Вдова Александра Зиновьева о вынужденной эмиграции и предсказаниях русского пророка

По приглашению Международного медиаклуба «Формат А3» в Минске побывала вдова и соратница Александра Зиновьева, выдающегося прозаика, социолога, логика и философа, которого называют русским пророком.

В белорусской столице Ольга Мироновна провела публичную встречу на тему «Российско-европейский список разногласий», а также ответила на вопросы корреспондента агентства «Минск-Новости».

МК_на 22.06_Геополитика_Зиновьева_Жданович copy

Вот уже десять лет после того, как не стало супруга, Ольга Зиновьева неустанно доносит правду о своем муже, в чьих произведениях зеркально отразилось время, в котором ему выпало жить, сражаться и умереть несломленным. Интерес к этому выдающемуся ученому как никогда огромен и в России, и в мире, поскольку великий философ предсказал многое из того, что с нами происходит сегодня. Его труды издаются вновь и вновь, под редактурой Ольги Мироновны в Москве выпускается «Зиновьев. Исключительный журнал».

— После смерти Сан Саныча моей первой задачей было продолжить его дело, в котором он жил, работал. Но это не мемориалы, а продолжение работы, закрепление его интеллектуальной памяти. Заменить Зиновьева мог, конечно, только Зиновьев. В 2007 году провели первые чтения, и теперь они проходят каждый год при поддержке МИА «Россия сегодня». На них приезжают яркие люди, философы, для которых мой муж — гений. Издаем книги, сборники, а сейчас готовим коллективный портрет в воспоминаниях современников, какие-то всплески и осколки мыслей о нем. Что скрывать, отношение к моему мужу не было банальным — его или страшно любили, или жестоко ненавидели. Это говорит об уникальности личности для российского и мирового пространства. Все-таки войти в тройку ведущих логиков мира, тем более в советское время, — это признание. Также проходят концерты памяти сияющей словесности, документальные и хроникальные выставки. А еще мне предложили написать биографию мужа, но я отказалась. Так что ее пишет другой человек, и книга «Прометей изгнанный» выйдет в серии «ЖЗЛ» осенью.

— В ваших словах кроме желания продолжить дело мужа еще и много любви к нему.

— Одно неотделимо от другого. Зиновьев был моим главным открытием в жизни. Наша первая встреча произошла, когда мне было 20 лет, а Сан Саныч уже прошел войну, гонения. Я понятия не имела, какой передо мной человек. Он поразил меня своей невероятной свежестью, красотой. Мое уважение к нему воплотилось в том, что я долго не могла называть его на ты. Он не давил, но внутри его личностный объем не давал мне спуску. Это была для меня фигура, авторитет, и мы 45 лет прожили вместе, а это приличный срок, согласитесь. Это была насыщенная жизнь, с переживаниями, конфронтацией, проблемами. Чего стоили драматические сюжеты из жизни — покушение на него, изгнание из страны, жизнь в Европе. Это, кстати, было трудно.

— Вы жили в Европе, при этом не став диссидентами…

— Важно, что мой муж не превратился в «одного из», для него главным лозунгом в жизни была истина и борьба за нее. Конечно, мы там выделялись, потому что не поливали грязью Союз, и люди не могли это понять: нас же выбросили! Но выбросила не страна, а люди — мерзавцы, карьеристы. 21 год пребывания там, конечно, нас изменил, но и обогатил жизнь. Ведь мы попали на Запад не серыми мышками. Мы уезжали из образованной страны и знали побольше европейцев — их музыку, кино, научные труды.

— Незадолго до смерти в одном из интервью Александр Александрович пророчески заметил: «В последние несколько десятилетий в странах Запада произошел огромный эволюционный перелом. Возник феномен, которого раньше никогда не было. Это принципиально новый тип социальной организации. Я его называю американизмом. Это уже не есть Запад. Это уже не Запад. Это не западная цивилизация». Так что же он имел в виду?

— Те процессы, которые сейчас происходят в Европе, далеки от совершенства. Прежде всего в силу того, что большую роль там играет менеджер по имени США. С разрушением СССР мир перестал быть биполярным. Американизм вступил в свою очень агрессивную стадию.

— Добрые отношения Германии и России уже не вернуть?

— Говорить про Германию мне больно, потому что это тоже моя страна. И мне уже говорили, что я очень жесткая в отзывах. Сегодня разрываюсь на части, потому что у меня есть и личностное начало — дружба с немцами. Как и в изгнании, сейчас чувствую себя ответственной за всю Россию. Говорят, что сегодня я занимаю слишком пророссийскую позицию, в том числе по санкциям. Ну а что делать, ведь и с той стороны официальная позиция такая же. Другой вопрос, есть ли выход? Считаю, как и мой муж, что надо думать собственными мозгами: читать, мыслить, действовать. Все возможности у человека для этого есть. А те, кто не думает, — сидят возле телевизора. Потому что думать — еще и нести ответственность. Не все готовы ее брать. А многие говорят: «Я тут ни при чем! Виноваты Путин или Лукашенко». Разве это верно? Что касается санкций, Германия оказалась между двух огней. Она же и конкурент для США, а если вдруг соединится с Россией… Тем не менее перспективы есть. У любой системы есть свои погрешности и цикл развития. Те же санкции не работают, Россия развивается дальше. И факт, что мы консолидировались, это по-русски: чем хуже, тем лучше.

— Беларусь под такими санкциями жила достаточно долго…

— И все же было нормально, верно? К слову, ваша достойная позиция в течение санкционного периода вызывает огромное уважение. Более того, Беларусь осознает, что не является придатком России, это самостоятельная страна со своей перспективой развития и дорогой. И надо отдать должное вашему Президенту — это человек с умом. Когда в 1999 году мы приезжали с мужем и он встречался с Лукашенко, то обратил на это внимание. Разговаривать с ним было очень просто, и в то же время он чувствовал всю специфику и проблематику. Главное, берегите свою страну, культуру, но не отделяйте ее от российской. Поверьте, вместе легче будет. К тому же есть примеры катастрофические рядом, как не надо делать. Надо уметь чувствовать себя частью мировой культуры, где есть и европейское, и русское начало.

— Вашего мужа называли предсказателем, особенно точно ему удалось передать будущее политики глобализации, он это называл «глобальный человейник»…

— Читаешь его произведения сегодня — будто вчера написано. Он все видел заранее. И это не совпадение, а специфика его мышления наперед. Все совпадает до ужаса, хотя легко было не согласиться с ним 20 лет назад. А сейчас? Он много раз говорил, что все бы отдал, чтобы не сбывались его мысли.

Дополнительная информация

Александр Зиновьев создал свою логическую школу и признан одним из трех ведущих логиков мира. Он единственный русский лауреат Премии Алексиса де Токвиля, академик европейских и российских академий. В СССР его лишили званий, наград (в том числе фронтовых), гражданства. Гвардии капитана авиации, на счету у которого десятки боевых вылетов в годы войны, разжаловали в рядовые и в 1978 г. выслали из страны в Германию. На Западе его встретили аплодисментами как врага Советского Союза, но вскоре поняли: использовать «вынужденного эмигранта» против его собственной страны не удастся.

Ольга Зиновьева окончила философский факультет МГУ, отделение немецкой филологии Института Гёте и Академию высшего менеджмента. Почетный наставник университета города Аугсбурга в Германии. Руководит Международным научно-образовательным центром имени Зиновьева в МГУ и Биографическим институтом, сопредседатель Зиновьевского клуба, президент международного общества «Россия — Германия», которое основано по решению Леонида Брежнева и Вилли Брандта. С 1969 по 2006 г. принимала постоянное участие в литературном и научном творчестве мужа (всего им написано и выпущено более 40 книг на 26 языках общим тиражом более 3 млн экземпляров).

Самое читаемое