Вернуться в социум людям с психическими расстройствами поможет общественная инициатива

В психоневрологическом доме–интернате для престарелых и инвалидов № 3 Минска сегодня 710 подопечных.

Много. Особенно если учесть, что из 15 отделений пять — с лежачими пациентами. Вообще, считается, что в больших интернатах трудно обеспечить каждому достаточный уход. Специалисты прямо говорят: нужно уходить от этой модели. Речь, конечно же, не о том, чтобы интернаты перестраивать — их можно разгрузить. Например, пойдя по пути создания дневных стационаров в территориальных центрах социального обслуживания. Такая практика в стране уже имеется. Есть и другие варианты. В том числе подсказанные республиканским конкурсом социальных проектов Social weekend. Об этом рассказывает корреспондент «СБ«.
 

— Средний возраст наших подопечных — 56 лет. В основном пожилые люди с выраженной функциональной недостаточностью в передвижении, общении и т.д. Но у части есть реабилитационный потенциал, — уверена заместитель директора по медицинскому обслуживанию дома–интерната Алла Усик. — Речь не только о возможности обслуживать себя. Но и о готовности к трудовой деятельности, ресоциализации.

Еще в 2012 году в интернате стартовал пилотный проект по созданию отделения сопровождаемого проживания. Сначала для мужчин. В него попали постояльцы с умственной отсталостью средней степени, шизофренией в стадии неполной ремиссии, органическими расстройствами личности… И эксперимент себя оправдал. Спустя несколько лет открыли и женское отделение. А сотрудники НИИ труда Министерства труда и социальной защиты, проанализировав опыт интерната, создали методические рекомендации для организации аналогичных отделений по всей стране. Здесь фактически нет обслуживающего персонала. На 70 человек — только двое сотрудников, заведующий отделением и инструктор по трудотерапии.

…Заходим в гости. В комнатах — по 3 человека. На этаже — кухня, чтобы можно было и самим что–то приготовить между приемами пищи, комната бытовых нужд, большой холл с телевизором, аквариумом и книжным шкафом… Кто–то из постояльцев помогает на пищеблоке, кто–то — в бане или на уборке территории, кто–то занимается спортом или участвует в самодеятельности. Каждый находит дело по возможностям и интересам. Плюс еще работа в мастерских.

— Если у людей сохранились какие–то трудовые навыки, были любимые занятия, стараемся их поддерживать, восстанавливать. Нет — приходится начинать с нуля, подбирать работу, с которой могли бы справиться… — инструктору по трудотерапии Галине Бондарь не терпится поделиться результатами.

Вот Наташа, когда первый раз пришла в мастерскую, боялась спицы в руки взять, а сейчас вяжет прекрасно. Ее вещи на ярмарках пользуются спросом. Рядом Гена — лучший помощник в огороде. А еще — художник. Одним росчерком шариковой ручки рисует на бумаге своего «фирменного зайку». А Татьяна показывает вышивку, говорит, такие сувениры в поездках очень кстати.

Трудотерапевт уточняет: диагнозов здешних постояльцев она не знает. Только истории жизни, которые они сами рассказывают. Пробирает до слез. «Внучек утонул», «муж ушел», «не справился с нагрузкой в вузе»… Здесь много людей с высшим образованием, и не одним…

Некоторые изделия после реализуются на ярмарках, что позволяет закупать новые материалы для рукоделия, а также устраивать чаепития. Но это только первый этап трудовой реабилитации. Есть в интернате подопечные, которые из него уже выросли и хотят не только трудиться, но и зарабатывать. Чтобы в дальнейшем и вовсе выйти из–под опеки интерната. Понятно, на пособие по инвалидности не проживешь. И на работу не устроишься, ведь в интернат попадают люди, которые признаны недееспособными. Даже теми 10% от размера пособия (около 24 рублей в месяц), которые они могут потратить на себя, распоряжаются только с одобрения опекуна. «Живых» денег не видят. Их перечисляют в магазин по безналу… Даже если товар — пачка мороженого. Тем не менее буквально пару лет назад в интернате вернули дееспособность сразу двоим. Они живут в доме–интернате общего типа. Один получает пенсию по возрасту, другой трудоустроен. Однако это скорее исключение, чем правило. И сегодня в интернате есть 10 человек, которых готовят к возвращению дееспособности. Но многих эта перспектива пугает. Начать все сначала сложно.

Нужен механизм, который позволит сделать этот путь наименее болезненным. Такой, например, как предложили авторы идеи социальной ресайклинг–мастерской «ТАК» — Дарья Ескевич, Ирина Шумская и Екатерина Савицкая. Весной они получили Гран–при республиканского конкурса социальных проектов Social weekend. В интернате у проекта есть небольшое помещение. На полу замечаю корзинку с уже готовыми мягкими текстильными зайчиками из вторсырья. Все сделаны по одной выкройке, но ни один не похож на другого.

— Как и наши подопечные, — отмечает волонтер Екатерина Савицкая. — В каждом изделии общий труд. Вася распарывает старые рубашки. Аня хорошо шьет на машинке. Андрей набивает детали наполнителем…

— Чаю хотите? — в мастерскую заходит Олег с кружками. У него хорошо получается кроить. В интернате уже 10–й год. Сейчас работает «в сопровождении» с колясочниками. И благодарит Бога, что у него есть и руки, и ноги… Шутит:

— Можно сказать, я тут карьеру сделал… Нынешним положением доволен. Но очень хочется иметь свою копейку.
 

Ирина Шумская объясняет:

— Наша цель — не только предложить занятие, а делать то, что будет продаваться. А часть дохода от продаж выплачивать им в качестве зарплаты. Только чтобы трудоустроить подопечных интерната, им нужно вернуть дееспособность, хотя бы частичную — к слову, такие изменения в законодательство сейчас обсуждаются. А пока продумываем и альтернативы. Например, устройство в мастерской магазина с какими–то нужными для наших «сотрудников» вещами, которые можно будет купить за специальную «валюту» мастерской.

Авторы проекта планируют вскоре открыть его и в городе. В будущем, надеются, начинание найдет отклик по всей стране, станет своеобразной социальной франшизой.

Алла Усик, заместитель директора по медицинскому обслуживанию психоневрологического дома–интерната для престарелых и инвалидов № 3 Минска:

— Вопрос о частичной (ограниченной) дееспособности в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами, в стадии рассмотрения. Его решение очень важно. Ведь, с одной стороны, это позволит таким людям работать и распоряжаться своими деньгами. С другой — защитит от попадания в социально опасное положение. Зачастую постояльцы психоневрологических интернатов наивны как дети… И, наконец, такая практика упростит задачу врачам. Давая заключения, на основании которых людям возвращают дееспособность (частичную или полную — огромная разница), они несут большую ответственность. Как архитекторы, которые проектируют дом. А когда человек попадает в социум, мало ли что может случиться. Поэтому попутно обсуждается вопрос о выделении таким людям мест в домах–интернатах общего типа, общежитиях. Ведь риски остаются большие.

Самое читаемое