Вместо мрамора — гайки. Минчанин Алексей Дубровский делает необычные скульптуры

Сварочный аппарат заменяет ему резец, а вместо мрамора он использует гайки. Минчанин с удивительной судьбой Алексей Дубровский развивает новое направление в скульптуре. Подробности — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

— Смотри, смотри, пришел тот чудик, про которого я тебе говорил, — продавец магазина-склада метизных изделий толкнул локтем молодого коллегу. Готов поспорить: сейчас возьмет 25 тысяч гаек и ни одного болта!

Высокий стройный мужчина подошел к прилавку и попросил:

— 25 тысяч гаек М6.

Старший победно посмотрел на младшего.

— А болтиков не желаете? — спросил младший напарник.

— Нет, не надо, — ответил таинственный покупатель и, взяв тяжелую коробку, направился к выходу.

Этим покупателем был А. Дубровский. Гайки ему нужны не для закручивания, а для творческого дела. Маленькие металлические детальки — материал для скульптора.

В его галерее Уинстон Черчилль, Альберт Эйнштейн, Джон Леннон, Боб Марли, королева Елизавета… Все они выполнены при помощи сварочного аппарата и болгарки. Ничем не примечательные на первый взгляд многогранные плашки в руках Алексея обретают интересную художественную форму. На создание одной скульптуры уходит 10 и более дней. В качестве моделей выступают сам мастер и его супруга Ксения. Изделия пользуются популярностью у покупателей. Одно из мест, где можно увидеть произведения, — Художественная галерея-салон «АртХаос». Но прежде, чем придумать этот уникальный и неординарный вид творчества, Алексею пришлось пройти долгий путь и попутешествовать по разным континентам.

СССР и Израиль

Мама Алексея по специальности архитектор, отец — инженер в оборонном НИИ. Мальчишке с детства нравились рисование и спорт. Первое в подростковом возрасте отошло на второй план. Как и сотни тысяч мальчишек, он заболел карате. Но была одна проблема: в 1983 году в Уголовные кодексы союзных республик СССР внесли статью о наказании за обучение и занятие этим видом спорта. Провели показательные суды, некоторым сенсеям пришлось хлебнуть тюремной баланды. Единственный легальный способ продолжить обучение в то время — создать военно-патриотический клуб под армейской эгидой. В один из них и попал юный Алексей.

Клуб «Доблесть» и сейчас на прежнем месте — рядом со станцией метро «Восток». Ребятам очень повезло, тренером у них тогда был сам Олег Кириенко — один из основателей карате в Беларуси. Помогал ему Анатолий Рачков. Кроме спортивной подготовки мальчишки занимались военной. Периодически выезжали в воинские части, где изучали устройство автомата Калашникова, бегали марш-броски, учились преодолевать полосу препятствий и ориентироваться на местности. Звездным часом стала победа на всесоюзных соревнованиях военно-патриотических клубов, а Алексей был признан лучшим бойцом состязаний!

— Как это удалось?

— Никогда хорошо не бегал, а тут на марш-броске пришли первыми. А я был первым среди своих.

Все родственники и знакомые были уверены, что из него получится идеальный солдат, отличник боевой и политической подготовки. Но чем старше становился Алексей, тем меньше ему хотелось смотреть на мир через прицел автомата. Решил изменить свою жизнь и уехал в Израиль к сестре и маме.

Мексика

Следующий период его жизни связан с Мексикой. Мать и сестра отговаривали, как могли, туда не ехать, но Алексей был непреклонен. Единственное, что успела сделать мама, — сунуть ему бумажку с телефоном мексиканского знакомого мужа. Приехав в страну кактусов, погуляв по Мехико, Алексей набрал номер. В итоге трудился на ранчо у этого человека. По субботам работники хозяйства, а вместе с ними и наш герой, употребляли бражку из кактусов. Текила была слишком дорогой, а отметить выходные хотелось. Неожиданно он заболел болезнью Боткина. Чтобы лечиться на месте, денег не было, поэтому вернулся в Минск к отцу.

Беларусь

На родине обнаружилась языковая проблема: парень хорошо изъяснялся по-испански, зато русский подзабыл и говорил с чудовищным акцентом. Когда он из Москвы позвонил отцу, тот долго не мог понять, кто с ним разговаривает, так как считал сына пропавшим без вести. В Минске Алексей занялся лечебным голоданием и 21 день пил только воду. И произошло чудо! Мало того что он вылечился от тяжелого недуга — его анализы не показывали, что он когда-то им болел, хотя любой врач подтвердит: после перенесенного заболевания следы остаются на всю жизнь. Дубровский пересмотрел систему питания — полностью отказался от мяса и алкоголя.

Франция

После выздоровления Алексей решил навестить маму, жившую в то время во Франции. Она была замужем за французским кузнецом. Жан Гостю обучил его премудростям кузнечного мастерства. Поскольку он был немолод, Алексей помогал Жану. После его смерти сам стал выполнять заказы. Но душа просила чего-то нового, своего, необычного. И вдохновение снизошло. Первые работы как проба пера, как разминка перед серьезным стартом.

Алексей вернулся в Беларусь. Под мастерскую обустроил обычный гараж в столице. По словам скульптора, самое главное, что ему нужно для работы, — находиться в Минске.

Сейчас скульптуры мастера находятся в частных коллекциях Израиля, США, Франции и Казахстана. Судя по планам Алексея, это далеко не предел.

Подготовил Алексей Матюш, фото автора

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ