Валютные колебания никак не отразились на ценниках в магазине и инфляции

Август и сентябрь выдались несколько тревожными.

Прежде всего для финансистов. Российский рубль, что ни день, пробивал все новые психологические барьеры в своем падении. А в воздухе витало дежавю 2014 года, когда за доллар давали больше 80 рублей, а за евро — больше 100. То время запомнилось не только курсовыми колебаниями, но и потребительским ажиотажем и раскручиванием инфляции. Причем белорусы успевали активно отовариваться и у себя, и в соседней России. Но нынче в магазинах все спокойно. Цены тоже хранят спокойствие. В августе рост потребительских цен несколько разогнался по сравнению с июлем — на 0,9 процентного пункта, до 5 процентов в годовом выражении. Но четко держится в рамках прогноза. И относительная активность связана не с валютной волатильностью, а с другими объективными факторами. Об этом рассказывает корреспондент «Р«.

На продуктовом рынке — изобилие поставщиков.
ФОТО АРТУРА ПРУПАСА

Особенности исчисления

Инфляция — сложный и многогранный показатель. Анализировать его можно почти до бесконечности. Но итог августа по потребительским ценам даже очень достойный — по сравнению с июлем они подросли всего на 0,1 процента. Увеличение инфляции в годовом исчислении объясняется поведением сезонной продукции. В силу климатических особенностей в этом году урожайный месяц сместился с августа на июль. И это внесло некоторую сумятицу в исчисление. Ведь в идеале статистика измеряет подобное с подобным. А сезонность фруктов и овощей сдвинулась во времени. В прошлом году пик дешевизны пришелся на август, а в этом — случился месяцем раньше.

Кроме фруктов, некоторую лепту внесли административно регулируемые цены и тарифы. Подорожали топливо, алкоголь, сигареты. Розничная стоимость птицы в августе стабилизировалась. Правда, наблюдается временное подорожание свинины.

На курс почти не смотрят

А вот курсовые изменения почти не сказались на росте цен. В том числе из-за высочайшей конкуренции на потребительском рынке, которой не было ни в 2014-м, а тем более в 2011-м и 2009-м. В Ассоциации розничных сетей отметили: сегодня при любых обстоятельствах приходится три раза подумать, прежде чем изменить ценник в сторону повышения. Спрос слишком эластичный. И хотя в целом товарооборот растет, но потребительское поведение становится все придирчивее: средний чек в продуктовых сетях снижается. Малейшая ценовая нелояльность к потребителю провоцирует его бегство.

Аналогичная ситуация и в опте. Ретейлеры утверждают: на рынке сегодня всего переизбыток. По ряду позиций широчайший выбор поставщиков. Причем не только белорусских, но также российских, украинских и других. И все жестоко конкурируют по цене.

В этом сезоне овощи отличаются дешевизной.

В прошлые случаи курсовых колебаний такого изобилия не наблюдалось. Наоборот, сразу обозначался дефицит: возникал на уровне оптовых поставщиков и быстро транслировался в розничное звено. Недостаток товаров провоцировал потребительский ажиотаж. А резкий рост спроса на фоне ограниченного предложения всегда раскручивал ценовой маховик.

Безучастность розницы к курсовым изменениям объясняется также и существенным изменением торговой матрицы. И хотя на торговых полках присутствуют вроде бы те же самые бренды, скажем, бытовой техники, но они уже не европейского и даже не азиатского, а российского производства. Причем последние два финансовых кризиса стимулировали транснациональные корпорации максимально локализовать производство, снижая до возможного минимума импортную составляющую. Соответственно, ценообразование на такие товары почти полностью «отвязывается» от доллара и евро, практически все комплектующие номинированы в российских рублях. Учитывая, что к российской валюте белорусская укрепилась, ряд товаров из соседних стран не подорожали, а подешевели. Или цены в нашей валюте остались неизменными.

Сергей Михневич.

И уже почти нет поводов мчаться в соседнюю страну за дешевыми товарами. Их и в Беларуси хватает по той же цене. Скажем, не повторилось автомобильное паломничество формата конца 2014 года. Председатель Белорусской автомобильной ассоциации Сергей Михневич объясняет: машины скорее подешевели, чем подорожали от ослабления рубля. Большинство моделей — локализованной российской сборки. После изменений курса они только подешевели в долларовом эквиваленте. Что касается более выгодных предложений российских коллег, то белорусские дилеры их отслеживают и могут реагировать на изменения конъюнктуры, выравнивая возникающие разницы за счет скидок, дополнительных бонусов. Кредитование, рассрочки и другие финансовые преференции также повышают конкурентоспособность продавцов новых автомобилей. Поэтому рынок растет.

Не стоит забывать и о геофинансовой истории. Этот год ознаменовался парадом ослабления национальных валют в полутора десятках государств. В том числе и важных поставщиков потребительских товаров. Несколько ослаб юань, значительно девальвировалась турецкая лира. Поэтому анатолийские помидоры и другие овощи упали в цене.

По ряду товарных позиций очень привлекательные предложения делают украинские производители. Российский рынок для них почти закрылся, и они стараются найти сбыт по другим направлениям.

Экзамен для ожиданий 

Инфляционные ожидания белорусов достаточно высокие и раза в два с половиной превышают реальную динамику индекса потребительских цен. На пессимизм граждан влияют и внешние факторы. В том числе ситуация в российской экономике. Но, несмотря на свои опасения за рост цен в будущем, наши потребители сохраняют олимпийское спокойствие. И тяги к товарным инвестициям не проявляют, впрок продуктами, техникой и другой «бытовухой» не запасаются.

Конечно, сказывается некоторое ограничение покупательной способности. Не питает иллюзий население и по поводу роста зарплаты. Да, она будет повышаться, и правительство над этим работает. Но по экономически обоснованному сценарию, во-первых. А во-вторых, динамика ожидается достаточно скромной: не 20—30 процентов, как в былые времена. Поэтому и потребитель ведет себя более обдуманно и осторожно. С одной стороны, отсутствие обвального спроса способствует стабильности. С другой — спокойный рынок, по идее, должен отразиться на психологии обывателей и снизить их инфляционные ожидания. Ведь индекс потребительских цен держится на запланированном уровне на фоне не самых благоприятных внешних факторов. Что на деле доказывает: с разными шоками нашу экономическую систему за последние три года все-таки научили бороться.

Обратная сторона конкуренции 

В большой бочке высокой конкуренции на потребительском рынке — безусловном условии ценовой стабильности — есть и ложка дегтя. В прошлые годы любое ослабление рубля раскручивало инфляцию за счет подорожания импорта. Потребителю — удар по корзине, но производителям, по крайней мере, большинству из них — бальзам по сбыту. Менеджмент мог палец о палец не ударить, но после девальвации их продукция становилась конкурентной по цене по сравнению с импортом. За сбытом росли экономи-ческие показатели, а там и премии за ударный труд. А то и ордена.

Сегодня приходится конкурировать почти на открытом рынке. А драться за место под солнцем без девальвационной поддержки научились далеко не все белорусские компании. Об этом свидетельствует рост доли потребительского импорта по ряду товарных позиций. Опять всплыл бородатый вопрос о дискриминации некоторых белорусских производителей на торговых полках, необходимости вводить ограничения на те или иные элементы маркетинга и продвижения товаров… Собственно говоря, те проблемы, которые обсуждались не раз и не два. И по поводу которых пришли к выводу: все в пределах нормы. А проблема-то в том, что наши товары, точнее, некоторые из них, становятся непроходными по цене на потребительском рынке. И тут надо разбираться не в стратегии конкурентов, а в себестоимости отдельных товаров. Впрочем, это уже совершенно другая, интересная и проблемная история.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ