Владикавказ, Беслан и Кармадонское ущелье. Что еще увидел журналист во время поездки в Северную Осетию

Корреспондент агентства «Минск-Новости» побывал в Северной Осетии. Чем она ему запомнилась?

Общая боль

Согласитесь, зачастую именно плохие новости из этого региона доходили до белорусов в конце прошлого и начале нынешнего века. Устойчивое мнение, что тут небезопасно, все еще крепко сидит в умах обычных людей.

Виной этому террористический акт, пожалуй, один из самых жестоких в России, когда группа бандитов захватила школу в Беслане. Именно туда журналисты сообщества «Друзья — Сябры» отправились сразу по прилету, чтобы почтить память погибших детей и взрослых.

Место трагедии находится недалеко от аэропорта, та самая школа № 1, где три дня удерживали ребят. А потом в результате суматохи, непонятного взрыва террористы начали расстреливать выбегавших из спортивного зала детей… Прошло 14 лет. Сегодня над сооружением построен купол с железными цветами.

Внутри — тысячи бутылок, наполненных водой, которой так не хватало заложникам в жарком сентябре 2004 года. Все стены исписаны словами поддержки, на окнах — игрушки и цветы.

Невозможно передать ощущение ужаса, когда находишься внутри. По словам местных жителей, родственникам погибших до сих пор трудно поверить в случившееся. Говорят, спецподразделения, участвовавшие в штурме, каждый раз после очередной антитеррористической операции звонят им с докладом, мол, мы еще уничтожили террористов.

— Это наша Хатынь, — показывает мемориал «Город ангелов» и не скрывает слез главный редактор местной газеты «Северная Осетия» Алан Касаев.

Здесь, на кладбище недалеко от школы, похоронены больше 300 человек, в том числе 186 детей, установлен памятник «Дерево в скорби». Чтобы помнили.

Гор-город

Да, и раньше Кавказ в целом вызывал смешанные чувства. Для меня Северная Осетия была всего лишь одним из российских регионов, про который рассказывали синоптики в новостных выпусках. По прилету и уже после посещения Беслана пришлось заново выстраивать свою картину мира. Например, по дороге во Владикавказ обратил внимание на работающую технику в полях: тракторы и обработанные земли у белоруса всегда ассоциируются с порядком. Еще жадно всматривался в дымку горизонта в поиске гор. Для человека с равнины это словно бесплатный аттракцион. А на въезде в город увидел, как строится новое жилье. Собственно, это все, что нужно знать о современной Северной Осетии. Она живет и развивается. Но благодаря теплому приему удалось узнать гораздо больше.

В первую очередь сам Владикавказ, раскинувшийся у подножия горного хребта. Здесь мирно, спокойно, на улицах города и в кофейнях — яркие молодые люди. Почтенные старики отдыхают в тени центральной аллеи на проспекте Мира. Ходит тихонько трамвай, рулят, не торопясь, автомобилисты.

Старый центральный парк в ожидании реконструкции еще хранит память о дамах и кавалерах, гулявших здесь 150 лет назад. Ну и, конечно же, Его величество Терек, несущий потоки горной воды через весь Владикавказ.

Кажется, бурное течение почти не влияет на размеренную жизнь Алании. Может, и не зря сюда не пустили выступать певицу Ольгу Бузову: зачем нарушать спокойную жизнь города у гор?

Несломленный хребет

Вдоволь нагулявшись по столице республики, отправились в горы, вглубь центрального Кавказского хребта. Признаться, груды камней, скалы и перевалы пугают. Ведь здесь тоже есть свой мемориал, точнее памятная табличка — актеру и режиссеру Сергею Бодрову, который не успел выбраться из Кармадонского ущелья во время схода ледника с одной из гор.

Вместе со съемочной группой он навсегда остался под слоем селя. Как утверждают местные, смерть была мгновенной. Бодров для всех так и остался несломленным Братом.

А мы отправились покорять несколько перевалов, чтобы увидеть высокогорный Аланский мужской монастырь и «Город мертвых» в Даргавсе. Впечатлили горные села и аулы, а также загородный комплекс, где любят отдыхать владикавказцы. У подножия холма в глубине гор (час пути от города) раскинулась огромная лужайка с небольшой сценой, куда летом приезжают выступать артисты.

Плененный величием местных пейзажей, я и сегодня вижу горные хребты. Их напоминают облака над Минском. Но только напоминают. Эх, описывать горы — дело бесполезное, их все-таки надо видеть.

Дружественные связи

А еще поразили местные жители, в своем гостеприимстве не знающие меры. Казалось бы, как можно удивить добрым приемом белоруса? Ан нет, смогли. И осетинские пироги научили правильно есть, и пресловутой аракой (местной настойкой) напоили, и столько сказали душевных тостов, что еще на друзей в Минске осталось. Кстати, многие здесь помнят хороших и добрых белорусов еще по рассказам дедов, воевавших во время Великой Отечественной. Есть и современная кооперация. Например, местный завод «Кетон», который производит особо тонкие полимерные пленки, сотрудничает с могилевским химическим предприятием.

В целом же Северная Осетия — Алания очень похожа на Беларусь. За три дня пребывания убеждался в этом не раз, глядя на трудолюбивый народ и социальные проекты местных властей. Может, поэтому встреча с главой республики Вячеславом Битаровым получилась не столько деловой, сколько дружеской.

И все же после взаимных благодарностей — нам за приезд, ему за прием — удалось поговорить по делу.

— Беларусь и Осетию многое объединяет. Осетины принимали участие в Великой Отечественной войне на территории Беларуси. Представители белорусской национальности живут и работают в Осетии, — отметил Вячеслав Зелимханович. — У нас существуют экономические связи, которые предстоит развивать, создавать новые предприятия. Мы открыты для сотрудничества в промышленной сфере, аграрном секторе. Многое можно сделать и в сфере культуры. С удовольствием примем на гастроли ваши театры, фольклорные и эстрадные коллективы и направим к вам свои.

Вполне может быть, что на одном из форумов регионов Беларуси и России сотрудничество, словно река Терек, найдет новое русло, чтобы устремиться бурным потоком совместных идей и достижений на благо граждан.

Фото автора

Самое читаемое