Ведущая балерина Большого театра Анна Фокина: «Мне всегда нравилось копаться, искать в себе черты своей героини»

Занималась фигурным катанием, снималась в клипах, танцует и помогает ставить спектакли. Корреспондент агентства «Минск-Новости» пообщался с ведущей балериной белорусского Большого театра Анной Фокиной.

Сегодня выпускница Санкт-Петербургской консерватории имени Римского-Корсакова не только выходит на сцену, но и в качестве педагога-репетитора помогает коллегам готовить новые спектакли. Она обаятельна, умна, интеллигентна, с ней одинаково интересно поговорить не только о профессии, но и о музыке, кино, литературе и даже… об ушастом домашнем питомце.

Кролику семь лет, с нами он живет около пяти, — рассказывает Анна.  Кто-то выкинул беднягу на улицу из-за неправильного прикуса. Верхние и нижние зубы не стачиваются, каждый месяц приходится у стоматолога их подрезать, чтобы он мог нормально питаться.

Это очень умное и дружелюбное животное. Любит усаживаться на свою клетку и наблюдать за происходящим. Не доставляет никаких хлопот, приучен к лотку, не каждый кот такой ласковый.

— Анна, вы, коренная минчанка, окончив в 1996 году хореографическое училище, уехали в Санкт-Петербург. Не видели здесь для себя перспектив?

— Видела, но хотела учиться, получить высшее образование в области балета. На мой взгляд, консерватория в Санкт-Петербурге, имеющая кафедру режиссуры балетного театра, — одно из лучших высших учебных заведений этого направления.

К тому же там была возможность танцевать. В консерватории есть театр оперы и балета, им руководил тогда Никита Долгушин, мой, можно сказать, творческий папа.

— Завидная целеустремленность для юной девушки.

— Я занималась фигурным катанием с трех с половиной лет. А когда с раннего детства попадаешь в спортивную среду, видишь цель и к ней идешь. С 1-го по 3-й класс училась в спецклассе, а потом поступила в хореографическое училище и со спортом распрощалась. Но и сейчас по возможности катаюсь просто для себя. Год назад решила, что пора ставить на коньки и 6-летнюю дочь. Я благодарна фигурному катанию. Во-первых, оно дисциплинирует. Во-вторых, занимаясь им, познакомилась с хореографией. Спорт однозначно пошел мне на пользу. И сегодня стараюсь поддерживать форму, отжимаюсь от пола, чтобы руки были сильными. Для балерины это важно.

В Питере жить

— Получить в детстве спортивную закалку, по-моему, очень важно.

— Если ребенку не нравится, его не заставишь. Дочка, например, решила заниматься шахматами и пока получает удовольствие. А сын пробовал себя и в плавании, и в футболе — не пошло. Зато сейчас, в свои 14, успешно оканчивает музыкальную школу по классу фортепиано.

— Как вам жилось в культурной столице России?

— Замечательно. Мы с приятельницей, тоже студенткой консерватории, сняли комнату неподалеку от альма-матер, в центре города, благодаря чему после лекций я имела возможность репетировать, танцевать и вечерами посещать музеи и театры. Мое мнение однозначно: в постоянном тренинге нуждается не только тело, но и мозг. Процесс этот должен продолжаться всю жизнь, независимо от того, сколько у вас высших образований.

— Свободного времени практически не оставалось?

— Да, но это было здорово. Санкт-Петербург — город с невероятными театральными традициями, причем рядом с консерваторией находятся и Михайловский, и Мариинка, и БДТ. У нас было много друзей-актеров в Молодежном театре на Фонтанке, это всё одна культурная среда. И когда мы с подругой сделали интересный спектакль, она в качестве хореографа, я — исполнительницы и балетмейстера-репетитора, задействовали в нем прекрасного актера из того же Молодежного Романа Агеева.

— У вас и в консерватории, и потом в Михайловском театре, куда вы перешли после ее окончания, был шикарный репертуар.

— Мне очень повезло. В театре консерватории благодаря Долгушину мы научились понимать и ценить классическое наследие. Нигде больше я не танцевала, например, миниатюры Анны Павловой. Никита Александрович делал свою редакцию «Жизели», «Спящей красавицы», «Пахиты», «Дон Кихота» и так далее. Самым же ярким моим воспоминанием стала «Кармен-сюита». А в Михайловском был замечательный хореограф Николай Боярчик, доверивший мне главные партии в «Щелкунчике», «Ромео и Джульетте», «Сильфиде», «Корсаре» и массу других замечательных ролей.

— Возвращение в Минск в 2008-м стало для вас органичным?

— Да, абсолютно. Валентин Елизарьев в 2007-м праздновал юбилей, и я поздравляла его от имени кафедры хореографии консерватории, которую он в свое время тоже оканчивал. Артисты моего поколения росли на спектаклях Валентина Николаевича. Когда я поступала в консерваторию, на вступительных экзаменах балетовед Ольга Розанова, узнав, что я из Минска, задавала мне много вопросов, касающихся его творчества. Было очень приятно.

В поисках образа

— В белорусском Большом диапазон сыгранных вами ролей заметно расширился?

— Конечно. В моей копилке много спектаклей, и каждый стал по-своему уникальным. В «Бахчисарайском фонтане», например, мне довелось воплотить два совершенно разноплановых образа — Марию и Зарему. Премьера «Рогнеды» состоялась, когда я выпускалась из училища. С этого балета начался в 2008-м мой творческий путь в Большом театре. Вот такие совпадения.

Вообще, у нас здесь прекрасный репертуар, и мне посчастливилось примерить на себя немало ролей, которых не было в Петербурге. В Минске удалось станцевать в «Серенаде» Баланчина, прикоснуться к творчеству замечательного хореографа Иржи Килиана, и я этим очень дорожу.

— Немало прекрасных балерин, начиная с Натальи Аринбасаровой и включая великую Майю Плисецкую, блистали на киноэкране. Вам с вашими выигрышными данными не предлагали сниматься?

— Однажды на выпускном курсе училища мне предложили роль в фильме, но для этого требовалось обучиться верховой езде. Времени на подобные эксперименты у меня не было, к тому же, полагаю, данный вид спорта не очень-то показан балерине (смеется). Таких попыток предпринималось несколько, я снималась в музыкальных клипах, мои фотографии есть в картотеках и здесь, и на «Ленфильме». Просто загруженность в театре не всегда совместима с графиком съемок, и тут выбор диктует профессия.

— А на сцене ощущаете себя драматической актрисой, нужно ли вам полностью перевоплощаться, вживаясь в образ?

— Поиск образа — важная и серьезная тема. Балет — пластический вид искусства и в первую очередь должен быть одухотворен. Мне всегда нравилось копаться, искать в себе черты своей героини, примерять на себя роль, обращаясь в первую очередь к литературному источнику. Не получится хорошего спектакля, если нет духовного наполнения, содержания.

— Партнер может быть удобным или неудобным?

— Может. Но мне везло всегда. Случалось всякое, мы живые люди, не роботы, у каждого свои проблемы и болячки. Однако нужно быть небезразличным и участливым человеком, внимательным, добрым, понимать, что делаем общее дело, уметь слышать друг друга. Ведь дуэт — это работа двоих.

— Вы как-то по-особому настраиваетесь на спектакль, в это время в вашу гримерку лучше не соваться?

— Нет. Я не из тех, кого считают затворницей, в гримерке не закрываюсь.

— Накануне Международного женского дня не могу не спросить: какие цветы вам нравятся больше остальных?

— Сирень и ирисы. А вообще я абсолютно все цветы люблю. Как можно не очаровываться обычной полевой ромашкой! А нашим мужчинам желаю дарить женщинам цветы не только в праздник, но и без повода.

Фото из архива Анны Фокиной

Смотрите также:

Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Подписаться

Подписывайтесь на канал MINSKNEWS в YouTube
Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ