«Вдруг женщину встречу? Стыдно будет пригласить в такую берлогу». Можно ли из алкоголика сделать завидного жениха

В каждом районе столицы есть квартиры, хозяевам которых все равно, что их квадратные метры превратились в склад для мусора и проходной двор для тараканов и бомжей. Как воздействовать на таких жильцов и есть ли надежда на их исправление, корреспондент агентства «Минск-Новости» узнала, познакомившись с работой участкового инспектора милиции Октябрьского РУВД.

Вообще-то ужасным упомянутый стиль жизни кажется лишь на трезвый взгляд. А вот если разбавить бренность бытия в водке или плодово-ягодном напитке (и главное — делать так регулярно!), то затуманенный алкоголем мозг воспринимает окружающую обстановку вполне себе сносной.

Другое дело — соседи, которые категорически не желают с этим мириться. Они постоянно жалуются во всевозможные инстанции на шум, вонь, антисанитарию, сомнительных гостей, порой остающихся на ночлег прямо в парадных. А некоторые неблагополучные жильцы еще и домашних питомцев содержат, не обеспечивая должного ухода за ними.

Милиционеры пытаются образумить хозяев такого жилья разными способами: беседуют, отправляют в ЛТП, ограничивают дееспособность… Иногда им удается достучаться.

На контроле у участкового инспектора милиции Октябрьского РУВД Александра Шалая остались всего четыре нехорошие квартиры. Было больше, но молодому офицеру удалось перевоспитать их жильцов, за что ему очень благодарны соседи.

— Стараюсь посещать такие адреса как можно чаще, — говорит старший лейтенант милиции. — В одну квартиру, что в доме № 16 на ул. Могилевской, заходил по дороге на работу и обратно. Там жили мать и два сына — все большие любители горячительного. Родительница не так давно отошла в мир иной от алкогольной интоксикации. В трешке постоянно собирались граждане разных национальностей, судимые по всевозможным статьям Уголовного кодекса. Наверное, все маргиналы в округе знали этот адрес и наведывались туда в любое время. Если приходили не с пустыми руками, так вообще становились самыми дорогими гостями. Вы представить себе не можете, сколько лиц, находящихся в розыске, я там задержал!

Когда ситуация окончательно стала выходить из-под контроля, участковый отправил братьев на принудительное лечение в профилакторий. После освобождения один вернулся к привычному для него образу жизни и спустя восемь месяцев снова оказался в ЛТП. Второй закодировался, нашел работу.

Когда мы зашли к нему домой, мужчина штукатурил стены в гостиной: он получил зарплату и решил начать ремонт.

— Самому неприятно тут находиться! Пускай не сразу, но постепенно порядок наведу, — рассуждает 42-летний Валерий.  Вдруг женщину встречу? Мне же стыдно будет пригласить ее в такую берлогу.

Следующий адрес — ул. Жуковского, 6 к. 1. А. Шалай с коллегой — участковым инспектором милиции Денисом Климовичем даже шутят, что квартиру на первом этаже этого дома кто-то проклял: кто бы в нее ни заселился, начинали пить.

Ее хозяин, пожилой мужчина, ведет диванный образ жизни. Поднимается со своего лежбища только для того, чтобы пропустить рюмашку-другую или посетить уборную.

— Его сын раньше работал фрезеровщиком, но получил производственную травму и остался без пальцев. Сейчас он категорически не желает трудиться, — рассказывает лейтенант милиции Климович.  Раньше со своей подругой они устраивали такие вечеринки, что соседи по нескольку раз на день вызывали милицию. Завидев сотрудников, пьяницы даже выпрыгивали в окна.

А дама у него была весьма колоритной особой: судима за алименты, кражи, грабежи, разбои, причинение тяжких телесных повреждений. Если распечатать информацию о совершенных ею административных правонарушениях, листов шесть точно будет. Теперь она избавляется от пагубной привычки в ЛТП. Шумные застолья в квартире прекратились.

Здесь не делали ремонт, наверное, с момента заселения. Хозяин лежал на своем топчане у телевизора, а его сын готовил ужин на кухне. Все были трезвы, в доме — относительный порядок.

Участковый поинтересовался у 40-летнего мужчины, что он думает по поводу трудоустройства.

— Мы с отцом пенсию получаем: он — по возрасту, я — по инвалидности. Нам хватает. А ремонт… Да и так сойдет, абы прибрано было, — ответил тот.

В доме № 4 к. 1 на ул. Могилевской проживает 63-летняя пенсионерка со своей собачонкой. Скрасить одиночество пожилой женщины частенько заходят кавалеры. В однушке настолько грязно, что приходится смотреть под ноги, чтобы не вступить в собачьи экскременты. Судя по запаху, хозяйка еще и большая любительница подымить в помещении.

В момент нашего прихода она собиралась в магазин. Якобы за хлебом. Участковые попросили ее соблюдать осторожность при курении, а также не злоупотреблять спиртным.

— Сегодня у нее еще относительный порядок в квартире, — поясняет А. Шалай.  Одно время здесь даже дверной замок отсутствовал. Когда пенсионерка была дома, то придвигала к двери с обратной стороны неработающую стиральную машину, которая, по ее убеждению, могла служить надежным препятствием для милиционеров, решивших внезапно к ней наведаться. Пройти дальше коридора было невозможно —  хлам. Хозяйка тащила с помойки всё, что только могла. Помню, завидев сотрудников, из-под этих завалов начинали выползать разные люди… Жуткое было зрелище!

Однако участковому и коммунальщикам все же удалось заставить пенсионерку убрать в квартире. Теперь соседи перестали жаловаться на антисанитарию и неприятный запах.

У А. Шалая есть еще одна история с хеппи-эндом. Начиналось все по обычному сценарию: единственный сын женщины пристрастился к алкоголю, приводил в квартиру собутыльников, время от времени поколачивал пожилую мать. Мужчина состоял едва ли не на всех видах профилактического учета, а милиционеры наведывались к нему почти ежедневно.

— Добились того, что гражданин закодировался. Помогли ему найти работу, и все наладилось: в квартире порядок, мама довольна, — сообщает офицер. — Недавно он невесту привел, а в новогоднюю ночь сделал ей предложение руки и сердца.

Фото Павла Русака

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ