«Во мне видели зэка, а не работника». С какими трудностями сталкиваются бывшие осужденные на воле

Почему большинству вернувшихся из колоний нужна помощь в адаптации, корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказали в отделе надзорно-исполнительной деятельности ГУВД Мингорисполкома.

Фото носит иллюстративный характер, фото Depositphotos

В подростковом возрасте Леонид* связался с компанией так называемых скинхедов, и жизнь прилежного мальчика из благополучной семьи покатилась по наклонной — уходы из дома, пьянки, драки, приводы в милицию… Ни слезные уговоры матери, ни отцовская портупея, ни беседы с инспектором ИДН не могли образумить юношу, и однажды за хулиганство он оказался в воспитательной колонии. Но даже это его не остановило: после парень неоднократно попадал в места не столь отдаленные — то за совершение краж, то за умышленное причинение менее тяжкого телесного повреждения, то за несоблюдение требований превентивного надзора…

— Каждый раз освобождался с полной уверенностью, что больше не попаду за высокий забор. Но стоило выпить лишнего — сразу тянуло на приключения, которые обычно заканчивались поездкой в служебном УАЗике до ближайшего отдела милиции, — рассказывает свою историю Леонид. Последний срок отмотал за грабеж: отдыхали с товарищами, закончилась водка, а денег на продолжение банкета не было. Сдуру пошел в магазин, схватил с прилавка две бутылки… Убежать от охранника тогда не удалось.

Освободился мужчина около года назад. К тому времени его отец умер, а мать слегла от тяжелой болезни. Леонид твердо решил, что пора браться за ум. Первым делом принялся самостоятельно искать работу — по специальности он электрик.

— За два месяца отправил полсотни резюме, сходил на десятки собеседований, но везде, как только потенциальные работодатели узнавали о моей биографии, получал отказ, — продолжает мужчина. — Разве что дворником предложили устроиться, но здоровому 45-летнему мужику взять в руки метлу — конкретный удар по самолюбию. А я ведь после освобождения даже ни разу не выпил, увлекся спортом, хожу по выходным в церковь.

Как-то своей проблемой он поделился с сотрудником уголовно-исполнительной инспекции, у которого состоит на учете. Через несколько дней офицер ему перезвонил и предложил подъехать на собеседование на одну СТО.

Фото носит иллюстративный характер, pixabay.com

— Если до этого во мне видели зэка, а не работника, то там ко мне отнеслись хорошо, оформили с испытательным сроком, который я успешно прошел. Позже я узнал, что инспектор тогда за меня поручился. Рад, что не подвел его, — говорит Леонид. Понимаю, что таким, как я, верить сложно, но ведь все рано или поздно могут осознать свои ошибки и захотеть все исправить.

По словам начальника отдела надзорно-исполнительной деятельности ГУВД Мингорисполкома Ивана Соколовского, за первые пять месяцев нынешнего года из исправительных учреждений освободились 639 граждан. Все они стали на учет в уголовно-исполнительные инспекции — такие есть в каждом столичном РУВД.

— Инспекторы контролируют их поведение, образ жизни, проводят с ними масштабную воспитательную и профилактическую работу, стараясь к каждому найти индивидуальный подход. Сотрудники УИИ тесно взаимодействуют с госорганами и общественными объединениями, оказывающими услуги различным категориям граждан, — рассказывает И. Соколовский. Большинству освободившихся из исправительных учреждений нужно помочь адаптироваться на свободе, ведь после долгих лет заключения у них могут утратиться социальные навыки — по ту сторону забора они привыкают жить по режиму.

По словам собеседника, некоторым требуется содействие в трудоустройстве, восстановлении документов. А случается, бывшим осужденным попросту некуда идти. Таким подыскивают жилье: кто-то получает место в общежитии, кто-то заселяется во временный приют благотворительного учреждения или Дом ночного пребывания для лиц без определенного места жительства.

*Имя изменено по этическим соображениям.

Читайте нас в Google News

ТОП-3 О МИНСКЕ