Вместо покупки платья — метадон: история бывшей наркозависимой, изменившей свою жизнь

Ольга Н. долгое время боролась со своими демонами и почти всегда им поддавалась — вводила в исколотые вены все новые и новые дозы наркотиков. Но в какой-то момент все-таки смогла сказать то самое стоп-слово: «хватит». Возможно, на это повлияла новая болезнь — ВИЧ. Сегодня девушка — социальный работник общественной организации «Позитивное движение» и помогает таким же, как она сама, начать новую жизнь. Ее история — в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

В свои 21 Оля была крайне любопытной девушкой: в 2002-м она впервые попробовала героин. Один грамм тогда стоил 145 долларов, и не каждый мог позволить себе уколоться хотя бы раз.

Те, кто употреблял тяжелые наркотики, пахли хорошим парфюмом, носили дорогие кроссовки. Они казались мне высшей кастой, элитой, вспоминает героиня.

Находясь в компании подобных людей, в какой-то момент Оля решила, что героин позволит ей перейти на совершенно другой уровень.

— Зависимости я не боялась — это ведь про остальных, но точно не про меня. Укололась раз, другой… Испытав эйфорию, когда все вокруг становилось солнечным и ярким и море по колено, хотела повторить это снова и снова, думая, что все под контролем. Так незаметно меня и замотало. Через три месяца я уже сидела в жестких санях (имеется в виду постоянное употребление веществ. — Прим. авт.), начались первые ломки. Меня всю выкручивало, накрывали галлюцинации. Каждое утро я, едва открыв глаза, сразу делала себе инъекцию — даже зубы не чистила. В течение дня кололась еще. Работала кассиром в магазине, потому несильно убивалась, употребляла дозу, просто чтобы нормально себя чувствовать.

Родители не сразу поняли, что с дочкой что-то не так. Приходя домой, она, как и любой другой наркопотребитель, всегда находила оправдания своему странному поведению. Узнали слишком поздно, когда Оля уже погрязла в мире закопченных от непрерывной варки притонов и недолгих приходов. Но осознание, что с каждым новым уколом жизнь все стремительнее катится в пропасть, не приходило.

Смотрела на себя в зеркало и думала: я такая офигенная, просто звезда. А рядом стояла мама с глазами, полными ужаса.

Наверное, именно эта убежденность в собственной неуязвимости и в том, что «все идет по плану», мешала успешному лечению в частных клиниках, куда Олю не раз отправляли мама с папой.

Иногда я перекумаривалась (снимала наркотическую ломку. — Прим. авт.) самостоятельно и… опять возвращалась к веществам. У меня не было искреннего желания завязать.

«Ай, буду колоться, потом что-нибудь придумаю», — успокаивала себя героиня изо дня в день. Но «потом» все не наступало, и она вновь выползала в город на поиски очередной дозы. Однажды кто-то из приятелей рассказал, что слезть с героина поможет винт. Так Оля подсела на новый вид наркотиков. Перестала есть, спать. После винта перешла на метадон. Он стоил 170 долларов. Зарплаты катастрофически не хватало, и она начала воровать кошельки в общественном транспорте.

— Этому научили меня молдаване, они приезжали в Беларусь на заработки. Мы брали наркотики на одной точке. Иногда вместе ставились. У меня на тот момент уже были сильно исколоты вены, поэтому я просила других искать на мне хоть какое-то живое место и делать инъекцию.

Увы, очередная кража закончилась задержанием. Девушку осудили по 205-й статье уголовного кодекса и отправили в исправительную колонию на два года. Вот только этого времени для полного перевоспитания оказалось маловато…

— Сразу после освобождения встретилась со знакомым мальчиком, тоже зависимым. Он спросил: «Оля, что тебе купить? Может, платье?» — «Купи мне метадон», — ответила девушка.

Пока Ольга отбывала наказание, в Минске кое-что изменилось: многие наркоманы пристрастились к маковым семенам. Перед употреблением их тоже варили и вводили внутривенно. В те годы в общественном транспорте частенько пахло растворителем. Едкий запах исходил от грязных затюканных людей, развалившихся на сидениях в полной отключке.

— Кололись все, даже школьники. Ну и я в том числе.

Очень скоро она снова попалась на воровстве. Очередные два года заключения, долгожданная свобода, вещества, кражи… Жизнь снова пошла по накатанной.

— Как-то у меня долго не сбивалась температура. Не могла понять, в чем дело. Еще и герпес на губе выскочил. Думаю, может, не совсем чистый наркотик попался. В поликлинике прошла разные обследования — ничего не нашли. Терапевт отправила на анализ крови — результат только через 2 часа. А я и так с самого утра по кабинетам, уже начало ломать. Решила отойти домой уколоться. Естественно, обратно я не вернулась. Через пару месяцев меня посадили. В СИЗО я повторно сдала анализы, и мне без всяких прелюдий, просто в лоб озвучили диагноз — ВИЧ. Мне казалось, весь мир рухнул. Я прекрасно понимала, что нахожусь в группе риска, но все равно испытала шок.

Оля не знает, как заразилась. Всегда пользовалась только своим шприцом, беспорядочных половых связей не имела. Возможно, вирус передался ей, когда она вместе с другими наркоманами промывала шприцы в одном-единственном стакане.

— Лечение назначили уже в колонии — на этот раз меня приговорили к 3 годам и 3 месяцам. И знаете, я благодарна судье за то, что он дал мне такой срок. Я наконец-то поняла, что больше не хочу сидеть. А если я не хочу сидеть, значит, я должна перестать употреблять, а иначе я снова отправлюсь за решетку: либо за наркотики, либо за воровство.

Дома Олю накрыла волна вопросов: от банально-расстерянного «что делать дальше» до более серьезного и осмысленного «кто возьмет меня на работу с судимостью». Среди них затерялся еще один, не менее важный: как решиться и прийти в городскую инфекционную больницу за антиретровирусной терапией (медикаменты, которые назначают людям с ВИЧ. — Прим. авт.)?

— У меня такая паника была… Когда закончились препараты, я просто никуда не поехала. Тогда мой друг отвел меня в «Позитивное движение» —организацию, помогающую людям с ВИЧ. Меня взяли на социальное сопровождение: сотрудник организации прошел со мной все нужные процедуры, чтобы я смогла получить лечение. Потом я начала у них работать: обменивала шприцы среди наркоманов, распространяла буклеты с полезной информацией, консультировала, приводила их сдавать тесты на ВИЧ в наш центр или в мобильные пункты.

Сейчас Оля — социальный работник «Позитивного движения». Она помогает таким же запутавшимся и страшно напуганным людям, узнавшим о своем положительном статусе, — когда-то она испытала то же самое. Девушка сопровождает их при сдаче анализов, во всем поддерживает, а тех, кто находится в стадии отрицания и не хочет лечиться, старается убедить в том, что терапия — это реальный выход.

— Разговариваю с ними как равный с равным. Мне в любой момент можно позвонить, рассказать о своих проблемах, каких-то трудностях. Достаточно доброго отношения к людям, и они сами не захотят тебя подводить: вовремя сдадут анализы, будут принимать лекарства.

Два раза в неделю она дежурит в городской инфекционной больнице, чтобы облегчить душевные страдания тех, кто попал сюда уже на поздних стадиях болезни.

Оле — 38, последние пять лет она «чистая». Посещает психотерапевта, много общается с коллегами, которые не употребляют на протяжении 20 лет. Теперь единственный ее «наркотик» — таблетки для антиретровирусной терапии.

— У меня абсолютно другая жизнь. Я чувствую себя нужной, полезной людям. От наркотиков я уже получила все: и заболевание, и кайф. Со временем захотелось чего-то простого, человеческого. Приходить с работы домой, где тебя ждут дети, муж. Но пока семьи у меня нет, прежний образ жизни ее не предусматривал.

 Справочно

Белорусское общественное объединение «Позитивное движение» — одна из старейших организаций, оказывающая помощь людям, столкнувшимся с такими заболеваниями, как ВИЧ и наркозависимость.

Основные направления деятельности:

— профилактика ВИЧ, гепатитов, туберкулеза;

— тестирование на ВИЧ для наркопотребителей;

— консультирование людей по вопросам жизни с ВИЧ и поддержка их при лечении;

— консультирование по возможностям получения наркологической и социальной помощи;

— социальное сопровождение людей, употребляющих наркотики, и людей, живущих с ВИЧ.

 Фото носит иллюстративный характер

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ