Владимир Гусаков: реформы в науке неприемлемы, слишком уж она тонкий организм

Чем может гордиться Национальная академия наук Беларуси? В чем трудность управления такой серьезной структурой? Как привлечь в науку молодежь? Об этом и о многом другом – беседа с председателем Президиума НАН Беларуси Владимиром Гусаковым

 – Владимир Григорьевич, Академия наук формировалась в течение десятилетий. Были в ее истории и трудные времена, и периоды подъема. С какими результатами флагман белорусской науки подошел к своему 85-летию?

– За эти годы Академия пережила разные этапы становления. Когда она была создана на базе Инбелкульта, в ней числились немногим более 100 работников. А со временем стала одной из самых крепких и мощных в СССР. Руководство республики было заинтересовано в формировании сильной структуры и уделяло решению этой задачи большое внимание. В Минске собрали талантливых ученых из разных регионов Советского Союза. И еще в середине прошлого века сформировались основные направления белорусской кузницы открытий. Мы отличались в машиностроении, биологии, физике, математике, химии, содействовали развитию агропромышленного комплекса. Перестройка, сложные 1990-е годы, безусловно, притормозили темпы работы, не хватало финансирования, люди не получали зарплату, но все же нам удалось сохранить накопленный потенциал. Как? Ученые держались на энтузиазме… Да, многие ушли, и мы до сих пор ощущаем утрату того поколения. Ряд постсоветских республик, которые тогда упразднили свои академии наук, теперь пытаются вернуть былое, обращаются к нам за советами. Но процесс этот очень сложный. Мы же не только не отказались от созданной структуры, но и в начале 2000-х, как только позволили средства, начали поэтапно ее развивать. В итоге имеем сильное, развитое, хорошо управляемое учреждение.

– Новейшие разработки – лучшее тому доказательство?

– Несомненно. Но при этом ни в коем случае не должны сбрасывать со счетов научную базу советского периода. Благодаря ей мы гордимся достижениями в области микроэлектроники, химии, машиностроения, в аграрной сфере… Если говорить о последних проектах, то прежде всего должен сказать о создании белорусско-российского суперкомпьютера «СКИФ К-500», который вошел в список самых высокопроизводительных вычислительных машин мира. Недавно Беларусь стала космической державой: вместе с российскими учеными разработали и запустили в 2012 году космический аппарат. Наш спутник успешно работает. Выпустили ряд новейших медицинских препаратов, в том числе противоопухолевые, гипотензивные. Особо могу отметить работу генетиков. Они провели крупные исследования: теперь ДНК-паспорта позволяют определять способности и склонности человека. В этом году после серьезной подготовки открываем Центр клеточных технологий, где с помощью стволовых клеток будут лечить тяжелые заболевания.

Первыми в мире мы создали стадо трансгенных коз. Молоко этих животных близко по составу к женскому. В итоге наши ученые получили высокоактивный белок лактоферрин, адаптированный к организму человека. Это сильный стимулятор иммунитета, повышающий устойчивость организма к стрессам. Выведены новые сорта плодов и овощей. Ряд из них не имеет аналогов.

В последнее время в прессе часто упоминают программу совершенствования научной сферы. Грядут реформы?

– Речь идет о реструктуризации. Реформы в науке неприемлемы, слишком уж она тонкий организм. Если пойти по пути ломки, то мы потеряем школы, кадры, и восстановить их будет очень сложно. Представьте, на подготовку одного кандидата наук нужно около 15 лет, доктора – около 25 лет, на формирование крупного, признанного во всем мире научного деятеля может уйти до полувека, потому что потенциал не всегда раскрывается в молодости и среднем возрасте. Здесь большую роль играют не только талант, но и опыт, время. В некоторых сферах на исследования уходят десятилетия, поэтому о быстрых результатах говорить не приходится.

Программу мы разработали по поручению Главы государства, она сейчас находится на рассмотрении. Документ касается не только Академии наук, но и всей научной сферы страны, содержит предложения по повышению оплаты труда работников, оптимизации структуры и штатной численности НАН и других научных организаций. В проекте затронуты также проблемы мотивации, молодежной политики. Мы хотим пойти по пути западноевропейских стран, от научно-исследовательских институтов перейти к научно-инновационным кластерам, которые создаются под конкретное направление исследований. Как только результат достигнут, кластер расформировывают и создают новый, под другую задачу.

Также хотим преобразовать наш Институт подготовки научных кадров в эксклюзивный Академический университет – аlma mater белорусской интеллектуальной научной элиты. Студентов там может быть немного, например 100, но они с юности будут заниматься конкретными направлениями под руководством опытных ученых.

– А что можно сказать о нынешнем поколении молодых ученых? Актуальна ли для нас так называемая утечка мозгов?

– Массово за границу наша молодежь не уезжает, но и те примеры, что имеются, нас настораживают. Некоторые пункты программы совершенствования научной сферы как раз и посвящены возможным вариантам решения именно этой проблемы.

– Какие качества присущи человеку, склонному к научной работе?

– Я бы не делал ставку только на врожденные способности, их можно как развить, так и утратить со временем, если вовремя не разглядеть и не создать необходимые условия. Помимо таланта на успешность ученого влияют работоспособность и целеустремленность. У него должны быть здоровые амбиции и увлеченность. Иначе о каких результатах исследований можно говорить?

– В штате вашей организации более 18 тыс. человек. Это ученые, умнейшие люди, у каждого своя точка зрения. Как вам удается управлять столь сложной структурой? Наверное, часто приходится принимать непопулярные решения?

– Скажу так: отношу себя к демократичным руководителям, но до определенного момента. Бывают ситуации, когда нужно проявить строгость.

– Очевидно, что свободного времени у вас немного. И если оно появилось, то вы…

– Занимаюсь сферой своих научных интересов, старюсь уделять ей максимум внимания. Конечно, для восстановления сил нужно время, которого у меня немного. Да и никогда особо не было, даже когда учился в аспирантуре.

– Кто-нибудь в семье пошел по вашим стопам?

– Я не очень люблю говорить на личные темы, но признаюсь: два моих сына занимаются наукой, и это не может не радовать.

 

Досье:

Владимир Гусаков родился в деревне Ботвиново Чечерского района Гомельской области, ученый в области аграрной экономики. Академик Национальной академии наук Беларуси (2003), академик Академии аграрных наук Республики Беларусь (1999–2002), иностранный член Национальной академии аграрных наук Украины (2002), Российской академии сельскохозяйственных наук (2006), Академии сельскохозяйственных наук Республики Казахстан (2010), Латвийской академии сельского и лесного хозяйства (2013), доктор экономических наук (1994), профессор (1998). Заслуженный деятель науки Республики Беларусь (2004). Награжден орденом Святителя Кирилла Туровского (2011), орденом «За заслуги» III степени (2013, Украина).

Фото из архива НАН Беларуси

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ