали и раскрывали их индивидуальности.

— На экраны вышел фильм британского режиссера и продюсера Рэйфа Файнса «Нуреев. Белый ворон», причем роль легендарного танцовщика современности сыграл выпускник Белорусской государственной хореографической гимназии-колледжа Олег Ивенко. Вы с ним знакомы?

— Конечно знаком. К сожалению, я отсутствовал в театре 9 лет и не знаю, по каким причинам парня не приняли в нашу труппу. У Олега добротное классическое образование, он родом из Украины, получил российский паспорт и солирует в казанском театре оперы и балета, а в Минске по нашему приглашению станцует в марте в «Дон Кихоте». Так что сможем представить зрителям этого балетного и киноактера.

— Артист, к слову, в одном из интервью на вопрос, почему он предпочел Казань той же Вене и другим городам, куда его приглашали работать, ответил, что «балет в классическом его понимании сейчас существует только в России». Это действительно так?

— Благодаря удивительной школе русского балета, которой свыше 150 лет (расцветом ее было творчество Мариуса Петипа), собственно, и сложилась система классического танца. Позднее ее смогла зафиксировать в своей книге великая Агриппина Ваганова, а несколько волн эмиграции российских танцовщиков и хореографов на Запад сделали наш вид сценического искусства по-настоящему популярным и востребованным в Европе и Америке. Белорусский балет, по сути, имеет те же корни.

Союзная эмиграция

— Вы упомянули волны эмиграции… Как вы в свое время воспринимали бегство из Советского Союза того же Нуреева, Макаровой, Барышникова, Годунова? Осуждали, сочувствовали, одобряли?

— Власти называли это предательством воспитавшей их страны. Сами артисты объясняли свое решение остаться на Западе поиском лучших творческих перспектив, возможностей общаться с другими хореографами. С одной стороны, я их понимал, но с другой — очень жалею, что эти люди перестали украшать отечественные сцены. Конечно, за красивыми словами о свободе творчества просматривалась и финансовая сторона. Но я не судебная инстанция и осуждать кого-либо не имею права.

— Пусть это прозвучит и цинично, но всплеск интереса к себе знаменитые невозвращенцы обеспечили…

— Наверное. Но волна скандальной эмиграции — не вопрос трех–четырех фамилий, звучащих до сих пор. Это уже история. Их ведь очень много уехало, остались на слуху несколько человек, остальные где-то растворились… Предполагаю, в силу возраста кто-то занимается преподавательской деятельностью, причем артисты, хореографы, педагоги театров зарабатывают довольно скромно. А вот частные школы — действительно хороший и популярный бизнес, немало родителей мечтают, чтобы их дети стали артистами.

— Из Беларуси кто-то уезжал навсегда?

— Далеко, пожалуй, нет, но во времена существования Советского Союза уезжали в другие республики, в первую очередь, конечно, в Россию. Это была своего рода эмиграция внутри страны. Я со всеми сохранил хорошие отношения, а они до сих пор благодарны нашему колледжу и театру за то, что здесь начинали и соприкоснулись с большим искусством. И всегда тепло вспоминают Беларусь.

Если же говорить о белорусских артистах, не порвавших с родиной, а просто работающих по контракту за рубежом, могу назвать прима-балерину Венской оперы Ирину Цымбал, ведущую танцовщицу Государственного балета Берлина Ксению Овсяник. Премьерами в Мариинском театре в Питере стали Игорь Колб и Александр Курков. Первый, правда, уже завершает карьеру, второй руководит балетом во Владивостоке, там есть филиал Мариинки.

— Вас ведь тоже приглашали работать на Западе?

— И не раз, но я отказывался. В силу семейных обстоятельств, да и труппу бросать не хотелось.

Мастер и Маргарита

— Ваша нынешняя должность требует досконального знакомства не только с хореографией, но и с оперным искусством. Часто ли приходится обращаться за советом, консультацией в этих вопросах к супруге Маргарите Николаевне Изворска-Елизарьевой?

— Мы прожили долгую совместную жизнь, полную уважения к профессии друг друга. Познакомились во время учебы в Ленинградской консерватории и вот уже почти полвека вместе. У нас очень много общего. Конечно, Маргарита Николаевна помогает мне и советом, и поддержкой. Но я и сам, поверьте, неплохо разбираюсь в опере, ведь у меня высшее музыкальное образование, очень люблю этот жанр искусства во всех его проявлениях. А богатый опыт — и мой, и ее — стараемся использовать в работе, нам есть о чем рассказать своим ученикам.

— К слову, студентка вашей супруги в Белорусской академии музыки Оксана Волкова в апреле должна представить дипломную работу как режиссер спектакля «Фатум». Верите в ее успех?

— Мы все переживаем, как она справится с этой работой, поэтому стараемся помогать. Уверен, нужно растить национальные кадры. Кстати, в нашем театре оперу «Вилли» Пуччини никогда не ставили, спектакль будет идти под названием «Фатум».

Оксана — прекрасная певица, но уже готовит себя к будущей профессии. И это разумно.

— «Саломея», новое прочтение «Князя Игоря» маэстро Анисимовым и режиссером Галковской… Чем еще собирается удивить зрителей ваш коллектив в ближайшее время?

— В этом и следующем сезонах намечены к постановке две детские оперы с участием молодых режиссеров. Фундаментальная работа — «Фауст» Гуно. Оперу будет ставить Анна Моторная, режиссер-постановщик Белорусского государственного академического музыкального театра. Думаем о том, чтобы вернуть зрителю великолепное произведение замечательного белорусского композитора Владимира Солтана по мотивам повести Владимира Короткевича «Дикая охота короля Стаха».

Нового «Пер Гюнта» ставит ученик

— Валентин Николаевич, а чем порадует балетная труппа?

— В планах — балет «Пер Гюнт» Эдварда Грига, который поставит молодой хореограф и мой ученик Сергей Микель. К гастролям во Франции я буду делать новую авторскую редакцию своего балета «Щелкунчик». В целом, замечу, репертуар у нас интересный и разнообразный.

— Ушел в историю 2019 год. Чем больше всего вы довольны, что осталось невыполненным?

— Я активно тружусь, стараюсь вникать во все вопросы. Если раньше отвечал только за балетную труппу, то сейчас — за весь театр. За прошедший год, безусловно, узнал гораздо глубже жизнь артистов оперы, хора, оркестра. Полагаю, коллектив нуждается в свежей крови, нужно пестовать свои таланты, способствовать появлению новых имен хореографов, режиссеров, художников, прежде всего из числа белорусской молодежи.

Мы — Национальный академический Большой театр оперы и балета Республики Беларусь. А значит, нам на смену должны прийти талантливые молодые белорусские ребята и девушки, чтобы продолжить дело, которое мы начинали.

— Но молодые часто бывают излишне самоуверенными, они склонны ставить под сомнение, ниспровергать, отменять созданное старшим поколением…

— Пусть будут другими. Для меня главное, чтобы пришли талантливые люди. Как они станут проявлять себя, зависит от них самих. А я постараюсь и впредь создавать все условия для появления новых ярких имен в белорусском искусстве.

Фото БелТА и из личного архива Валентина Елизарьева

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ